Новостной обзор

#Событиядня 24.03.2017
31
#Событиядня 22-23.03.2017
43
#Событиядня 21.03.2017
98
#Событиядня 20.03.2017
107
Разрывы в доходах и работающая бедность
163

Лента новостей

09:51 25-03-2017
Саакашвили стал ведущим на украинском ТВ
07:55 25-03-2017
Под свист трибун: Сборная России проиграла Кот-д'Ивуару в товарищеском матче в Краснодаре
07:49 25-03-2017
Прокуратура и полиция Москвы предостерегла граждан от участия в митинге 26 марта
17:08 24-03-2017
В сети оявилось видео убийства Вороненкова
16:57 24-03-2017
С трибуны Верховной Рады призвали к союзу Украины с террористами в Чечне
14:29 24-03-2017
ЦБ РФ впервые с сентября снизил ключевую ставку
14:02 24-03-2017
Одумались: Нацбанк Украины призвал защитить российские банки
13:39 24-03-2017
Ле Пен раскритиковала западную политику угроз и шантажа в отношении России
13:21 24-03-2017
Стало известно о первой погибшей при взрывах на военных складах на Украине
11:07 24-03-2017
Подборка наиболее шокирующих видео из Балаклеи
11:00 24-03-2017
Дядя попросил меня взорвать иракских военных – самый маленький смертник ИГ
10:58 24-03-2017
Европейский союз под угрозой
10:54 24-03-2017
Жириновский: Вороненков был убит в рамках подготовки к госперевороту на Украине
10:52 24-03-2017
Климкин пожаловался на союзников Украины
10:51 24-03-2017
Дикое Поле: Необходимо учесть «добычу соломы» в энергобалансе и жечь вместо газа
Все новости

Архив публикаций

«    Март 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031 


» » Китай больше не может позволить себе политику самоизоляции

Китай больше не может позволить себе политику самоизоляции



Часть II

Как известно, политика всегда является производной от экономики. Возможности любого государства определяются его экономическим размером, а потребности экономики повсеместно формирую цели для политике. Распространяется этот закон и на Китай.

Пока страна в 80-е годы просто предоставляла любым иностранным инвесторам возможность очень дешево производить свои товары в свободных экономических зонах Шеньчжень, Чжухай, Сямынь и Шаньтоу, вопрос политики особой актуальности не имел. Но когда вслед за ними специальными экономическими зонами стали еще 14 приморских городов, а остров Хайнань для этого даже переформатировали в отдельную самостоятельную провинцию, ситуация стала меняться по трем плоскостям.

Первой, как водится, оказалась жадность иностранных инвесторов. Фактически на начальном этапе их проникновение в страну напоминало вторжение и во многом походило на происходившее в 90-е годы в России. Дорогой доллар, вкупе с его огромной покупательской способностью на местных рынках в масштабе огромного Китая создавал ассоциацию с колонизацией европейцами Северной Америки. Казалось, что тут тоже за горстью дешевого стекляруса можно покупать целые провинции. За 30 лет прямые иностранные инвестиции в страну превзошли отметку в 2,8 трлн. долл. из которых не менее трети пришли в течение первых 6 лет.

По мере освоение "новых рынков" западные капиталы стали сталкиваться с жесткостью государственной системы управления Китая, что привело их к мысли о необходимости серьезной "реформы" всей системы государственной власти в стране. Как и в любом другом случае в мире, масштабные структурные реформы не могли не создать множества точек напряжения. В том числе среди молодежи, желавшей "еще больше рынка, больше свободы, и более высоких, лучше всего мгновенных, идеалистических преобразований в политике". Некоторые из желаний являлись обоснованными, большинство, как обычно, оказывались простым безответственным стремлением к утопии.

В любом случае, эти люди становились отличной питательной средой для раздувания масштаба гражданских беспорядков. В конечном счете они вылились в студенческие волнения и массовую демонстрацию на площади Тяньаньмэнь в Пекине, которую власти страны 4 июня 1989 года жестко подавили с применением военной силы. Официальных данных о потерях по сей день нет. Китайское правительство заявило о 242 жертвах, агентство "Рейтер" называло цифру до 5 тыс. человек. Впрочем, она могла охватывать и тех, кого полиция арестовывала позднее.

В любом случае эти события стали первым важным маркером, свидетельствующим о серьезном изменении международного политического веса Китая. Несмотря на волну негодования в западной прессе и многочисленные угрозы со стороны официальных лиц ведущих государств планеты, в реальности для КНР все ограничилось лишь заявлением Японии о прекращении выдачи Китаю кредитов. Впрочем, уже через год, в июне 1990, японское кредитование Пекина вернулось в прежнюю форму.

Такой результат вряд ли может кого-то удивить. В конце ХХ века совокупный объем внешней торговли Поднебесной достиг $620 млрд., из которых 60,5% приходилось на Азию, 18% на Европу и 16% на США. Эти цифры постоянно росли. После вступления в ВТО к 2001 году страна уже находилась на шестом месте в мире по объему экспорта, в 2009 она стала первой. За два года, с 2002 по 2004 торговый оборот Китая удвоился, достигнув $1,15 трлн. К настоящему времени он еще утроился, составив по итогам 2015 года $3,9 трлн. При этом общая структура торговых партнеров осталась почти без изменений. Разве что доля Азии уменьшилась до 52,7%, слегка, в пределах процента, ужались Европа и США, зато совокупная доля Африки и Латинской Америки увеличились до 11,1%.

Это создало вторую проблемную плоскость. Демонстрируя высочайший темпы роста своего ВВП, Китай внезапно оказался в растущей критической зависимости от иностранных рынков. Это особенно наглядно проявилось в результате мирового экономического кризиса 2008-2009 годов, когда внезапно просевшая покупательская способность европейцев и американцев вдруг создала излишки товарного производства в Китае. Более того, те же США, являясь одним из ключевых торговых партнеров Пекина, весьма сильно недовольны отрицательностью сальдо этой торговли. А в последнее время Америка начинает прибегать к запретительным импортным пошлинам на многие виды китайского экспорта. В частности, на сталь, стальной прокат, алюминий и ряд других промышленных товаров. Фактически дело движется к торговым войнам, что крайне нежелательно для китайцев, так как их внутренний рынок потребить такой объем выпуска просто не в состоянии.

Для того, чтобы успешно противостоять западной экономической экспансии, Китаю надо продолжить расти, но единственное пока доступное направление к росту - Запад, который уже фактически исчерпан. Остаются Африка, Океания и Латинская Америка, но они, во-первых, не столь велики (всего 16% китайского экспорта), во-вторых, почти везде там Пекин сталкивается с конкуренцией со стороны американских и европейских корпораций, подкрепленной вооруженными силами этих стран.

В результате, за последние годы по экспансии КНР в Африку был нанесен серьезный удар, т.к. Китай пока не готов отстаивать свои торгово-экономические интересы с использованием вооруженных сил, т.к. не готов пока к прямому вооруженному столкновению с Западом, тем более, что и основные стратегемы военной мысли Китая, идущие еще с глубокой древности, говорят о том, что победа непосредственно на поле битвы является самой низшей ступенью победы над противником, а самой высшей – когда победа достигается непосредственно на внутреннем идеологическом поле противника. Это третья плоскость китайской внешнеполитической проблемы.

Страна находится в таком положении, когда больше не может позволить себе продолжать прежнюю политику спокойной самоизоляции. Она для этого уже слишком большая. По размеру ВВП Китай уже на 8,5% превзошел США и на данный момент является крупнейшей экономикой мира. Это предопределяет неизбежность его глобального столкновения с Америкой за экономическое и политическое лидерство.
 

АКТУАЛЬНО

Добавьте комментарий

  • winkwinkedsmileam
    belayfeelfellowlaughing
    lollovenorecourse
    requestsadtonguewassat
    cryingwhatbullyangry
Войти через
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Наверх