Новостной обзор

Новороссия сегодня. 21 мая
58
Криминальная Украина. 21 мая
48
Ситуация на Донбассе за прошедшие сутки. 21 мая
93
Новороссия сегодня. 20 мая
146
Ситуация на Донбассе за прошедшие сутки. 20 мая
133

Лента новостей

20:43 21-05-2019
Зеленский: «Северный поток-2» не должен быть построен
20:38 21-05-2019
США усилили санкции против России
15:31 21-05-2019
Белый дом анонсировал санкции против «Северного потока-2»
15:27 21-05-2019
Против Порошенко заведено дело о государственной измене
15:23 21-05-2019
Россия наращивает поставки нефти в США: американцы просят в три раза больше
15:03 21-05-2019
Крымские татары потребовали извинений от Украины за «еврейское фото»
13:31 21-05-2019
Путин будет рад провести встречу с Трампом на G20, заявил Песков
13:25 21-05-2019
В России упростили порядок установления инвалидности
11:12 21-05-2019
Британские дипломаты прервали выступление Небензи в СБ ООН
10:50 21-05-2019
Зеленский запросил помощь США в борьбе с «российской агрессией»
20:47 20-05-2019
ЕС призвал Украину немедленно начать переговоры с Россией по газу
18:07 20-05-2019
Вишневский обвинил СМИ в клевете, защищая депутата-наркомана Резника
14:40 20-05-2019
Трамп подтвердил кибератаку США против России
14:34 20-05-2019
В Кремле рассказали, с чем Путин поздравит Зеленского
12:30 20-05-2019
Пашинян объявил о новом этапе революции в Армении
Все новости

Латвия справилась с Норвегией на ЧМ по хоккею

Посредники сами должны убедить Баку начать диалог с Карабахом — Сафрастян

Россельхознадзор взял на усиленный контроль 18 предприятий Беларуси

Мэй пообещала парламенту голосование по новому референдуму по Brexit

Куда приведет Украину закон о языке

Архив публикаций

«    Май 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031 



» » » Пятое горькое военное лето Донбасса: «Кровавое воскресенье» в Горловке

Пятое горькое военное лето Донбасса: «Кровавое воскресенье» в Горловке

Ровно четыре года назад, 27 июля 2014 года, — день, когда в Горловку пришла война. В каждом городе Донецкой области есть свои точки отсчёта, свои памятные «страшенные» даты

27 июля 2017 года в 14.00 со стороны Дзержинска по Горловке без предупреждения ударила украинская артиллерия, десятки снарядов, выпущенные из установок залпового огня «Град» легли на улицы ничего не подозревающего города и унесли жизни 22 человек. Этот день навсегда вошёл в историю города, как «кровавое воскресенье». Одновременно с артобстрелом Горловки Национальная гвардия Украины пошла на штурм соседнего Шахтёрска, туда с двух сторон вошли колонны бронетехники.

Снимки, которые облетели после того дня весь мир, мёртвая женщина с мёртвым младенцем на руках — 23-летняя горловчанка Кристина Жук и её 10-месячная дочь Кира. Они были названы «Горловская Мадонна», их растиражированность в сети причинила немало страданий матери Кристины. Молодая мёртвая женщина в чёрной футболке с надписью Paris прижимает к себе мёртвую крошечную девочку в залитом кровью платьице.

Совсем недавно русский писатель Захар Прилепин встречался с Ксенией Собчак на канале «Дождь». Я бы хотела на одной из фраз Захара заостриться: «Вот это ваше выставление человека субъектом, вокруг которого надо водить хороводы, вызывает у меня полное презрение».

Человек, вокруг которого не стоит водить хоровод, человек, который меньше, чем Бог, чем Родина, чем семья, чем дети. Кто он, этот человек? Статистический материал, попавший между молотом и молотом, мука на жерновах истории? На Донбассе на сегодняшний день около 8000 погибших мирных жителей и более 200 детей.

Мне бы хотелось «водить хоровод» вокруг каждого из этих людей, но прав Захар, не хороводы водить надо, а остановить убийства. Я не могу спокойно печатать эти цифры, когда я печатаю их, я плачу и представляю себе, что это убито не восемь тысяч неизвестных или известных мне людей, а восемь тысяч меня. И это ломает. Мы же всегда относимся к собственной личности по-особому, по отношению к себе мы исключительны, снисходительны, жалостливы. Это о себе мы думаем, что с нами ничего не случится; думаю, что не ошибусь, если скажу, что горловчанка Кристина Жук, скорее всего, думала также.

В моей семье мне с детства внушался тезис о том, что человек — это вселенная. Мой отец был коммунистом и атеистом, он не настаивал на человеческом подобии Господу, но он был уверен в том, что один человек — это уже огромный мир. С любовью и ненавистью, с ежедневными битвами и поражениями. Но всякого ли человека мы способны воспринимать, как некую замкнутую глобальную систему, поддержание жизни в которой имеет первостепенное значение для мира внешнего?
 
Почему жизнь одних почти ничего не стоит, а жизнь других бесценна? Почему трагедия в редакции газеты «Шарли Эбдо» (7 января 2015 года), унесшая жизни 17 человек, была на устах у всего мира, в то время, как Донбасс в тот же период являл собою одну огромную мишень, по которой без устали работала украинская артиллерия? Чем дончанин или горловчанин хуже парижанина?
 
В контексте вселенной, безусловно. Один и тот же шарик в глубинах космоса, а отношение разное к представителям одного и того же биологического вида. Это огромная несправедливость, которую я никак не могу преодолеть внутри себя. Мы что лицом не вышли? Нет, не лицом, а происхождением.

За несколько месяцев до войны я была в Горловке. Горловка — это родина моего литературного редактора, мы посетили Гольму (посёлок городского типа, находится на расстоянии 21 километра от центра города). Гольма тогда и Гольма сейчас — это два разных мира. Медлительная уютная зелёная Гольма до войны и артобстрелянная распятая Гольма сегодня.
 
Мы стояли под огромным тополем во дворе отчего дома литературного редактора и смотрели в небо над Гольмой, мой спутник вспоминал время, когда он был мальчишкой, вспоминал мамочку и отца, свои школьные годы. После той поездки я написала стихотворение о неисчерпаемом небе прекрасной Горловки. Разве мы могли тогда предположить, что совсем скоро начнётся война?

Иногда пространство не выдерживает и рвётся,
обнажая слои и заброшенные колодцы
посреди дворов, где сирень и яблони,
где высокий ты остаёшься маленьким…
Навсегда. Там пахнет книгами и прочитанным,
пахнет крепко, вышколенно, мучительно.
Стой под яблоней и гляди на решётки в окнах,
стой, покуда в горле не станет сохнуть…
Слово за слово, мы вернёмся, на кальке детства
абрис каждого обрисован, кто по соседству
заливался смехом, судачил, бельё вывешивал.
Твоя мама смотрела сны зачастую вещие.
Иногда в рулетке времени и пространства
вдруг случается сбой, как на той подстанции,
по которой ты узнаешь дорогое место, —
красный дом внутри прожито́го детства.
Узкий вход в подъезд, беседка и сизый тополь.
Он всегда был здесь, и всегда галопом
вы носились по двору — оголтелые!
А теперь ты впаян в иное тело,
оно жёстче, суше, что, впрочем, кажется.
«Я читаю души…» «Прочти, пожалуйста!» —
ты стоишь навытяжку, просишь взглядом.
И я вижу небо!.. Его громада,
если черпать, так же неисчерпаема,
как и эта горловская окраина.

А всего через несколько месяцев мир дрогнул и я начала писать совершенно другие стихи, страшные военные тексты, не о любви, а о том, как отчаянно хочется жить, о непонимании войны и её убийственных технологий. Я намеренно в самом начале статьи указала, на, казалось бы, ненужную деталь, на надпись на футболке, в которую была одета в момент смерти горловчанка Кристина Жук. Париж.
 
В последние годы мы много говорим о глобализации, о её экономическом и политическом контекстах, мы говорим о стандартизации законодательств и технологических процессов, но забываем поговорить о глобализации духа. О том, что жизнь любого человека бесценна, без поправок на происхождение и паспортные данные. И пока наш мир будет раздираем условностями сословий и гражданств, пока жизнь одних будет бесценной, а других грошовой, он будет вспыхивать новыми и новыми горячими точками.

И никому не будет дела до этих точек, кроме тех, кто в них живёт, как нет дела вот уже четыре года до нас и наших детей.

Мои волосы пахнут гарью,
мои руки в масляно-чёрном.
Я устала быть божьей тварью
среди заживо подожжённых.

Моя кожа пропахла дымом,
моё платье в цветах и саже.
Я немного святой Гарсиа,
только кто это им докажет?

Под ногами асфальт и щебень,
под подушкой словарик матов.
Кто-то должен был этот жребий
разыграть из людских приматов.

Пусть так вышло, накрой водою
с головою меня солёной.
Сухопутных утешит море,
поцелуи спасут влюблённых.

Только волосы будут пахнуть
ещё долго смертельным ветром,
смесью горечи с аммиаком,
нашим первым военным летом.
(г. Донецк, лето 2014 года)
 

АКТУАЛЬНО

Добавьте комментарий

  • winkwinkedsmileam
    belayfeelfellowlaughing
    lollovenorecourse
    requestsadtonguewassat
    cryingwhatbullyangry
Войти через
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Наверх