Новостной обзор

Хроники «хлебного перемирия» 20 июля 2017
59
Хроники «хлебного перемирия» 19 июля 2017
71
Хроники «хлебного перемирия» 18 июля 2017
59
Хроники «хлебного перемирия» 17 июля 2017
98
Хроники «хлебного перемирия» 16 июля 2017
120

Лента новостей

18:16 20-07-2017
Петиция против проспекта Шухевича в Киеве набрала нужное число подписей
18:13 20-07-2017
Литва предложила США развернуть в Прибалтике зенитные комплексы Patriot
18:10 20-07-2017
Прифронтовой Мариуполь решили сделать туристическим центром
16:42 20-07-2017
В Китае в первой половине года за коррупцию наказали 210 тысяч чиновников
16:14 20-07-2017
Полиция задержала саудовского принца по приказу короля
15:30 20-07-2017
При взятии Мосула погибли 40 тысяч мирных жителей, заявили курды
09:20 20-07-2017
Возвращение Крыма впишут в школьную программу
16:11 19-07-2017
В Одессе отменили спектакль с Гришаевой по требованию националистов
14:10 19-07-2017
Китайский легкоатлет обогнал истребитель
13:57 19-07-2017
Депутат Рады заявил, что Wi-Fi появился благодаря Украине
13:33 19-07-2017
В Одессе девушку попытались выкинуть из маршрутки за разговор на украинском
21:59 18-07-2017
Сейсмологи предупредили о сильнейшем землетрясении в Крыму
18:21 18-07-2017
Ляшко потребовал срочно объявить Порошенко импичмент
17:28 18-07-2017
Путин пообещал авиастроителям 60 миллиардов рублей
15:13 18-07-2017
На Украине разворовали свалку радиоактивных отходов
Все новости

Президент Грузии забраковал законопроект «Грузинской мечты» о ЦИК

Маленький Темо навестил отца во Дворце президента

СМИ: в Турции пропал гражданин Грузии

МИД АР: азербайджанцев среди пострадавших при землетрясении нет

Паспорта не будут продлены. Что делать с просроченными паспортами?

Архив публикаций

«    Июль 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31 



» » Есть вещи похуже либерализма

Есть вещи похуже либерализма


Грандиозный скандал, который произвели высказывания отца Всеволода Чаплина, поднял несколько тем, достойных рассмотрения. В частности, о либерализме, гуманизме и христианстве – поскольку всеми тремя терминами могут называть разные вещи.

Напомним, что такое либерализм. Есть, по крайней мере, два разных либерализма – классический и социальный.

Классический говорит о личной свободе, прежде всего свободе от государственного принуждения. Свободе вероисповедания, слова, собраний, предпринимательской деятельности, торговли. Он подчеркивает личную ответственность человека за свое благополучие – человек должен добиваться достатка упорным трудом.

«Когда вы пытаетесь быть консерваторами и христианами просто в пику либералам, вас естественно выносит в сторону ада»
Функции государства сводятся к обороне, поддержанию закона и порядка и строительству дорог. При этом вмешательство государства в жизнь людей должно быть как можно меньше.

Социальный либерализм говорит, что выходцам из благополучного среднего класса хорошо об этом рассуждать – но что если человек родился в бедной семье, которая не могла дать ему образования? Что если он принадлежит к притесняемому меньшинству, на которое смотрят косо и представителей которого избегают брать на работу? Не будут ли в его ситуации призывы усердно трудиться и всего добиться просто издевательством?

Поэтому для социального либерала государство должно активно помогать людям, особенно тем, кому не повезло в этой жизни, представителям меньшинств, которые сталкиваются с враждебностью и дискриминацией. Равенство в этом случае требует постоянного вмешательства государства, которое запрещает и наказывает дискриминацию.

«Либерализм» в современном значении слова, особенно в США, – это, прежде всего, социальный либерализм. Классических либералов, напротив, в наше время называют «консерваторами».

В реальности есть определенный баланс между классическим и социальным либерализмом, свободой личной инициативы и поддержкой нуждающихся.

Ситуация, однако, меняется, когда в качестве «угнетенных меньшинств», на защиту которых должно спешить либеральное государство, начинают рассматриваться уже не расовые или этнические группы, а люди с особенностями в сексуальном поведении.

Такой либерализм - как движение, враждебное религии, здравому смыслу, свободе (картина Ильи Репина

Такой либерализм, как движение, враждебное религии, здравому смыслу, свободе (картина Ильи Репина «17-е октября»)

Для современного либерала отказывать в работе, обслуживании или еще каких-либо благах гомосексуалисту – все равно что отказывать чернокожему, это такой же вопиющий акт ненависти и дискриминации, который общество должно резко осуждать, а государство – преследовать.

Это приводит к хорошо известным случаям, когда, например, пекари, отказавшиеся печь пирог для гомосексуальной «свадьбы», подвергались огромным штрафам. Попытки объяснить, что в данном случае пекари (или другие мелкие предприниматели) отказывались не от обслуживания определенных людей, а от участия в определенных мероприятиях, не увенчались успехом.

Либерал преследует дискриминацию везде, где он ее видит – а видит он ее везде. Либерализм принципиально враждебен любым людям или сообществам, которые по религиозным, медицинским или каким угодно еще мотивам не одобряют сексуальных девиаций.

Понятно, что это приводит к сворачиванию свободы вероисповедания – на уровне государства – и свободы слова на уровне общества. Речи, не одобряющие тот же гомосексуализм, не преследуются государством (в США, в Европе могут преследоваться), но создают настолько серьезные проблемы в карьере, что мало кто решится их вести.

В последнее время либералы (на уровне президента США) защищают «право» трансгендеров (то есть людей, психологически относящих себя к противоположному полу) пользоваться туалетами, душевыми и раздевалками своего «психологического», а не биологического пола.

Консерваторы, естественно, возмущены поведением допускать в женские раздевалки мужиков, считающих себя женщинами, и указывают на то, что женщины имеют право на приватность и уважение к их стыдливости – а либералы с еще большим возмущением сравнивают таких нетерпимых людей с расистами 1950-х годов, которые не хотели допускать чернокожих в места для белых.

При этом для либералов очень важно контролировать систему образования и бороться с ее помощью против «гомофобии» и «нетерпимости», то есть любых взглядов, несогласных с их собственными. Давление – вы обязаны проводить идеологическую индоктринацию в детских садах и школах, как во всем цивилизованном мире – оказывается и на нашу страну, пока, к счастью, совершенно безуспешно.

Такой либерализм, как движение, враждебное религии, здравому смыслу, свободе вообще и свободе вероисповедания в особенности, вызывает понятное неприятие у многих, особенно учитывая миссионерское рвение, с которым американские либералы рвутся навязать свои взгляды всему миру.

В этой ситуации антилиберальная позиция, которую озвучивает отец Всеволод, ясна, но к ней можно предъявить по крайней мере две претензии. Во-первых, это оппозиция снизу, а не сверху, во-вторых, в реальности она помогает либералам, а не препятствует им.
В самом деле, либерализму можно возражать с двух сторон – сверху, с позиций христианства и консерватизма (напомню, что традиционные либералы сейчас и называются «консерваторами»), с точки зрения защиты свободы вероисповедания и свободы от идеологического принуждения вообще, а можно и снизу, с антихристианских позиций.

Бывают вещи намного хуже либерализма. ДАИШ тоже (в теории) против разврата и особенно содомии, что, впрочем, покупать рабынь не мешает, потому как в их определение разврата это не входит.

Можно быть в оппозиции либерализму снизу – со стороны ада, где Сталин, Гитлер, Абу Бакр Аль-Багдади и другие люди, тоже полагающие себя ревнителями чистых и строгих нравов, решительными противниками декаданса и разврата. Когда вы пытаетесь быть консерваторами и христианами просто в пику либералам, вас, естественно, выносит в сторону ада – там течение сильное.

Апология войны, насилия и бесчеловечности, полного пренебрежения к человеческой жизни и свободе, несомненно, является антилиберальной. Ее проблема в том, что она также является и антихристианской.

Надо отметить и путаницу, которая возникает в связи со словом «гуманизм». В ХХ веке в англоязычном мире термином «гуманисты» стали называть себя атеисты – из-за негативных коннотаций, которые вызывало слово «атеизм». Но тем же словом обозначается то, что в русском языке соответствует «человечности», «человеколюбию».

Это порождает абсурдное положение дел, когда противники «гуманизма» в смысле «атеизма» отрицают «гуманизм» в смысле «человеколюбия», а это никак невозможно согласовать с верой в человеколюбивого Бога, который заповедует любить ближнего. Возникает ситуация, когда от имени христианства проповедуется нечто прямо противное заповедям Божиим.

Но эта проповедь оказывается желанной и востребованной – не внутри церкви, а как раз у ее идейных противников, тех самых либералов, против которых она теоретически направлена.

Дело в том, что основной метод продвижения либерализма, с успехом сработавший на Западе, – это метод неприемлемой альтернативы. Чтобы побудить людей согласиться с чем-то неприемлемым, это надо представить как альтернативу чему-то еще более неприемлемому. Например, представить либеральную индоктринацию в школах как альтернативу «женскому обрезанию».

Предъявим людям отвратительный (и действительно отвратительный) вариант В, и они забудут, как они плевались на вариант А. Конечно, разумный человек скажет, что его оба варианта не устраивают, но массовые движухи и не предполагают таких глубоких рассуждений, там все просто: «Вы с нами или с ними? Да или нет?»

В этом отношении люди, соглашающиеся играть роль «бесчеловечных фундаменталистов», просто идеально вписываются в схему.

Например, в США был такой пастор, Фред Фелпс. Он возглавлял маленькую общинку, состоявшую исключительно из его родственников, и сильно подвизался против содомии.

Подвиги его состояли в том, что он являлся на похороны различных лиц с плакатами «Бог ненавидит извращенцев», а также «Бог ненавидит Швецию/Леди Гагу/США/ и так далее». Являлся он и на похороны солдат, убитых в Ираке, с плакатом «слава Богу за убитых солдат», заявляя, что убитые солдаты – это кара Божия за то, что в Америке развели такой либерализм.

Запретить ему было нельзя из-за свободы манифестаций, американские христиане на него сильно огорчались и увещевали прекратить, но он не слушал.

Но вот его вроде враги, либералы, сделали из него супермегазвезду – написали кучу колонок, отслеживали все его подвиги и возвещали о них миру, я видел снятый про него двухсерийный документальный фильм с ясным посланием – вот все, кто против нас, они все такие, как Фелпс. Вы за Фелпса или вы за нас?

Едва ли они этого Фелпса наняли – я думаю, это он совершенно искренне воевал с Содомом и Гоморрой, только со стороны было ясно, что он воюет не против, а за, старательно играет отведенную ему роль.

Конечно, я не сравниваю Фреда Фелпса и отца Всеволода – я объясняю, как работает механизм. И в нашей стране он работает исправно – высказывания отца Всеволода на радио «Эхо Москвы» и его заметка по поводу «женского обрезания» (надо отметить, что в своих дальнейших публикациях он пересмотрел свою точку зрения на это явление) были немедленно растиражированы, произвели большие обсуждения и оказались в центре внимания.

Националистические украинские ресурсы и либеральные российские тут же бросились показывать «подлинное лицо РПЦ МП», которая-де одобряет массовые убийства и обожает Сталина, в костер подбросили фейков, вполне безобидные высказывания других православных священнослужителей получили самое зловещее истолкование, ведь теперь все точно знают, что православные хотят всех обрезать и убить.

Антицерковные СМИ и блогеры отработали на пять – что от них, собственно, и ожидалось. Они на своей идеологической стороне и служат ей верно. Очень печально, когда той же стороне служит и священник, играя ровно ту роль, которую ему отводят.

Христианство не определяет себя через противостояние либерализму – оно определяет себя через свое собственное, догматическое и нравственное содержание, с которым да, либерализм несовместим, но которое было таким же, когда либерализма и в помине не было. В рамках христианской веры каждая человеческая жизнь обладает уникальным достоинством и ценностью в очах Бога, от зачатия до естественной смерти.

Государство может и иногда обязано тушить огонь огнем – прибегать к насилию для обуздания насилия, уголовного или революционного, но нравственный вектор, который задает христианство, однозначно направлен к тому, чтобы по возможности беречь и щадить людей, даже вопиюще дурных.
 
«Ибо Сын Человеческий пришел не губить души человеческие, а спасать» (Лук. 9:56).
 

АКТУАЛЬНО

Добавьте комментарий

  • winkwinkedsmileam
    belayfeelfellowlaughing
    lollovenorecourse
    requestsadtonguewassat
    cryingwhatbullyangry
Войти через
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Наверх