Новостной обзор

Хроники «хлебного перемирия» 21 июля 2017
39
Хроники «хлебного перемирия» 20 июля 2017
69
Хроники «хлебного перемирия» 19 июля 2017
75
Хроники «хлебного перемирия» 18 июля 2017
63
Хроники «хлебного перемирия» 17 июля 2017
100

Лента новостей

18:16 20-07-2017
Петиция против проспекта Шухевича в Киеве набрала нужное число подписей
18:13 20-07-2017
Литва предложила США развернуть в Прибалтике зенитные комплексы Patriot
18:10 20-07-2017
Прифронтовой Мариуполь решили сделать туристическим центром
16:42 20-07-2017
В Китае в первой половине года за коррупцию наказали 210 тысяч чиновников
16:14 20-07-2017
Полиция задержала саудовского принца по приказу короля
15:30 20-07-2017
При взятии Мосула погибли 40 тысяч мирных жителей, заявили курды
09:20 20-07-2017
Возвращение Крыма впишут в школьную программу
16:11 19-07-2017
В Одессе отменили спектакль с Гришаевой по требованию националистов
14:10 19-07-2017
Китайский легкоатлет обогнал истребитель
13:57 19-07-2017
Депутат Рады заявил, что Wi-Fi появился благодаря Украине
13:33 19-07-2017
В Одессе девушку попытались выкинуть из маршрутки за разговор на украинском
21:59 18-07-2017
Сейсмологи предупредили о сильнейшем землетрясении в Крыму
18:21 18-07-2017
Ляшко потребовал срочно объявить Порошенко импичмент
17:28 18-07-2017
Путин пообещал авиастроителям 60 миллиардов рублей
15:13 18-07-2017
На Украине разворовали свалку радиоактивных отходов
Все новости

Президент хочет, чтобы бенефициарии фонда «Луйс» работали в Армении

МИД РФ: прибалтийские соседи последовательно фальсифицируют историю

С 15 июля режим тишины на Донбассе нарушается до 1,5 тыс. раз ежедневно — А.Хуг

СММ ОБСЕ идентифицировала место прорыва крупного водогона — А.Хуг

Минфин США ввел санкции против гражданина России Барханоева за связи с ИГ*

Архив публикаций

«    Июль 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31 



» » » Жительница прифронтового города: «Выжить помогло чудо»

Жительница прифронтового города: «Выжить помогло чудо»


Киев на весь мир сейчас стал кричать о тех, кто находится в плену на территории ДНР/ ЛНР, вот и депутатов Европарламента побеседовать на эту тему пригласил, только вот то, через какие страдания, если вообще выживут, проходят жители Донбасса, порою совершенно странным образом обвиняемые в сепаратизме, он почему-то замалчивает.

Об этих муках на грани смерти специально для читателей «Одной Родины» рассказывает побывавшая и в плену у карательного батальона «Азов», и в застенках СБУ можно сказать чудом выжившая жительница прифронтового города Оксана. Из соображений безопасности ее настоящие имя и фамилию мы указывать не станем.

- Все началось с того, - говорит Оксана, - что в октябре 2014 года я возвращалась домой после ночной смены на предприятии. Осень. Холодно. Сонная. Уставшая. Иду через рынок и вижу, что там, в принципе, как и в другие дни, беспредельничают вооруженные люди в камуфляже, так называемые защитники – «патриоты» Украины.

Их лица, спрятаны под балаклавами. Они хамят, терроризируют и оскорбляют продавцов, отнимают у них деньги и товар.
Мимоходом, негромко в адрес этих вояк я отпустила едкую реплику, может, из-за нее, а может, из-за того, что за мной следили давно, домой я так и не вернулась, да и не известно вернусь ли еще хоть когда-нибудь…

В общем, иду, перехожу дорогу, до дома остается шагов двадцать, и тут ко мне подъезжает серебристая машина. Из нее выходят военные с шевронами карательного батальона «Азов», называют мою фамилию, я поворачиваюсь и спрашиваю: «А что случилось?»

Мгновенно оказываюсь в машине с наручниками на руках, с мешком на голове, куда-то везут.
Остановились, выволокли из машины, избили, чем-то облили, выстрелили у самой головы. Видно, показалось мало, потому что снова и снова везли, останавливались, избивали, стреляли.

Полуживую от ужаса привезли в какое-то помещение и бросили на бетон. Огляделась, глухая без окон комнатка, метр ширина, два длина, два высота, вся залита кровью, на полу ни соломинки, ни тряпочки.

Позже я узнала, что нахожусь в аэропорту, который в моем городе давно окутан зловещими слухами, что в камере, незадолго до моего появления, была убита (забита до смерти) молодая двадцативосьмилетняя женщина. Возможно, чья-то дочка, жена, мать…

- Как долго вы там сидели?

- А я не сидела, садисты-каратели из «Азова» меня по нескольку раз в сутки выводили то на расстрел, то на допросы, то на избиения, то на пытки. Били электрошокером, цепляли клеммы на руки и ноги и пускали ток, обливали водой, топили, душили, подвешивали.

Требовали повторять их слова о том, что я якобы какие-то точки помогала корректировать, что я якобы собирала и передавала какую-то информацию, что я якобы снайпер, а то, что я вообще по состоянию здоровья, как крот, и всем этим заниматься никак не могу, их совсем не интересовало.

Сильно били за то, что я говорила, что моя Родина СССР, перебили переносицу, держали в руках мой украинский паспорт и злились, что у меня … прописка. Они утверждали, что я русская шпионка и работаю на Россию, а я украинка, самая настоящая этническая украинка.

Кстати, за то, что я пыталась с ними разговаривать на украинском языке, меня тоже сильно били. Сами они преимущественно говорили по-русски и обвиняли меня по 5 статьям: сепаратизм, измена Родине, создание и руководство террористической организацией, бандитизм и терроризм. При этом никаких доказательств не предъявляли.

- А кормили хоть?

- Нет. Мне очень сочувствовали мальчишки – призывники из ВСУ, которые охраняли камеру, они все спрашивали, за что со мною так обращаются, а я и сама не знала за что. Вот они изредка, украдкой и подкармливали меня.

Помню, сижу на бетонном полу, трясусь от слабости и холода. Открывается дверь, стоит паренек: «Титонько! Вы так помрете. Вот борщ гарячий, як моя мама варе…»

- Много людей каратели вот так, как вас, держали в аэропорту?

- Много. И мужчины были, и женщины. Над ними тоже издевались и, видимо, здесь же расстреливали. Седьмого ноября я увидела яму с трупами. Тогда меня в очередной раз вывели на расстрел, заставили в нее спускаться, мешок съехал и я увидела мертвые ноги.

Но меня почему-то не расстреляли, снова отвели на допрос, снова издевались. Из пистолета выстрели почти в самое ухо, лопнула барабанная перепонка, потекла кровь, очнулась в камере.

Я уже не знала, живу я или умираю, там, в аэропорту, я поверила в Бога, вспомнила «Отче наш», молилась и, может, наяву, а может, в бреду видела Богородицу.

Восьмого ноября меня отвезли в СБУ.

- Там снова мучили?

- В аэропорту меня ломали физически, а в СБУ – морально. Те, кто попал туда раньше    меня, до сентября 2014 года, рассказывали о пытках. Но меня там не пытали, ко мне был другой подход:эсбэушники знали, что единственная для меня родная душа на белом свете – это мама и здоровье у нее не очень. Вот о маме они со мной и беседовали, а еще водичку давали, от которой я почти сознание теряла, от нее сильно болела голова, открывалась рвота.

А еще прогоняли всех таких, как я сепаратистов, через так называемые пресс-хаты, то есть нас по два человека селили в камеры к тем, кто осужден по уголовным статьям, таким как убийство, воровство, наркомания. Смотрящим из числа обвиняемых было приказано нас прессовать. Вот они и прессовали.

- Как вам удалось выбраться на волю?

- Моя фамилия оказалась в списках на обмен пленными, поэтому я вышла на свободу и оказалась в Донецке. Никаких документов у меня не имелось, все отобрал «Азов», а в Донецке у меня были только знакомые. Вот они и помогли. Замолвили за меня слово перед уважаемым командиром бригады «Призрак» Алексеем Мозговым, и он взял меня к себе. Тогда я рвалась на передовую, от всего пережитого, с одной стороны, была очень пугливая, боялась каждой машины и со здоровьем были проблемы, а с другой стороны, люто ненавидела карателей, готова была их зубами грызть.

Но в «Призраке» на передовую меня не пустили. Они вообще окружили меня заботой и вниманием, там я начала оттаивать душой и приходить в себя, занималась я в бригаде обычными хозяйственными вопросами.

После расформирования «Призрака» стала сугубо гражданским человеком с подорванным карателями здоровьем.

- А о судьбах тех, кто остался там, в застенках, вы что-нибудь знаете?

- Я им очень сочувствую. Они осуждены на длительные сроки, на 10-15 лет, на пожизненное заключение и отбывают их на Западной Украине.
И моим землякам в … я тоже очень сочувствую, им приходится жить в постоянном страхе, в любую минуту их, как меня тогда, могут в чем-то обвинить и потащить в застенки на расправу или смерть.

- Известно ли вам, что карательный полк «Азов» теперь собираются преобразовать в политическую партию?

- Какая партия? Они Украину не любят! Они ее уничтожают! Война и деяния карательных батальонов уже довели Украину до того, что никакая федерализация, никакие минские соглашения ей не помогут.

Между Киевом, Донецком и Луганском – руины и столько крови, смертей, страданий, что теперь ни о каком единстве не может быть и речи, причем на долгие-долгие годы вперед, а такие политические партии, как «Азов» будут лишь усугублять существующее положение вещей, способствовать еще большему разжиганию ненависти, а в конечном итоге и полному распаду Украины.

Все по теме: Война на Донбассе

АКТУАЛЬНО

Добавьте комментарий

  • winkwinkedsmileam
    belayfeelfellowlaughing
    lollovenorecourse
    requestsadtonguewassat
    cryingwhatbullyangry
Войти через
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Наверх