Новостной обзор

Михомайдан
0
Ночная сводка, 19 октября
104
Хроники «школьного перемирия» 18.10. 2017
89
Михомайдан
127
Ще не вмерла? 18.10.2017
100

Лента новостей

13:22 19-10-2017
Швейцария доставила медицинское оборудование в ЛНР
13:18 19-10-2017
Сумы: аммиак льется тоннами
11:37 19-10-2017
ФСБ прислушалась к последнему звонку
09:09 19-10-2017
Жестокая резня в центре Львова: пьяные разборки и полицейские вместо скорой
09:06 19-10-2017
Не нашли судей, отыгрались на бомжах: радикалы устрашали одесскую Фемиду
16:38 18-10-2017
Дела плохи: Украинских солдат подбадривают «подкреплением из США»
16:19 18-10-2017
Япония запланировала купить у США ракеты для защиты от Китая
16:14 18-10-2017
Спецслужбы зачищают свидетелей стрельбы в Лас-Вегасе?
14:32 18-10-2017
Сирия предложила «РЖД» восстановить сообщение с фосфатными месторождениями Пальмиры
13:38 18-10-2017
В «Правом секторе» открестились от своего сторонника, задержанного в Ростове
13:26 18-10-2017
Москва призвала США немедленно уничтожить химоружие
09:12 18-10-2017
Ще не вмерла? 18.10.2017
08:33 18-10-2017
В России создают Концепцию пятидесяти «умных» городов
08:30 18-10-2017
Израиль просит Россию о защитите от Ирана
08:24 18-10-2017
Президент Эстонии Керсти Кальюлайд: «Я не считаю Россию враждебной»
Все новости

«Локомотив» встретится с «Шерифом» в Лиге Европы

Музыкант Давид Тодуа: о российском «Голосе», боли и любви к Грузии

Соседи гостиницы «Ирыстон» опасаются последствий сноса здания

ЕБРР выделил средства на завершение строительства TANAP

Всемирный фонд дикой природы: Каспий под угрозой

Архив публикаций

«    Октябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031 



» » » Известная «АТОшница» рассказала всю правду о войне

Известная «АТОшница» рассказала всю правду о войне


Два года назад киевская журналистка Лера Бурлакова, будучи в первых рядах Майдана и осознав его провал, решила, что её украинский патриотизм больше не пригодится нигде, кроме войны. Поэтому она добровольно вступила в ряды ВСУ в качестве бойца-контрактника, где по сей день занимает пост гранатометчика батальона «Карпатська січ». Там, к несчастью для себя, Бурлакова узнала, что столичный бардак, ведущий в страну в пропасть, происходит и на передовой: однако идти ей больше некуда: журналистка настолько привыкла к войне, что Киев и его мирная жизнь для нее – уже «параллельная реальность».

Свои впечатления о службе в ВСУ Лера Бурлакова передала в своей первой книге «Життя. P. S.», написанной в окопах и дренажах между боевыми вылазками батальона. В  ней главным образом затронута тема любви на фронте, которую журналистка успела испытать и одновременно потерять. За несколько недель до свадьбы её возлюбленный Анатолий Гаркавенко с позывным «Морячок» подорвался на собственной мине, возвращаясь с боевого задания.

Столь нелепая смерть её первой и настоящей любви стала для Бурлаковой последней каплей терпения, поэтому она без купюр изложила всё, что думает о своем государстве, несмотря на бесконечный патриотизм.

«Сложно выразить эмоции, которые бушуют внутри меня, однако я никогда не позволяла себе быть слабой. Но вот на днях у нас возникли проблемы с оружием, и мы не смогли нормально выполнить приказ командира. И тут я чуть не расплакалась».

Прежде всего, главной проблемой, о которой пишет Лера Бурлакова, является катастрофический недостаток оружия. Сегодня это далеко не новость, однако если о таких вещах говорят сами солдаты, да ещё и в такой форме, начинаешь осознавать, насколько всё плачевно.

«Техника, которая красуется на парадах в Киеве, как и оружие, не имеет ничего общего с реалиями передовой. Здесь мы бегаем с автоматами 70-х годов — на мне сейчас записано «весло» 1972 года выпуска, которое, наверное, видело еще Афганистан. «Бехи» (БМП) древние и убитые — одни не ездят, другие не стреляют. Да и не хватает их обычно. Но, впрочем, так было с первых дней этой войны. У нацгвардии в тылу все новое и блестящее, а у военных на передовой — хлам, который давно нужно было списать. Здесь большая нехватка машин, частые проблемы с топливом и продуктами».

По аналогии дело обстоит и с продовольствием:
«Честно говоря, обеспечение армии едой оставляет желать лучшего. Нам по-прежнему очень помогают волонтеры и собственная зарплата, на которую можно что-то купить. Сухие пайки есть, но они ужасные и несъедобные. Сейчас готовим прямо в поле — на костре, газовых горелках, с кипятильниками, кто как. Осенью будем пользоваться буржуйками в блиндажах».

Комплекты теплой одежды солдатам приходится покупать самостоятельно. Как и с едой, термобелье передают волонтеры, резиновые сапоги и берцы приобретаются за свой счет.

«На самом деле, это нормально. Было бы желание воевать — в остальном мы привыкли надеяться на себя, волонтеров, друзей, родных. Только не на государство. Когда служила в 93-й бригаде, летнюю форму нам начали выдавать ЛИШЬ в жарком мае — до этого парились в зимних комплектах».
Однако это далеко не самое страшное, с чем приходится сталкиваться украинским военным. Минские соглашения для ВСУ – это миф, о котором могут говорить лишь на Западе. С самого начала «антитеррористической операции» на Донбассе Киев требует, чтобы в регионе была война.
Несмотря на установленный режим прекращения огня, высшее командование отправляет солдат на боевые задания, заставляет стрелять по незащищенным деревням, внушая непоколебимую веру в правильность своих действий.

«За последние три месяца рядом со мной погибли два моих друга — Василь Слипак (позывной «Миф») и Влад Казарин («Расписной»). Миша Лупейко («Ангел») был тяжело ранен две недели назад и остался без ног. Нередки случаи, когда танкистам заваривают люки, отправляя их на верную смерть. Ребятам ничего больше не остается, чем развернуть башню и добровольно сдаться. В такие моменты, сразу думаю о том, что все мы там — тупое пушечное мясо».

На фоне этого бахвальство Петра Порошенко о многочисленности украинской армии выглядит максимально лицемерно. Украинский солдат как человеческая единица идет в расход, поскольку потеря будет восполнена новой волной мобилизации. Отсюда и соответствующее отношение к раненым:
«Я видела, как раненых добивают — потому что они больше никому не нужны. Государству удобнее набрать новых, чем тратиться на лечение солдат, отдавших долг Родине».

Пробыв в этом аду два года, Лера Бурлакова потеряла всякую веру в то, что война когда-нибудь закончится. Она раздражена и обижена на власть, обвиняя её в том, что происходит на Донбассе, однако возвращаться к мирной жизни не собирается.

«Это уже абсолютно параллельные реальности, и мы выбрали эту. Нам здесь комфортно. А там, на мирной земле, с большинством людей уже и не о чем говорить…» - заключает Бурлакова в предисловии к своей книге.

Максим Руденко
 
ОтСебятина: А эта тварь не расплакалась, когда ее кенты из ВСУ стреляли по детским садикам и школам НАРОЧНО убивая детей? Или она думает, что жителям Донбасса было легче погибать от ржавой техники, в руках голодных карателей? 
Раненых видите ли добивают укропы... А они ВСЕГДА так поступали, со времен Мазепы, или она не знала? 
Два друга у нее, овцы тупой погибло... Да пусть бы их 202 погибло, может мирных жителей больше выжило бы? Вряд ли ее друзья сплошь повора, да шоферы
Любовь у нее на фронте погибла... Надеюсь мучался каратель от шрапнели в животе!Сколько ее любовь убила детей? Не пишет?
Переживает в общем, что Порошенко предал нацистов. Не переживала, когда нацисты предали Родину? Когда они разрушили хреновенькое, но государство, когда солдаты внутренних войск гибли на майдане? 
Ты за печеньки продала все, так насладись в полной мере своим предательством, ТВАРЬ!

Лохматый

Все по теме: Война на Донбассе

АКТУАЛЬНО

Добавьте комментарий

  • winkwinkedsmileam
    belayfeelfellowlaughing
    lollovenorecourse
    requestsadtonguewassat
    cryingwhatbullyangry
Войти через
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Наверх