Новостной обзор

Новороссия сегодня
40
Хроники «школьного перемирия» 19. 09. 2018
60
Ночная сводка, 19 сентября
67
Новороссия сегодня
155
Хроники «школьного перемирия» 18. 09. 2018
51

Лента новостей

16:23 19-09-2018
На Закарпатье украинцам тайно раздают венгерские паспорта
14:58 19-09-2018
Шпорт и Фургал приступили к полноценной совместной работе в Хабаровском крае
13:46 19-09-2018
Орбан не верит в украинскую ГТС: премьер Венгрии попросил Путина поставлять газ в обход Украины
18:34 18-09-2018
Такого не ожидал никто. Кандидаты выборов губернатора Хабаровского края Шпорт и Фургал пришли к консенсусу
18:29 18-09-2018
Как пенсионные изменения скажутся на льготной категории граждан?
17:25 18-09-2018
Разорвать дружбу с Россией легко, а что дальше, Порошенко?
15:02 18-09-2018
Китай введет ответные ввозные пошлины одновременно с США - с 24 сентября
14:47 18-09-2018
В Госдуме потребовали извинений, соболезнования и компенсацию от Израиля
13:32 18-09-2018
Светлана Орлова лидирует. Жители Владимирской области определились с выбором нового губернатора
11:23 18-09-2018
Предвыборный штаб Тарасенко обвиняет Ищенко в подкупе избирателей: жалобы поданы
19:07 17-09-2018
Петербургское сборище оппозиции предсказуемо «село в лужу»
18:02 17-09-2018
Twitter у ЦРУ на поводке: и аккаунт заблокирует, и д..ма накидает
15:33 17-09-2018
Выборы в Хакасии: Виктор Зимин настроен на победу во втором туре
14:49 17-09-2018
НАТО внедряет стандарты в «самую сильную армию Европы»
13:41 17-09-2018
По прошедшему брифингу МО на тему сбитого Боинга
Все новости

Расправа над журналистом в Тбилиси – две версии одного преступления

Что не поделили министр образования и автор ЕНЭ Миминошвили?

Бибилов о флаге Южной Осетии: символ борьбы за свободу

Подарок от Алагира: в Дзауском районе установили бюст Коста Хетагурова

Минобразования предупредило желающих учиться за границей

Архив публикаций

«    Сентябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930



Бой местного значения

Удар страшной силы сотряс все здание. Снаряд, пущенный артиллерией Вооруженных сил Украины, ударил в бойлерную детского садика города Донецк. Дом, построенный в сороковых годах прошлого века, сооруженный из кирпича и дерева вспыхнул, как спичка в сухую, жаркую погоду, и густой дым войны, снова затмил голубое небо Донбасса.

В этом здании дети только пообедали и готовились к дневному сну. Взрыв ошеломил их. Все очень сильно испугались. Некоторые начали кричать. Елена Николаевна – заведующая детским садом быстро взяла эвакуацию детей под свое управление и, в считанные минуты все находившиеся на первом этаже выбежали во двор, на безопасное расстояние и с ужасом смотрели, как языки пламени охватывают здание.
 
Мария Алексеевна, или тетя Маша, как ее называли дети, была воспитательницей младшей группы садика. Тут же находился и ее сын Миша. Всего, после начала гражданской войны на ее попечении оставалось восемь малышей, включая ее собственного ребенка. Все они находились на втором этаже вместе с воспитательницей. Сейчас воспитательница велела детям взять одеяла, бежать в угол комнаты, где было два окна, лечь на пол и ждать ее. Мария быстро взяла двух девочек на руки и ринулась к лестнице выхода.

- Мама!-позвал ее сын. Женщина быстро повернулась:

- Мишенька! Надо потерпеть – детишек много! – на ходу бросила она. Она выбежала во двор и поставив девочек на ноги, обернулась чтобы бежать назад, но тут вспыхнула нижняя часть лестничного пролета, а черно-серый дым с проблесками пламени закрыл видимость обратного пути. Мария обреченно смотрела на разгорающееся здание и сердце ее в испуге заколотилось. «Господи! Помилуй и спаси детей!» - тетя Маша перекрестилась и бросилась в дым.
 
Глаза защипало, едкая гарь проникала в легкие, вызывая мучительный кашель, рвущийся наружу. Мария пригнулась к самому полу и подумала: -«Надо торопиться! Осталось еще шестеро!», - эта мысль прибавила ей силы, толкнув вперед – в жар огня. Она быстро нашла комнату. Все уже было в дыму, кроме места возле каменной стены у окон. Дети лежали на полу скованные страхом. Одна девочка рыдала и звала маму. Увидев Марию, заплакал и Михаил. Воспитательница, строго сказала сыну: - «Терпи! Ты здесь единственный мужчина! Остальные – малые дети!» - она серьезно смотрела на него. Миша кивнул и прижался к полу. Мария снова взяла двоих – плачущую девочку и нервно вздрагивающего мальчугана.
 
Почти бегом, с двумя детьми на руках она рванулась по горящей лестнице вниз. Преодолевая сильный жар, едкий дым, встряску кашляющих до рвоты детей, собственный страх и боль ожогов, Мария выбралась на свежий воздух. Опустив свою ношу подумала: - «Еще четверо!», - и снова шагнула в ад пожара. Все ее тело, весь хотящий жить, организм сопротивлялся, требуя вернуться в безопасное место. Но мысль о спасении своих погибающих, испуганных, беззащитных малышей была сильнее любого страха, любой боли, любых сомнений. Мария двигалась уже на ощупь, обжигая руки и легкие.
 
Ее одежда начала тлеть. Воспитательница прорвалась на второй этаж и, почти теряя сознание, упала на пол, где еще оставалось немного воздуха. Вдохнула. Выдохнула. Зашлась в кашле. Услышала вскрик своего сына:-« Мамочка!». Вскочила, подхватила двоих кашляющих взахлеб мальчиков и метнулась к выходу. Когда Мария оказалась на свежем воздухе, то была практически без сознания от боли горящего тела и отравления черным дымом. Одежда ее дымилась, паленые под тлеющей косынкой волосы, жгли голову, руки обнимавшие малышей закоптились.
 
Но через помутившийся от жара, дыма и внутренней борьбы рассудок, пробивалась, пульсируя громкая, кричащая мысль: - «Еще двое!». На воспитательницу плеснули, остужая, водой. Кто-то набросил мокрый кусок брезента. Вокруг кричали. Мария, не слыша и не видя громко выдохнула: - «Еще двое осталось! Надо идти!» - и скрылась в огне.
 
Через минуту она снова вышла из пламени. На ее почерневших руках, накрытый брезентом лежал мальчик. Он потерял сознания от угара, но был без ожогов. Мария положила его на траву и сняла брезент. Мальчик задышал. Женщина обрадованно кивнула и в этот момент, раздался треск рушившихся перекрытий. Мария развернулась к пожару, вскинув дымящиеся руки: - «Н-е-е-е-е-т! М-и-и-и-ш-а-а-а!» - закричала она и бросилась в огонь. Мария зашла в, объятое пламенем, рушившееся, умирающее здание. Боль, ужас и сильное горе пытались сковать женщину.
 
Но Мария двигалась к месту, где остался ее сын, зная, что никакая сила не остановит ее. Она перестала реагировать на жар, дым, вспыхнувшие волосы, треск ломающихся перекрытий. Это не могло поколебать решимости матери. Внезапно, Мария почувствовала облегчение дыхания. Дым перестал выедать глаза и выворачивать внутренности. Жар ощущался, но не было той нестерпимой боли, которая терзала ее тело раньше. Женщина просто поднялась сильно горящей, но еще целой лестницей, прошла по раскаленной стальной балке перекрытия, взяла, лежащего на чудом уцелевшем куске пола бездыханного ребенка и, тем же путем, возвратилась на двор. Сколько это заняло времени, она не знала.
 
Часы, минуты и секунды уже не имели никакого значения. Важна была только жизнь, оставшегося последним, ее родного сына. Мария несла его, обожженного, стараясь защитить от огня, спасти, накрыть собой. Она шла, и пламя отступало от нее, смиряясь перед силой жертвенной любви матери. Неожиданно мальчик открыл глаза и, глядя на маму, радостно улыбнулся. Мария улыбнулась ему в ответ и поняла, что спаcла его, что теперь он будет жить. В этот момент пламя отпустило ее - полностью ушло и, женщина оказалась на открытом пространстве, выйдя из пожара.
 
Она увидела пожарных разворачивающих рукава, группу столпившихся людей глазеющих на пылающее здание, своих детей, которых привычно пересчитала и машину скорой помощи. Мария, с ребенком на руках шла к врачам, а те бежали ей на встречу. Медики взяли ребенка, как-то странно поглядев на женщину. Она улыбнулась им и сказала:

-Все! Этот последний! С ним все будет хорошо! – на ее обгоревшем, черном лице радостно заблестели глаза и белые зубы. Мария вздохнула, почувствовав сильнейшую, усталость и прилегла спиной на траву. Она сложила руки, прикрывая нагую, обгоревшую до черноты, грудь:

- Слава Богу! – сказала женщина, и взгляд ее устремился ввысь. Радость победы, проникнув в сердце, охватила ее. А душа Марии ликуя вспорхнула как птица, поднялась высоко-высоко в небо. Она летела над пожаром, над страдающим городом, над ненавистью этой странной и страшной войны, над злобой и суетой, над меркантильностью и предательством, возвращаясь к истинной любви, тихому миру и вечной радости.

Доктор наклонился к женщине, тронул ее за руку и та, рассыпалась сгоревшим пеплом. Стоявший рядом пожарный, снял шлем и вытирая лоб изумленно спросил:

-Как же она его вынесла? Она же полностью сгорела! Вся!

Доктор показал на шею Марии, где блестела серебряная цепочка с крестиком, рядом с которым, сверкал золотом маленький кулон с изображением иконы Богородицы – «Неопалимая купина»

АКТУАЛЬНО

2 комментария

  1. Любитель
    Вот из-за таких сказочных борзописцев и разжигается ненависть между людьми.
    Но время придет: и все ответят перед судом, кто перед людским, а кто и перед Божим.
    1. Лохматый
      ну да, это борзописцы разжигают, а как иначе? ВСУ, которые обстреливают мирные города ни чего не разжигают. они просто... убивают
  • winkwinkedsmileam
    belayfeelfellowlaughing
    lollovenorecourse
    requestsadtonguewassat
    cryingwhatbullyangry
Войти через
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Наверх