Почему Иран отказывается пропускать российскую помощь Армении?

Иран не будет поддерживать ни одну из конфликтующих сторон в нагорно-карабахском конфликте и не пропустит через своё воздушное пространство самолёты с оружием для Армении из России.

Об этом в интервью телеканалу «Аль-Джазира» заявил министр обороны Ирана Амир Хатами. Заявление иранского министра было вызвано сообщениями о том, будто власти исламской республики дали разрешение Российской Федерации на поставки оружия в Армению через своё воздушное пространство.

Таким образом, Иран пытается дистанцироваться от конфликта, официально заявив о своем нейтралитете. Несомненно, это удар по российским позициям в переговорном процессе с Турцией. Армения оказалась полностью изолированной, и любая российская военно-техническая помощь ей оказалась невозможна. Почему Тегеран так поступил? 

Первая группа причин – внутриполитические. В Северном Иране компактно проживает около 30 млн азербайджанцев, которые настроены антиармянски. Поддержка иранским руководством Еревана может спровоцировать крупные внутренние беспорядки. Иранские силы безопасности уже разгоняли митинги в Тебризе  проходившие под лозунгом «Поддержка Еревана – это убийство». 

Продолжая курс на поддержку Армении, Тегеран рискует вызвать ещё более крупные беспорядки, а то и вооружённый мятеж на севере страны. Кроме того Иран – исламская республика, в которой духовенство имеет не только прочные общественные позиции, но и серьёзное политическое влияние. Выступить против единоверцев (большинство азербайджанцев не просто мусульмане, а мусульмане-шииты, т.е. приверженцы государственной религии Ирана), помогая христианской Армении – значит получить обвинение в измене: получается, что суннит Эрдоган, глава светского государства, защищает азербайджанских шиитов, а Рухани и Хаменеи – шииты и руководители исламского государства – выступают против них. Сегодня подобного Иран себе позволить не может. 

Вторая группа причин – внешнеполитические. 

Первое: Беспокойство в Тегеране вызывает позиция России. Вместо активного противодействия Турции, Москва пытается договориться с Анкарой. Идти в этих условиях на прямую конфронтацию с Эрдоганом, не имея уверенности, что Россия не станет без Ирана договариваться с Турцией, как минимум – большой риск. 

Второе – противостояние Израилю, в котором Тегеран рассчитывает на взаимодействие с Турцией. 

Третье – проблема Курдистана. Курды, значительное количество которых проживает и в Турции, и в Иране являются носителями сепаратистских тенденций внутри обеих стран. Противодействие курдскому сепаратизму сближает позиции Тегерана и Анкары. Интересы  двух стран совпадают и в Ливии. 

Кроме того, рассматривать слабую Армению в качестве потенциального союзника против Турции просто смешно, тем более, что возглавляет её прозападный лидер. Пашинян не пойдёт на сотрудничество с Ираном без согласия западных покровителей – а те никогда не дадут своего согласия на подобное: Иран самый красочный пример того, как можно не участвовать в западном либерально-глобалистском проекте и при этом неплохо жить. 

Однако тем более нельзя сказать, что Иран готов броситься в объятья Турции. Тегеран просто выжидает. Укрепление турок в Закавказье также бьёт по интересам Тегерана: тюркское население севера страны будет видеть в турках скорее потенциальных освободителей, чем врагов. Протурецкая пропаганда будет идти здесь полным ходом. Причем подобная политика рассчитана на годы вперед: турецкое влияние в Азербайджане возникло не вчера, подобная пропаганда шла там вовсю со времен обретения независимости в 1991 г.

В итоге карабахской войны Турция получит плацдарм на Кавказе для воздействия на российский Северный Кавказ и на тюркские северные провинции Ирана. Либо Москва и Тегеран, осознав общность своих интересов начнут совместное противодействие турецкой угрозе, либо каждая страна начнет противодействовать ей в разнобой, и в этом случае – не факт, что в итоге проигравшей стороной окажется Турция.
Вернуться назад