Одесский взгляд на ликвидацию Вороненкова

 

Словосочетание «украинские спецслужбы» — лично для меня оксюморон.


Лимитрофное государство, появившееся мучительно на белый свет в результате проекта «Антироссия» и мучительно влачащее своё существование, может сколь угодно придумывать себе «армию», «службу безопасности» и «внешнюю разведку», только выглядит всё это жалко и убого. «Оперетка».


В ответ на недавние победные реляции постмайданной пропаганды о «раскрытии агентурной российской сети» на Юге — разумеется, без доказательств — лимитрофной эрзац-спецслужбе государства 404 указали его место. У ватерклозета. Сидеть тихо и не отсвечивать.


Ибо 23 марта 2017 года средь белого дня в центре украинской, гм, столицы, застрелили, как бешеного пса, перебежчика и коллаборациониста Дениса Вороненкова.


Произошедшее возле киевского «Премьер-палаца» является весьма и весьма недвусмысленным сигналом. Звонким таким, как колольчик. Проворовавшийся и объявленный Москвою в розыск Вороненков, с ухмылкой на пресс-конференциях послушно пересказывавший всё то, что нужно было его новым хозяевам, получил заслуженную пулю.

И думается, что сейчас и иным коллаборационистам пришла в голову каверзная мыслишка, что со службой постмайданному режиму пора завязывать. Что украинские, гм, «спецслужбы» их не защитят, ага.

Ибо у лимитрофного государства могут быть некие структуры, способные похищать, пытать, выбивать признания, держать тайные тюрьмы... И придумывать репортажи о «раскрытиях-разоблачениях», где замазанные «мозаикой» лица читают с листа полную туфту... Но щелчок пальца — и морок рассеивается.

СБУ, ГУРМО и им подобным пора всосать: они никто, и звать их никак. Уронить одного из главных и важнейших перебежчиков простреленной мордой в киевский асфальт — это символ всего того убожества, непрофессионализма, глупости и свинства, что взращивалось на Украине после Февраля-2014.

Под зарево пожара военных складов на Харьковщине, сопровождаемого отрывистым рявканьем выстрелов у киевского отеля, вырисовывается довольно наглядная иллюстрация того, как быстро снисходительное молчание Тех, Кого Надо оборачивается ленивой оплеухой излишне распрыгавшемуся и раскричавшемуся «лимитрофному» дегенерату.

Рассказывали мне случай. Байка, но тем не менее. Мужик на охоте, крадучись спиною (выцеливал живность) напоролся своим тухесом на медведя, который также, спиною, пятился по своим медвежьим делам, собирая что-то лесное. Развернувшись, охотник от неожиданности вскрикнул, всплеснув руками. Медведь же от неждачника отвесил ему (чисто рефлекторно) очень мягкую, предупреждающую, вполсилы оплеху. В итоге у мужика челюсть оказалась где-то на земле, трещины в черепе, нос свёрнут. Хотя медведь даже не нападал, а просто отмахнулся.

Вот в таком же виде предстало перед нами 23 марта лимитрофное 404-е государство с его «Службой Безпеки» и «Главным Управлением Розвидкы». С челюстью на полу. Хотя оплеуху отвесили ему вполсилы и так, чисто рефлекторно. Просто у Медведя лапа тяжёлая.

Никто и не думал действовать по-серьёзному. Пока что.

 

P.S. Разумеется, дорогие читатели, все вышеописанные размышления никоим образом ни на что не указывают. А ворох истеричных обвинений киевских силовичков про «руку Москвы», «агентов Кремля» и «месть за предательство» остаётся потоком непонятных слов, ибо мальчик неоднократно кричал «Волки!», и теперь веры ему нет. Мы же все понимаем, что убийство Вороненкова - это чистейшей воды бытовуха (любовник из ревности стрелял, или ограбление какое), а пожар военных складов на Слобожанщине - это непогашенный окурок какого-то срочника. Ну, просто так звёзды сложились аккурат 23 марта 2017 года. Обстоятельства. Бывает.

Пойду шампанское открою.



Влад Жечев, специально для «ВосходИнфо»

Вернуться назад