Новостной обзор

#Событиядня 24.03.2017
84
#Событиядня 22-23.03.2017
51
#Событиядня 21.03.2017
105
#Событиядня 20.03.2017
115
Разрывы в доходах и работающая бедность
170

Лента новостей

07:42 26-03-2017
США ввели санкции против российских компаний
15:50 25-03-2017
Спецслужбы Белоруссии обезвредили националистов из «Белого легиона»
14:39 25-03-2017
Срочно: Украина направила на Минский Майдан бригады боевиков-нацистов
13:46 25-03-2017
Ляшко появился с косой Тимошенко на голове
09:51 25-03-2017
Саакашвили стал ведущим на украинском ТВ
07:55 25-03-2017
Под свист трибун: Сборная России проиграла Кот-д'Ивуару в товарищеском матче в Краснодаре
07:49 25-03-2017
Прокуратура и полиция Москвы предостерегла граждан от участия в митинге 26 марта
17:08 24-03-2017
В сети оявилось видео убийства Вороненкова
16:57 24-03-2017
С трибуны Верховной Рады призвали к союзу Украины с террористами в Чечне
14:29 24-03-2017
ЦБ РФ впервые с сентября снизил ключевую ставку
14:02 24-03-2017
Одумались: Нацбанк Украины призвал защитить российские банки
13:39 24-03-2017
Ле Пен раскритиковала западную политику угроз и шантажа в отношении России
13:21 24-03-2017
Стало известно о первой погибшей при взрывах на военных складах на Украине
11:07 24-03-2017
Подборка наиболее шокирующих видео из Балаклеи
11:00 24-03-2017
Дядя попросил меня взорвать иракских военных – самый маленький смертник ИГ
Все новости

Архив публикаций

«    Март 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031 


» » Гегемония США в цифрах и динамике: доктрина Трампа вполне рациональна

Гегемония США в цифрах и динамике: доктрина Трампа вполне рациональна

Итак, Дональд Трамп фактически озвучил свою внешнеполитическую доктрину. Ее основные положения, по сути, сводятся к следующему:

1. Свертывание глобализации ради глобализации и переход к квазипротекционистской политике (пересмотр торговых соглашений).
 
2. Поиск компромисса с другими крупными независимыми игроками — и отказ от тактики «кто не с нами, тот против нас».
 
3. Ограничение практики интервенционизма.
 
4. Избавление от «нахлебников» — т. е. «клиентов», пассивно «потребляющих» американскую безопасность.
 
5. Укрепление американской военной мощи.

Целом, это вполне естественная реакция на «успехи» американской внешней политики последних 13-ти лет. За $ 807 млрд только прямых расходов, не считая сопоставимых затрат на социальное обеспечение ветеранов, удалось:
 
— привести к власти в Ираке проиранский режим и создать нависающий над Ближним Востоком «шиитский полумесяц»,
— по итогам «Арабской весны» — получить намного менее проамериканский военный режим в Египте,
— хаос в Ливии и в Сирии вместо наращивания поставок нефти и создания новых транзитных возможностей.
 
Наконец, по итогам конфликтов, получить армию, гораздо более слабую, чем могла бы быть — при усилении предоставленных самим себе конкурентов. Иными словами, нынешняя политика — которую США намерены упорно продолжать — выглядит всё более неадекватной.
 
В целом, «послание» Трампа сводится к тому, что Штаты не могут играть ту роль, которую пытаются на себя взять. В том, что он прав, достаточно легко убедится, просто взглянув на динамику доли США в мировом промышленном производстве.

На старте эпохи своей гегемонии, в 1913-м, США контролировали, по разным оценкам, от 32% до 35,8% мирового промышленного производства. Перед Второй мировой их удельный вес вырос до 40%. Пик был достигнут около 1950-го — 54,5%, к 1960-му «масса» Штатов снизилась до 46%. Однако даже в пределах «американского двадцатилетия» 1940−60 контроль США над миром отнюдь не был всеобъемлющим. Впрочем, вернёмся к динамике промпроизводства. В 1970-м доля составила более чем впечатляющие 29,3%, 1980-м — 27,3%, в 2000-м — 25%. Однако уже к 2013-му она упала до 15,9%, переместившись на второе место после Китая, перевесившего её на 23,9%, т. е. почти на четверть.

Теперь вернёмся в 1913-й. Доля тогдашнего гегемона — Британии — в мировом промпроизводстве составляла 13,6% - 14%, при этом у Германии она была больше, достигая 14,8% - 15,7%. Иными словами, «длинный ХХ век» — он же, по большому счёту, американский — закончился. Так или иначе, мир «скатился» в эпоху классического «концерта держав», и США технически не могут себе позволить вести себя так, как будто у них 40% мирового промпроизводства.

Безудержный интервенционизм и попытки задушить любые альтернативные центры силы просто потому, что они есть, обходятся дорого. При этом в первом случае часто не хватает ресурсов для закрепления результатов, а вторые просто нереалистичны.
 
Наконец, подобная политика ослабляет её же инструмент — «империя», взявшая непосильную ношу, рано или поздно обнаруживает проблемы с силовым потенциалом. Так, авиация наиболее активно воюющего корпуса морской пехоты, находится в своеобразном состоянии: из 276 истребителей F/A-18 Hornet к выполнению боевых задач готовы лишь около 30%. Из 147 вертолетов CH-53E Super Stallion исправны только 42.

При этом доминирование Штатов, хотя и оспариваемое Советским Союзом, начиная с 70-х в очень значительной степени поддерживалось усилиями союзников. Так, на Центрально-Европейском театре военных действий соединения бундесвера составляли 50% группировки сухопутных войск, 30% авиации. Сейчас свободный мир в целом всё ещё контролирует порядка 40% промышленного производства, но вклад «младших братьев» в совокупную военную мощь несопоставим с американским.
 
Так, нынешний ЕС абсолютно лоялен США — и почти абсолютно для них бесполезен. До подписания соглашения о Трансатлантическом партнёрстве — если оно состоится в «американском» формате — Евросоюз не самый удобный объект для эксплуатации и при этом несомненный конкурент.

Как военные союзники ключевые страны ЕС фактически объявили «итальянскую забастовку». При ВВП, даже несколько большем, чем у США, Европа содержит один авианосец. На суше и в воздухе дело обстоит примерно так же. Как типичный пример, от 400 тыс. бундесвера с 2,1 тыс. танков осталось 185 тыс. с 328 машинами; из 119 новых истребителей «Тайфун» по состоянию на декабрь боевые задания были способны выполнять только 55.

При этом если у США доля военного бюджета в ВВП составляет 3,3%, то у Франции 2,1%, Британии — 2%, Германии — 1,2% и Италии 1,3%. Союзники на востоке зачастую ведут себя не лучше — так, доля военного бюджета в ВВП Японии составляет 1%.
 
Примерно тот же уровень военных расходов поддерживает Канада. Иными словами, лозунг Трампа «хватит кормить ЕС» вполне понятен.

Таким образом, военно-политическая часть стратегии кандидата в президенты США Дональда Трампа выглядит примерно так: умерить военную активность, переложить часть расходов на безопасность на союзников и на высвободившиеся средства реанимировать безусловное силовое превосходство. Проблема состоит в том, что, в отличие от «стратегии» рвущейся в бессмысленные и беспощадные бои нынешней элиты, она вполне рациональна и способна закрепить американское доминирование надолго.

АКТУАЛЬНО

Добавьте комментарий

  • winkwinkedsmileam
    belayfeelfellowlaughing
    lollovenorecourse
    requestsadtonguewassat
    cryingwhatbullyangry
Войти через
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Наверх