Новостной обзор

Хроники концлагеря «украина» 25.06.2017
30
Хроники «хлебного перемирия» 24 июня 2017
84
Хроники очередного «перемирия» 23 июня 2017
80
Новости концлагеря «Украина» 23.06.2017
297
Обзор карты боевых действий, оперативная сводка по Сирии 23.02.2017
72

Лента новостей

12:53 25-06-2017
Рогозин назвал раскритиковавшего «Армату» блогера «редким идиотом»
12:44 25-06-2017
СМИ: Эрдоган упал в обморок во время молитвы
11:52 25-06-2017
Путин предостерегает Запад от недооценки России
11:45 25-06-2017
Акинфеев об игре с Мексикой: Мне что теперь, повеситься?
23:08 24-06-2017
Израильские ВВС нанесли удар по сирийским войскам
21:33 24-06-2017
В Киеве планируют атаку на ЛДНР, военное положение и выборы в Раду
19:45 24-06-2017
Турчинов анонсировал въезд граждан России на Украину по биометрическим паспортам
19:17 24-06-2017
Президент России открыл смену в лагере «Артек» в Крыму
19:12 24-06-2017
По украинским граблям: В Беларуси устроили раздачу вышиванок в роддомах
18:51 24-06-2017
Украинские «хэрои» крадут волонтёрскую сгущёнку
18:48 24-06-2017
Ни выпить, ни подраться. Британские болельщики в шоке от России
18:45 24-06-2017
В Индии волонтёры по установке туалетов назвали село в честь Дональда Трампа
16:13 24-06-2017
Саудовский Принц Мухаммед Бен Салман: «Я больше не буду «мягко относится» к Путину, мы можем уничтожить российские силы в Сирии за 3 дня»
14:29 24-06-2017
Сотрудник крымского «Радио Свободы» пожаловался на кураторов из Госдепа
13:57 24-06-2017
Похоже, задрались. Германия готовит санкции против США
Все новости

Больше трети латвийцев не доверяет соцсетям — опрос

Белорусский теннисист Илья Ивашко выиграл турнир в Узбекистане

В Киеве произошел дорожный конфликт со стрельбой, пострадал мужчина

Могерини рассказала, как воплощается «Глобальная стратегия Евросоюза»

«Гроб на колесах»: кому выгодно калечить людей в кишиневских маршрутках

Архив публикаций

«    Июнь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930 



» » Барбашов & Лохматый: Что сегодня происходит на Украине

Барбашов & Лохматый: Что сегодня происходит на Украине


Лохматый: Привет всем! Сегодня мы поговорим с Юрием Барбашовым о том, что сегодня происходит на территории Украины.

Юрий Барбашов: Ну давай поговорим о сопротивлении. Возможно ли на Украине сопротивление тому, что происходит, в какой форме оно возможно?
Лохматый: На оккупированной части…

Юрий Барбашов: Именно.

Лохматый: Многие комментаторы говорят, что почему во времена Великой Отечественной войны были такие шикарные партизанские отряды как у Ковпака, допустим. Почему сейчас народ никак не сопротивляется, значит, все легли и всем нравится фашизм? То есть выводы, конечно, строятся дебильные, и с какого бодуна взятые.

Юрий Барбашов: Во-первых, давайте будет откровенно говорить о том, что никто из тех, кто призывает украинский народ к сопротивлению и какой-либо партизанской борьбе, вообще не имеет представления о тех вещах, о которых мы говорим, от слова «абсолютно». То есть никто из них никогда не организовывал партизанские отряды, никто из них не занимался подпольной работой, и даже книжки о партизанской борьбе читал невнимательно. Вот возьмём пример Донбасса. Все знают о молодёжном движении «Молодая гвардия». А сколько таких отрядов было на Луганщине, вот конкретно на территории Луганской (тогда — Ворошиловградской) области? Не меньше 17 подпольных групп было на территории этой области.

Лохматый: Почему же сейчас такого нет?

Юрий Барбашов: А сколько из этих 17 групп дождалось освобождения и прихода Красной Армии? Ни одна из них.
Давайте возьмём Николаев. Людей, которых готовили к подпольной борьбе в рамках партийной работы, немцы взяли через две недели по спискам. После этого в Николаев пришлось засылать специально подготовленные кадры военной разведки. Руководил подпольной организацией кадровый разведчик Лягин. Он дожил до освобождения города?

Лохматый: Нет.

Юрий Барбашов: Сколько партизанских отрядов на Николаевщине дожило до освобождения Красной Армией? Один, «баштанский оряд» дожил — он жил в каменоломнях. В каменоломнях, до которых никому не было дела. И они не занимались партизанской работой, они там просто прятались от немцев.

Так вот, сегодня на Украине негде прятаться. Любой человек, который говорит о партизанской какой-то борьбе — он говорит об этом с дивана. Даже не представляя того, что любому человеку, во-первых, нужно ходить на работу для того, чтобы обеспечить свою семью; во-вторых, любая деятельность, которая превышает вот эти объёмы, она связана с контактами между людьми – личными контактами, контактами по телефону.

К сведению людей, которые мечтают заняться партизанской деятельностью, сообщаю: все переговоры по мобильным телефонам на Украине пишутся. И записываются на жёсткие диски, полностью. И если к вам возникнут вопросы со стороны спецслужб, они смогут размотать историю за несколько лет: с кем вы общались, о чём вы общались. Кроме того, существует такое понятие, как локация. При желании, заинтересовавшись обладателем конкретного мобильного телефона, можно восстановить его местопребывание на протяжении нескольких лет. То есть если Вы, например, хотите завтра пойти и совершить какую-нибудь диверсию — не забудьте оставить дома мобильный телефон.
Для любой партизанской группы, опять же, существует вопрос – куда им девать своих родителей и детей? Вот кто сейчас призывает?..

Лохматый: Я думаю, также существует вопрос технического обеспечения, вооружения, финансирования, проживания, съёма квартир и тому подобных вещей.

Юрий Барбашов: Я вернулся бы к изначальному вопросу. Давай посмотрим конкретно, по фамилиям назовём, или наоборот, не будет называть по фамилиям – кто больше всех топит за партизанскую войну на Украине? Наверное, это те люди, которые уехали из Днепропетровска, из Киева и теперь из Москвы призывают своих собратьев к оружию, громче всех кричат, что на Украине остались только «криптобандеровцы». А ты вернись сам на Украину. Более того, перевези на Украину свою семью.

Лохматый: Ну да, и покажи, какой ты храбрый воин.

Юрий Барбашов: Да, и рискни своей семьёй, рискни своим здоровьем… Не своим, а здоровьем своих детей. Вот сейчас мы говорим о Донбассе. Но ведь на Донбассе люди не тащат в окопы своих детей. Даже когда было Ополчение – да, были вынуждены многие в Ополчении с семьями находиться.

Лохматый: Ну, вот у меня товарищ (напоминаю, что мы сейчас на Донбассе) во время боевых действий вывез свою беременную жену за «Изварино», а сам сразу же вернулся назад.

Юрий Барбашов: И это нормально. Потому что на самом деле, все эти люди за своих детей, за свои семьи и воюют. Да, есть, конечно, примеры человеческого подвига, когда люди не боятся со своими семьями (и детьми) пойти на смерть, но это высший пример самоотречения. Но на самом деле это ненормально — тащить с собой ребёнка на передовую… А партизан всегда находится на передовой.
 
Со времени Великой Отечественной войны в противостоянии всяким инсургентам, как гражданского общества, так и диверсантам — выросли соответственно технологические возможности спецслужб. Если возможно определить, где и когда ты был, и где и когда с кем ты разговаривал по телефону — то достаточно взять одного члена группы, чтобы даже без его согласия размотать все его контакты. Кроме того, будем говорить честно — я, как человек, бывший в составе армии, могу сказать, что партизан на допросе не существует.
 
Существует непрофессиональный допрашиватель. В принципе, при форсированном армейском допросе человек старается рассказать как можно больше, чтобы его побыстрее расстреляли. Да, это негуманно, но сейчас идёт война. С той и с другой стороны люди, относящиеся к контрразведке люди прекрасно понимают, о чём идёт речь. Поэтому мы говорим о том, что в современных условиях партизанская война на Украине невозможна, пока есть спецслужбы, контролирующие ситуацию. В подтверждение этому на Украине не было ни одного крупного диверсионного акта. Да, есть какие-то попытки вылавливать и казнить бандеровцев.

Лохматый: Ну и были поджоги военкоматов, банкоматов, машин всяких нехороших людей.

Юрий Барбашов: На самом деле они и военной пользы как бы принесли мало, будем говорить прямо, да? Но людям хочется что-то сделать.

Лохматый: Но я знаю, что в Николаеве после нескольких поджогов и некотором таком тесном общении с несколькими пришлыми «не-товарищами» и «не-братьями» Николаев считается городом, не слишком хорошим для проталкивания украинствующих идей. Запомнили…

Юрий Барбашов: На самом деле «закон подворотни» в Николаеве действует, но каких-то системных вещах, о каком-то организованном сопротивлении хунте речи быть не может. Почему? Потому что изначально среда очень сильно насыщена провокаторами — мы с этим столкнулись ещё во время Русской весны. Те списки, которые подавались в Ополчение — они оказались в СБУ; и даже не на следующий день, а в тот же день, потому что агентами СБУ и собирались. И мы об этом узнали только через два месяца, когда из того же СБУ нам эти списки предъявили и спросили: «Ребята, вы с ума посходили, что ли?»
 
Потому что на самом деле и значительная часть работников СБУ, как бы это странно не казалось, понимают, что допустив фашистов к власти, они совершили огромную ошибку. Да, они совершили преступление, но собственно говоря, у них выбора было мало. Или идти в инсургенты, либо со своей семьёй оставаться, заниматься тем же самым. Ну и сейчас их работа — это служба хунте. Делают они её не всегда хорошо, за что им большое спасибо.

Лохматый: Ещё один такой момент. Те, кто призывают партизанить — я что-то не слышал, чтобы они помогали тем, которые пошли партизанить и оказались арестованы СБУ, на СИЗО; либо их семьям. Сейчас, если ты оказываешься в СИЗО и предъявляют тебе «измену родине», то у тебя забирают дом, машину, квартиру — всё. А семья твоя на улице. Кто из вас помогал этим семьям? Кто-нибудь?
Покажите! Свой дом отдайте людям. Почему же, в Харькове сидят тысячи людей в СИЗО. Почему вы им не помогаете? Покажите пример, что вы не оставляете таких людей без помощи.

Юрий Барбашов: С моральной точки зрения люди, которые уехали из Украины, не имеют морального права никого ни к чему призывать. Вот точно так же, когда Советская армия отходила и солдаты плакали, оставляя население своих соседей, родственников, боясь посмотреть им в глаза, вот точно так же и мы имеем право плакать, но мы не имеем права что-либо диктовать и в чём-либо упрекать людей, которые остались на той территории. Потому что тем людям гораздо труднее, чем нам. Даже труднее, чем тем, кто сейчас сидит в окопах, защищая Донецк. Потому что у многих из тех, кто сейчас в окопах под Донецком, у них был выбор — остаться на подконтрольной Киеву территории или приехать сюда, воевать против хунты.

Лохматый: Или уехать в Россию, налаживать нормальную жизнь, обычную человеческую — работа, дом, семья.

Юрий Барбашов: И тот, кто сделал для себя такой выбор — он в принципе не имеет права диктовать или в чём-либо упрекать тех, кто находится в оккупации. Об этом будем прямо говорить. О том, что в основном, как бы, из эмигрантов, у нас получились самые лучшие «специалисты» по подпольной борьбе, причём из тех, кто ни дня ею не занимался. Я знаю, что ты пытался, я в своё время какое-то имел отношение…

Лохматый: Ну, я и не в России. Но я и не даю советы «А ну-ка давайте там вставайте!».

Юрий Барбашов: И я не в России, и просто знаю, о чём идёт речь. Речь идёт о противостоянии системе, системе специально заточенной.

Лохматый: А системе может противостоять только система.

Юрий Барбашов: И пока эта система существует, никакого эффективного противостояния ей не будет.

Лохматый: И последний момент, который хотелось бы сказать. Сильно много народа воет, что «вот, мол, украинские ДРГ шляются по ЛНР и ДНР как хотят, убивая командиров — в общем, делают что угодно, а противостояния никакого не ведётся; то есть украинских командиров не убивают». Хочу объяснить вам одну вещь: в ЛНР и ДНР структуры ещё пока не заточены на контртеррористическую борьбу. То есть в той же самой России в 90-е годы терроризм был очень высок, зато потом, когда структуры начали себя проявлять — пожалуйста, сплошные аресты. Там задержали, тех «мордой в пол положили» — и всё, ничего и не взорвалось. Для всего нужно время.

И ещё одно. Вероятно, убивают здесь командиров, потому что здесь есть командиры, а «там»…Здесь есть герои, а там нет. Ну скажем, Моторолу знает вся Украина. Любит она Россию, не любит она Россию — не важно. Знает. А кто знает «там» какого-нибудь Цимбалюка? Никто.

Юрий Барбашов: Будем говорить прямо: убивая командиров, таких как Моторолу и Гиви, Пашу Дрёмова, нам нанесли огромный моральный ущерб. Но не подорвали этим боеспособность армии. То же самое, если наши начнут действовать на украинской территории и убивать там полковников, генералов — они не смогут сломать систему украинской армии.

Лохматый: Я так думаю, что полковники и генералы украинской армии нам помогают своими хищениями. Давайте, трудитесь больше! И ещё мне нравится Семенченко с блокадой Донбасса: стой, мужик, стой.

Юрий Барбашов: При всём уважении к ребятам, которые погибли — они были готовы к смерти с первой минуты, как взяли в руки оружие. Да, так получилось, что они были убиты врагами подло, в спину. Но точно также я знаю очень прекрасных ребят, которые погибли на линии фронта. Одно от другого не отличается. Или тебя убили в спину диверсанты, или прилетела мина в машину, в которой ты ехал. У меня был такой пример в начале войны, который меня задел. Были такие ребята, мы их называли «Бригада бессмертных».
 
Это были артиллерийские корректировщики, которые взбирались на высшую точку в окрестности. И украинская сторона знала, что там сидят. И каждый день по ним прямой наводкой выпускалось несколько десятков снарядов. И вот когда почти уже всё закончилось, они уже далеко от этого места стояли возле своей машины, туда прилетела 120-я мина и всех убила. А они уже находились в тылу. То есть, не нам решать, где и когда нас настигнет смерть. Взял в руки оружие — будь готов, что ты отдал свою жизнь. А что касается свободы деятельности диверсионных разведывательных групп — на той стороне мало целей, которые были бы достойны диверсионных разведывательных групп.

Лохматый: Причём я почему-то не сомневаюсь, что группы там есть, но обозначать их для того, чтобы накрыть какого-то Парасюка, смысла нет.

Юрий Барбашов: Да, действительно, тот же самый Парасюк, тот же самый Семенченко, они делают очень много для нашей стороны, то есть они вносят такой бардак в украинскую сторону, что лучше диверсанта себе представить нельзя. То есть ЛДНР в течении двух с половиной лет поддерживает экономику Украины, отправляя туда уголь. Если кто не знает (а я узнал это только после того, как попал на Донбасс) — каждая ТЭЦ на Украине заточена под определённую марку угля с определённого месторождения. И замена другим углём ведёт к технической катастрофе. То есть нельзя закупить уголь из ЮАР и запустить его на ту же Змиевскую ТЭЦ. Нужно перенастраивать ТЭЦ.
 
Там иметь отношение уровень зольности, уровень загазованности, теплоотдача. И каждая конкретная ТЭЦ, каждая форсунка, направлены на определённый уголь. Поэтому заменить донбасский уголь чем-нибудь без существенной реконструкции, невозможно. И вот в то время, когда надеясь на то, что всё-таки Украина придёт в разум, Донбасс её поддерживает, позволяя вырабатывать электроэнергию и тепло, украинские националисты, так называемые «украинские патриоты», совершили шаги по уничтожению выработки электроэнергии на Украине собственной и уничтожение украинской металлургии. Вот какие диверсанты могли бы поступить лучше?
 
Группа Семенченко-Парасюка нанесла вреда больше, чем какие-либо диверсанты могли бы себе вообразить. Вот сейчас останавливаются краматорские заводы, днепропетровские заводы, мариупольские заводы. Вы представляете, сколько ДРГ нужно было бы заслать, чтобы их взорвать? А не надо было взрывать; достаточно Парасюка и Семенченко, и «ребята» просто уничтожили эти заводы на корню. Ещё немножко постоят домны в горячей консервации — они просто самоуничтожатся.
 
Вот такие вот полезные ребята украинские националисты, во всём, с первого шага. Если бы их не было, их надо было бы придумать. Украинского националиста Костю Гришина из Севастополя и того же Парасюка тоже надо было бы выдумать. Потому что если бы кое-кто не завизжал со сцены Майдана, что «нафиг все соглашения с Януковичем, мы пойдём брать Верховную Раду», может быть, до сегодняшнего дня существовала бы Украина.

Лохматый: Я не думаю, и не будет уже существовать. По крайней мере не в том виде, в котором она была.

Юрий Барбашов: Государства «Украина» не будет существовать, а руины, которые останутся на её месте, будут существовать, пока мы их не отстроим. Будут существовать уничтоженные дороги, будут существовать неработающие предприятия. Будут существовать голодные люди, которые на них работали. И вот за это всё нам нужно сказать «Спасибо» украинским националистам.

На самом деле сейчас руками украинских националистов совершается самое страшное преступление против украинского народа – уничтожение промышленности. Тяжёлой промышленности, машиностроения, высокотехнологичных отраслей. Люди, чьи предки строили авианесущие крейсера и космические корабли, деградируют и принуждаются для элементарного выживания копаться в навозе.
И это страшное преступление. Потому что в 21 веке человеку, который думает на русском языке, копаться в навозе недостойно.

Лохматый: Но кто-то же должен копаться в навозе?

Юрий Барбашов: Нет, никто не должен копаться в навозе.

Лохматый: Технологии?

Юрий Барбашов: Да. Человек, который думает на русском языке, должен заниматься полётами на Марс. Русская цивилизация — это цивилизация, которая первая вышла в космос. И это цивилизация, в которой выходец из самого глухого украинского житомирского села должен стать Сергеем Королевым. Нет никаких совершенно причин, ограничивающих украинцев для прогресса в Русском мире. И только в Русском мире выходец из Украины может достичь и полностью себя реализовать как человек — стать великим учёным, стать великим знаменитым писателем, философом, врачом. Просто потому, что Русским мир открывает перед ним — давно открыл — все эти возможности.

Украинец является русским человеком. И любая идеология на этой территории, которая требует отрыва от России, ведёт как к уничтожению этой территории (цивилизации на этой территории), так и к уничтожению людей здесь. Результат вы можете посмотреть после 25 лет «независимости» Украины. То есть всё, что здесь произошло, украинцы сделали своими руками, и только потому, что перестали быть русскими.

Лохматый: То есть, что они сделали своими руками? Уничтожили?..

Юрий Барбашов: Они уничтожили весь мир, который их предки строили на этой земле 350 лет. Всё, что нас окружает, всё, что здесь было построено — построено Российской Империей и Советским Союзом. Поэтому люди, которые проклинают Российскую Империю и Советский Союз — проклинают свои собственных предков и разрушают всё, что ими было построено. Вот мой родной город — Николаев, он был образован, появился на земле в результате «российской агрессии», и собственно говоря, являлся оружием этой «агрессии» на протяжении 225 лет своего существования. Это была столица российского военного судостроения. Это был уникальный город на Земле — в этом городе строились самые технологически сложные машины в мире. То есть если брать прогресс человечества, то на сегодняшний день самой технологически сложной машиной в мире является авианесущий крейсер.

Лохматый: А не космический корабль?

Юрий Барбашов: Космический корабль содержит меньше деталей. Они, может быть — каждая из них — требует больших усилий по обработке, но если взять по человеко-часам, по затратам материалов, то город на воде, в котором живут несколько тысяч человек, который может сам начать и выиграть войну — это самая сложная технологическая вещь. Так вот люди, которые вернули своих окружающих соседей от производства авианосцев к копанию в навозе, совершили на самом деле преступление против человеческой цивилизации. Нам требуются сейчас, прежде всего, уничтожить сумасшествие, идеологическое сумасшествие — когда люди наносят сами себе ущерб из-за того, что отключили мозг и перестали думать о том, кто они, или вот как они, такие как они есть, появились на этом свете; чем думали, чем занимались их предки на протяжении тысячи лет, что обеспечило этих предков теплом, светом и питанием…

Лохматый: Но на данный момент население Украины поставлено в такие условия, что думать у них времени просто нет. Надо либо заработать деньги, либо украсть их — или умрёшь с голоду.

Юрий Барбашов: На сегодняшний день население Украины взято в заложники. Да, многие этому невольно способствовали, а кто-то неудачно пытался сопротивляться. Но сейчас они все в одинаковом положении. Они в заложниках, они не имеют права голоса, они не имеют политической воли. И не могут — не будем говорить «не хотят» — оказать сопротивление диктатуре.

Лохматый: А хотят ли?

Юрий Барбашов: Хотят.

Лохматый: А они хоть понимают, что они живут при диктатуре?

Юрий Барбашов: Они это прекрасно понимают.

Лохматый: Я задаю те вопросы, которые обычно задают в комментариях под статьями «ВосходИнфо»: вот, мол, «сами хотели», «сами выбирали».
Что значит «сами выбирали»? Я чего-то не представляю себе в нашем мире абсолютно честные выборы, хоть застрели меня…

Юрий Барбашов: Ну, на самом деле уже очень давно Украина выбирала из разных сортов одного и того же дерьма. То есть на Украине просто не оказалось реальных политических партий. Вот Коммунистическая партия оказалось фейком. Просто фейком. Коммунисты, которые нашли о чем говорить с фашистами — это уже не коммунисты. Была ли пророссийская хотя бы одна партия? Да, был «Русский блок». Он как появился в виде независимой, не поддерживаемой из России мелкой политической партии, попытался заявить о себе на общеукраинском фоне — и управление им было быстро перехвачено СБУ; на этом его политическая история не закончилась.
 
То есть была какая-то имитация деятельности, но она никогда и не могла выйти дальше имитации, потому что другой задачи никогда и не ставилось. А те люди, которые ставили перед собой другие задачи, были устранены из политического поля. Так вот сейчас украинский народ фактически оказался в заложниках. Вот сейчас говорят: «Они сдают деньги на АТО». А я скажу, что во время немецкой оккупации они еще и здорово работали на немцев, и колхозники сдавали свою продукцию на благо Рейха, и заводы работали на благо немцев; точно также это происходит и сейчас на Украине. То есть все доступные ресурсы всегда любая политическая сила бросает на выполнение своих целей.
 
Но это не является целью украинского народа. Даже если взять по количеству людей, охваченных военным безумием — насильно загнанных в украинскую армию за всё это время оказалось около 300 тысяч человек. Вот вместе даже со своими родителями, членами семей и детьми — это 1 или 2 миллиона человек. Сейчас на территории Украины проживает больше 30 миллионов человек. Получается меньше 10 процентов в принципе причастных к тому, что происходит на войне, в политическом поле. Все остальные 90 процентов населения — они к этому если и причастны, если и поддерживают, то у них вместо головы телевизор.

Лохматый: Но раздаются крики: «Наказать их там всех!» Как наказать? Вот можно наказать пойманную банду Семенченко — показательно их расстрелять. Но как наказать 30 миллионов? За что?

Юрий Барбашов: В этих вопросах главное — это целеполагание? Чего ты хочешь добиться? Изменений или «кого-то наказать»?

Лохматый: Конечно, изменений.

Юрий Барбашов: Так вот, надо очень чётко полагать перед собой, чего ты собираешься добиться. Ты хочешь сплясать на чьём-то трупе? Ты хочешь увидеть улицы с виселицами на фонарях? Или хочешь превратить эту землю в цветущий рай? И вот, исходя из конечного целеполагания, нужно строить все свои действия. Если опять же обратиться к моей любимой истории, то есть два примера исторических. Это генерал Шкуро и генерал Слащев. Они воевали на одной и той же «белой» стороне.
 
Одно время Слащев был начальником штаба у Шкуро.  И вот он ушёл от Шкуро вот по какому вопросу: Шкуро очень жестоко казнил пленных красноармейцев, просто жесточайше над ними измывался. А Слащев, став генерал и командующим отдельной армией, переагитировал красноармейцев на свою сторону. Возможно, именно поэтому, когда жена Слащева попала в плен к красным (так получилось), её свозили на поезде в Петроград, продержав некоторое время в заложниках, а потом на личном поезде Фрунзе вернули обратно к Слащеву. И после эвакуации из Крыма Белой Армии, посидев пару лет в Константинополе, Слащев вернулся в Советский Союз, не побоявшись суда. Прошёл через суд, был оправдан, стал преподавателем курсов «Выстрел», где начала готовиться советская армейская элита.

Лохматый: В любом случае, сейчас есть военные преступления, которых нельзя оставить безнаказанными. Как с этим быть?

Юрий Барбашов: У нас есть пример послевоенной Германии. Уже был пример денацификации целой страны. Есть пример Восточной Германии, есть пример Западной Германии. Есть пример стран, где тоже правили нацисты, коллаборанты. С ними расправились очень жестоко. Не всех расстреляли. Были очень тяжёлое, очень длительное тюремное наказание — просто за поддержку нацизма, за коллаборацию с немецкими оккупантами. В той же Норвегии, между прочим, тем, кто поддерживал нацистов, пришлось очень сильно пострадать.

Лохматый: Ну и я думаю, рабочие руки сильно понадобятся…

Юрий Барбашов: Речь идёт не только о преступлениях на линии фронта, речь идёт и о внутреннем терроре. То есть те же люди, которые сейчас терроризируют предпринимателей, политические силы…

Лохматый: Гражданский корпус «Азов»..

Юрий Барбашов: Не только Гражданский корпус «Азов», но и те, кто занимался реальным политическим террором. Давай говорить правду о том, что сейчас на Украине действуют «эскадроны смерти» … Об этом только сейчас стали говорить те, кто поддерживали переворот, те, кто считают себя украинскими патриотами — вот они сейчас говорят о том, что свободы слова нет, потому что действуют «эскадроны смерти». Давайте посмотрим на статистику пропавших без вести на Украине. О том, сколько пропало без вести в той же Одессе.

Лохматый: В том же Днепропетровске…

Юрий Барбашов: …В Мариуполе. Причём палачи откровенно признаются о том, что они да, убили сотни людей, закопали по посадкам. И каждый, кто поднимает свой голос, даже те, кто выходил на флэш-моб песен, они прекрасно знают, что их не только могут вызвать в СБУ — их просто могут убить в собственном подъезде, могут покалечить ребёнка, могут напасть на жену. Ведь когда мы говорим об отсутствии сопротивления на территории Украины, мы всегда забываем о том, что это население находится в оккупации.
 

АКТУАЛЬНО

Добавьте комментарий

  • winkwinkedsmileam
    belayfeelfellowlaughing
    lollovenorecourse
    requestsadtonguewassat
    cryingwhatbullyangry
Войти через
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Наверх