Новостной обзор

Новороссия сегодня
90
Криминальная Украина
78
Хроники «хлебного перемирия» 19.07. 2018
48
Ночная сводка, 19 июля
85
Прибыль от чемпионата, недоступные лекарства и прощание с долларами
43

Лента новостей

19:06 19-07-2018
«Сценарий Навального». Гудков подал в суд на Избирком
18:51 19-07-2018
Рассмотрен в I чтении проект по пенсиям : дискуссия началась
18:20 19-07-2018
ЧМ-2018: спортивные победы, праздничная феерия и драйвер экономики
16:37 19-07-2018
В ЕС ввели 25% пошлины на украинскую металлургию
16:25 19-07-2018
В штаб-квартиру Компартии Украины ворвались автоматчики
15:46 19-07-2018
Израиль стал еврейским государством
15:41 19-07-2018
Путин предупредил о риске обострения конфликта на юго-востоке Украины
08:15 19-07-2018
ООН осудила насилие и запугивание ромов в Украине
00:54 19-07-2018
Переговоры в Хельсинки стали триумфом Владимира Путина
15:55 18-07-2018
Экс-министр обороны Украины сбежал в Белоруссию
13:49 18-07-2018
Словакия выдала России члена банды Басаева
07:57 18-07-2018
Россия сократила вложения в госдолг США до 11-летнего минимума
07:48 18-07-2018
Морской бой: Порошенко отдал приказ захватить украинский Керченский пролив
06:52 18-07-2018
ЧМ-2018: трансляция финала побила все рекорды
19:06 17-07-2018
Силуанов назвал главную причину повышения пенсионного возраста
Все новости

Эмин сделал неожиданный подарок коллеге из Азербайджана

Никол Пашинян посетил книжный магазин в Ереване и рассказал, что сейчас читает

Что армянам нельзя дарить по Amazon, и что Безос советует властям Армении

Минское “Динамо” в ноябре сыграет на “Чижовка-Арене” из-за “Евровидения”

Принц Монако решил помочь Молдове

Архив публикаций

«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031 



» » Что должно произойти, чтобы Донбасс перестал быть в «подвешенном состоянии»?

Что должно произойти, чтобы Донбасс перестал быть в «подвешенном состоянии»?

 
Со времён «Русской весны» я плотно общаюсь с уроженцами тех городов Донбасса, которые выходили в марте, апреле и мае 2014 года. Голосовали на референдуме. Дежурили на блокпостах. И… потеряли всё, в прямом и переносном смысле. Их города оказались под контролем киевских силовиков. Славянск, Северодонецк, Волноваха – это только те города, в которых у меня остались друзья. Часть из них ушла в ополчение и отступила со своими однополчанами тем страшным военным летом 2014 года. Меньшая часть осталась – и который год подряд задаются весьма каверзными вопросами.

Доля оставшихся – это тихий непрекращающийся кошмар. По ним «шерстят» до сих пор – причём отдельно ведёт розыскные действия СБУ, отдельно – МВД. ГУРМО работает по Свободному Донбассу, но в процессе своих мероприятий, если им попадаются данные по «оставшимся», разумеется, сдают своим коллегам из смежного ведомства. Плюс, ведётся обычная идентификация по видеокадрам, разработка через сеть «стукачей», просто облавы, мониторинг мобильных сетей и другие радости украинского «освобождения». И чтобы не делала установленная ими персона весной-летом 2014, вплоть до охраны гаражей при безвластии – это статьи за терроризм и сепаратизм, пытки, срок, и далее только с неопределённой перспективой ждать обмена.

Разумеется, следуют вопросы: как долго Донбасс будет в подвешенном состоянии, с разделом, который прошёлся не только по экономическим связям, но и по отдельно взятым семьям? Когда ЛДНР заберут территории, заявленные ими, но остающиеся ныне под контролем киевских силовиков?

Этими вопросами в ЛДНР и не только задаются регулярно.

Всё зависит от России, которая в данный момент вынуждена решать проблемы на множестве направлений – внутреннем, геополитическом, региональном… Сирия, «холодный конфликт» со странами НАТО, «скрипальгейт» в Британии и неомаккартизм в США – всё это те факторы, которые не дают решить Москве вопросы с разделённым Донбассом, часть которого находится фактически в заложниках неадекватного политического режима.

Про «заложников» – не форма речи, а установленные факты размещения боевой техники в населённых пунктах, угрозы взорвать ТЭС в оккупированном пригороде Луганска и базирование паравоенных формирований, которые наглядно продемонстрировали свои задачи в Донбассе: когда в городе Константиновке вспыхнул бунт, подавляли его группировки боевиков-националистов.

Именно про это военное решение вопроса силами ЛДНР с «хотя бы» политическим внешним прикрытием России – вариант наиболее не действенный по самой банальной причине: Донбасс густонаселён по обе стороны. Активные боевые действия – множество смертей, даже при сверхосторожных и выверенных действиях. Такой мрачный прогноз допустим хотя бы по той простой причине, что одна из сторон будет при сопротивлении другой стороне, отступая, действовать по тактике выжженной земли и создавать информационную картинку «российской агрессии», как это уже было неоднократно.

Пока что Донецк и Луганск стараются действовать в гуманитарном направлении, создав госпрограмму «…по воссоединению Донбасса»: оказывается всевозможная помощь не только жителям ЛДНР, но и удерживаемой Киевом части Донбасса, включая медицинское обслуживание и образование. Отдельно действует негласная программа по возвращению сотрудников силовых структур, в 2014 году загнанных в «АТО» угрозами или шантажом, уклонившихся от боевых действий и не замаравших себя в преступлениях против народов Донбасса и Украины; таких после тщательной фильтрации принимают, включая высокопоставленных офицеров. Пример – подполковник СБУ Роман Лабусов, который перешёл на сторону ДНР и открыто осудил преступную деятельность постмайданного режима.

Но если не военное решение вопроса, а минимальные усилия на гуманитарном направлении – неужели вопрос можно закрывать, забывая о городах, честно отдавших голоса своих жителей за самостоятельность региона?

Разумеется, нет. Возможен бунт, подобный столкновениям в той же Константиновке, когда доведённый до отчаяния народ, взбешенный убийством ребёнка пьяными солдатами ВСУ, устроил в городе «жаркую ночь». Тогда лишь удалённость от фронта и скорость событий помешала Донецку выработать продуманную реакцию. Но подобный бунт в том же Мариуполе станет безальтернативным в аспекте вмешательства/невмешательства – будет выбор между очередной кровавой зачисткой киевскими силовиками недовольных или предотвращением карательных акций военным освобождением города.

Наиболее приемлемый по минимизации потерь вариант – это коллапс постмайданного режима, его обрушение под прессом междоусобной грызни околовластных украинских кланов, или бунт в ВСУ; в общем, всё, что способно обрушить фронт, когда личный состав ВСУ попросту отправится домой без приказа, защищать свои дома в условиях коллапса политической и правоохранительной систем. Сейчас на той стороне всё держится на весьма сомнительной финансовой стимуляции и угрозах карательного характера. Но такая подпорка для стойкого сопротивления силам Народной милиции довольно гнилая, и убери её, рухнет вся выстроенная система сдерживания.

Тогда Донбасс получит все козыри в руки. Сопротивление местных коллаборационистов предвидится крайне слабым, вероятнее всего, они отступят в более «благонадёжные» регионы, избегая судов или линчевания.

Это – лишь наброски к сценарию будущего Донбасса, и что-то из вышеописанного выглядит фантастично, да и на сегодняшний день невозможным. Но 2014 год, как и вся наша история, показывает – то, что сегодня рассматривалось в области невероятных предположений, завтра может стать реальностью.

В любом случае, с нынешней ситуацией пора заканчивать – и это осознаёт подавляющее большинство. Люди, разделённые «линией разграничения» — это не только комбатанты обоих сторон, но и тысячи семей, не имеющих возможности проведать родного человека или даже проводить в последний путь. Да и столицы Народных Республик не могут оставаться прифронтовыми, в чём лишний раз можно убедиться, знакомясь с разрушениями в близлежащих к фронту населённых пунктах и городских районах Донецка.

Донбасс ждёт, надеется и верит. По обе стороны.


АКТУАЛЬНО

Добавьте комментарий

  • winkwinkedsmileam
    belayfeelfellowlaughing
    lollovenorecourse
    requestsadtonguewassat
    cryingwhatbullyangry
Войти через
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Наверх