Лента новостей

09:24 10-12-2016
Доигрались, латыши! Северсталь сворачивает производство в Латвии
09:04 10-12-2016
Лондон, гуд бай. Австрия вывозит свой золотой запас из британских хранилищ
08:57 10-12-2016
Еще около 18 тыс мирных жителей покинули подконтрольные боевикам кварталы Алеппо
08:53 10-12-2016
Отряды оппозиции при поддержке Турции вошли в сирийский Эль-Баб
08:33 10-12-2016
В Харькове ученики местного ПТУ пожелали смерти лежащим в госпитале бойцам АТО
08:15 10-12-2016
Журналист Times отказался прекращать работу над компроматом на Порошенко
18:19 09-12-2016
«Волосы дыбом встают»
17:39 09-12-2016
Откуда не ждали
17:09 09-12-2016
Авиаудары в Сирии: Израиль играет в русскую рулетку?
15:16 09-12-2016
Америка подкинет Киеву ещё 350 миллионов на войну
15:13 09-12-2016
«Военные консультанты» из Германии прибудут на Украину
13:59 09-12-2016
Россия, Иран и Франция требуют запереть боевиков в Мосуле
13:50 09-12-2016
Муженко в трауре: умер его консультант, генерал, который разрабатывал военные операции «АТО»
13:43 09-12-2016
Загорелась земля под ногами? Запад бьется в истерике!
13:32 09-12-2016
США пытаются договориться с Россией о выводе своих разведчиков и инструкторов из Алеппо
12:51 09-12-2016
Штурм Алеппо. 08.12.2016
09:54 09-12-2016
Минобороны призвало «настоящих джентльменов» с Запада оказывать реальную помощь Алеппо
09:49 09-12-2016
Правительство ПМР предлагает официальное использование флага РФ наравне с республиканским
09:45 09-12-2016
«От таких вещей волосы дыбом встают», – прокомментировал Путин постановление суда
17:06 08-12-2016
НАСА обнаружило стокилометровую трещину в Антарктиде
16:12 08-12-2016
Американские разведчики готовятся бежать из Алеппо в Турцию
15:49 08-12-2016
Враг будет разбит, победа будет за нами!
12:50 08-12-2016
Козырная карта России: чего боятся США и Германия в Алеппо
12:14 08-12-2016
Россия рассматривает снятие санкций с Турции
11:40 08-12-2016
Жизнь и смерть Старого города: первые кадры из освобождённых кварталов Алеппо
11:32 08-12-2016
Коалиция США разбомбила госпиталь в Мосуле
18:26 07-12-2016
Врага в Алеппо мало разбить – его предстоит «перепрограммировать»
18:02 07-12-2016
Провал за провалом: очередной украинский завод находится на грани банкротства
17:45 07-12-2016
Выживший сотрудник ГСО рассказал подробности перестрелки с полицией под Киевом
17:26 07-12-2016
Порошенко согласился досрочно уйти в отставку
15:03 07-12-2016
Владимир Путин продолжает «генеральную уборку»
14:50 07-12-2016
WSJ анонсировала назначение «друга России» на должность госсекретаря США
13:54 07-12-2016
Масштабная спецоперация в Москве: задержаны десятки подозреваемых в экстремизме!
13:33 07-12-2016
Сирийская армия наступает. Боевики сдаются. Попытки США спасти боевиков – провальны. Обама просто ошибся
13:00 07-12-2016
Почему Россия и Китай сейчас закупают золото
12:56 07-12-2016
Сергей Лавров будет отстаивать политические взгляды России на международной арене
12:24 07-12-2016
Войска Асада вырвали из лап боевиков ключевую трассу в аэропорт Алеппо
12:18 07-12-2016
Италия забивает очередной гвоздь в гроб украинской ГТС
11:11 07-12-2016
Навязчивая идея: глава Генштаба Украины подсчитал потери в случае войны с Россией
20:06 06-12-2016
Реформы заезжих клоунов: За три года Украина растеряла своих торговых партнеров и выпала из мировой торговли
19:58 06-12-2016
Комментарий МККК о гибели российских медиков в Сирии возмутил Минобороны РФ
19:00 06-12-2016
Опять нажрался...
18:00 06-12-2016
Путин утвердил новую Доктрину информационной безопасности
17:51 06-12-2016
Право вето: Россия и Китай не пропустили резолюцию по Алеппо в ООН
17:43 06-12-2016
Ультиматум Минобороны
Все новости

Архив публикаций

«    Декабрь 2016    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Яндекс.Метрика

Рейтинг@Mail.ru

» » » Минздрав: Дальний Восток перестал быть оторванным от "материка"

Минздрав: Дальний Восток перестал быть оторванным от "материка"


Частники готовы вложить в медицину до 340 млрд руб.

За последние четыре года благодаря программам модернизации, в рамках которых Дальний Восток получил 40,5 млрд руб. на переоснащение и переорганизацию системы оказания медицинской помощи, были выстроены межмуниципальные технопарки, сосудистые центры, травма-центры и т. д. Выстраивание этой системы и организация логистики позволили резко снизить смертность от многих видов заболеваний. Об этом рассказала министр здравоохранения Вероника Скворцова на полях Восточного экономического форума во Владивостоке.

- Вероника Игоревна, здравствуйте! Поскольку мы на Дальнем Востоке, конечно, хотелось бы поговорить о перспективах медицины именно здесь, на Дальнем Востоке, о доступности медицинских услуг в этом регионе, в этих регионах - в Дальневосточном федеральном округе. И с точки зрения именно трехуровневой системы медицины, о которой и вы говорите и над которой сейчас работаете, и с точки зрения технологической оснащенности наших медицинских учреждений. Какие трудности есть, ну и какие успехи?

- Хотелось бы сказать, что за последние годы успехи существенные, и даже за семь месяцев текущего года снижение смертности общей с 13-ти до 12-ти с половиной, это, ну 4% – это очень существенно, причем смертность снизилась при всех основных группах заболеваний. Младенческая смертность два года назад была 9 на тысячу родившихся живыми, год назад – семь с половиной, в этом году уже 6,4. То есть реально идет снижение. Материнская смертность – это в каждом регионе максимум одна-две женщины. Три региона имеют нулевую материнскую смертность. Поэтому, ну вот это отражает возможности системы.

80% помощи оказывается в первичном звене. Регионы Дальнего Востока сохранили сеть ФАПов – фельдшерских пунктов, врачебных общих практик. Сейчас их почти 1300 на этой территории. Важно отметить, что мы переформатировали их деятельность в профилактическую, активно идет вакцинация. Причем, вот сейчас, например, развернута вакцинация против гриппа, которая проходит в ФАПах и во врачебных амбулаториях.
 
Активно вовлекается население в диспансеризацию, дети тотально, и охват в прошлом году составил 95%. Взрослые – раз в три года, это позволило резко увеличить активную выявляемость онкологических заболеваний. А это была беда для Дальнего Востока. Сейчас этот показатель один из самых высоких в стране – 30%. Соответственно каждая третья онкология выявляется активно поисково. И это позволило резко вырастить долю выявляемых опухолей на ранней стадиях – первой, второй. В некоторых регионах 50-55%, в некоторых до 70%, то есть совершенно другие возможности для эффективного лечения.

Всего на Дальнем Востоке проживает чуть больше 6 миллионов человек. Причем плотность населения очень неравномерная, но низкая. В городах, соответственно, это больше единицы, а если отъехать от городов – 0,1-0,2 на квадратный километр. И вот эта система требует особой организации экстренной медицинской помощи и скорой помощи. Я на этом вот хотела остановиться. Это важнейший вектор нашего развития. Примерно 210 тысяч человек находится в зоне риска по невозможности в рамках "золотого часа" получить экстренную медицинскую помощь.
 
Поэтому мы с одной стороны проводим централизацию скорой помощи на уровне единых диспетчерских, через систему ГЛОНАСС. И это реально высвобождает время и позволяет выбрать ближайшую к месту назначения машину скорой помощи. Но, кроме того, развиваем санавиацию. И за последние полтора года в два раза увеличилось количество вылетов, в том числе вот на Дальнем Востоке. Сейчас на Дальнем Востоке 5600 вылетов ежегодно, санавиация – это 26% примерно от общего количества по стране, но это примерно в два раза меньше, чем нужно. Поэтому, вот один из важнейших приоритетов, который инициируется Министерством здравоохранения, это дополнительно развить санитарную авиацию: вертолетную и самолетную. И это позволит нам вовремя больных доставлять в стационары.

Только за последние четыре года, благодаря программам модернизации - а на Дальний Восток мы выделили 40,5 млрд рублей на ремонт и переоснащение и вообще переорганизацию системы оказания медицинской помощи - мы выстроили второй уровень системы. Это фактически межмуниципальные технопарки, это сосудистые центры, травма-центры и так далее.
 
Вот выстраивание этой системы и, самое главное, организация правильной логистики позволили нам резко достаточно снизить смертность от сосудистой патологии, острого инфаркта миокарда, инсультов самых разнообразных. И в клиниках Дальнего Востока уже сейчас на уровне мировом одни из самых низких показателей летальности, это 2,5-2,7% при инфаркте миокарда. Лучшие клиники мира обычно хвастаются такими показателями. При инсультах похуже пока, в общем, 15-17%, есть куда стремиться. И в этом направлении работа продолжается.

Ну, и конечно, нельзя не сказать о высокотехнологичных центрах. Мы построили за последние годы четыре перинатальных центра. И в этом [году], и на следующий год мы еще два сдадим – на Сахалине и в республике Саха (Якутия). Важно, что это не просто объект самостоятельный, а встраивающийся в систему трехуровневую оказания помощи беременным женщинам и новорожденным детям.

Мы развиваем онкологию очень активно на Дальнем Востоке. Хабаровский онкологический центр, во Владивостоке онкологический диспансер. Мы строить сейчас будем специальный онкологический мощный центр в Комсомольске-на-Амуре, в Саха (Якутия) и в ряде других регионов. В этом направлении идет вот такое поступательное очень движение. Развиваем систему региональных сосудистых центров.
 
По сути, сейчас Дальний Восток полностью себя обеспечивает всеми методами высокотехнологичной помощи. Мы находимся на территории Приморского края, единственное, чего не делает пока сам Приморский край – не проводит трансплантацию органов и тканей, это единственный вид помощи. И здесь помогает Хабаровский край и, соответственно центр сибирский, и Москва, и Петербург. Но важно, что у нас больше не оторваны от единой системы регионы, они встроены в эту систему. И здесь очень помогла информатизация. Вот второй приоритет развития здравоохранения на Дальнем Востоке – это развитие информационных технологий.

- Что вы имеете в виду?

- Мы начали этим заниматься в период модернизации, мы потратили более 1,5 млрд рублей на самый примитивный уровень, на то, чтобы фактически закупить сами компьютеры, создать локальные сети в конкретных медицинских организациях и запустить самые примитивные модули телемедицинские для возможности, скажем, в рамках сосудистых центров проводить круглосуточные консультации между региональным центром и первичными сосудистыми центрами, включая консультации изображений с компьютерных томографов.

Но какие есть проблемы на Дальнем Востоке? Во-первых, только 30% территорий покрыто широкополосным интернетом. Это важнейшая проблема, потому что мы вне ее контекста не можем развивать свою информатизацию. Вот из трех тысяч примерно медицинских организаций, которые есть на Дальнем Востоке, реально могут быть подключены сейчас к единой государственной информационной системе 1278. Из 1278 присоединены к системе сейчас всего 44%, значит, там получается 500 с чем-то учреждений.
 
Уровень их присоединения разный. Есть самый высокий уровень – Камчатский край, Хабаровский край, республика Саха (Якутия) – когда речь уже идет о запуске электронного документооборота и единой электронной медицинской карты. Обмен идет медицинскими данными между учреждениями, запрос исследований из лабораторий и так далее, все это делается автоматизированно. Не говоря уже о более простых технологиях электронной записи на прием к врачу, электронный вызов врача на дом и так далее и так далее.

Мы полностью провели информатизацию систем по обеспечению лекарственными препаратами. Причем это система, которая видит и вход препаратов в регион, и остатки препаратов, и правильно распределяет товарные запасы все. Поэтому вот этот уровень, он в нескольких регионах уже есть. Но два региона вообще пока лишены информатизации здравоохранения – это Еврейская Автономная область и Чукотский Автономный округ. Вот сейчас перед нами поставлена задача – провести уже в этом году изменения в закон "Основа охраны здоровья граждан, включив туда обязательность подключения регионов к единой государственной информационной системе, с созданием личного кабинета пациента.
 
Каждый гражданин, каждый застрахованный в системе обязательного медицинского страхования должен иметь свой персональный кабинет, и все опции через этот кабинет можно будет осуществлять, вплоть до просмотра собственных медицинских документов, создания, со временем, единого архива изображений, ну и многие другие вещи. Непосредственно как бы связь с медицинской организацией, все справки, выписки – все это должно автоматически считываться. Поэтому в этом направлении мы активно идем.

Вторая, как бы, сторона той же медали – это развитие телемедицины. Она активно развивается, пока между медицинскими организациями и специалистами. И за 2015 год мы выстроили систему, когда каждый головной федеральный центр связан телемедицинскими каналами со всеми профильными подразделениями: Онкологический институт, там пульмонологический, кардиологический. У нас есть возможность из ЦРБ связаться круглосуточно и получить консультацию по любому больному. Это уже система заработала. Но следующий шаг – это фактически персонифицированные гаджеты, которые у каждого конкретного человека измеряют артериальное давление, пульс.
 
Если есть какие-то особенности, связанные с нарушением толерантности к глюкозе, уровень глюкозы крови и так далее. Вот будущее в развитии медицины на Дальнем Востоке за более активным внедрением информационных технологий, безусловно – это раз. Развитие коммуникаций транспортных – это два, включая санитарную авиацию в том объеме, в котором она необходима. И, соответственно, создание везде центральных диспетчерских скорой помощи. Ну, и конечно, создание мощных, высокотехнологичных медицинских центров, которое сейчас уже активно, собственно, происходит.

- Посмотрев на коллег по региону, на другие страны, и, в общем, наверное, в такой здоровой конкуренции, здесь и свои действия предпринимаете. Что с кадрами? Что с кадрами на Дальнем Востоке, насколько ситуация отличается от всей остальной России? Тем более, я знаю, что есть программа очень интересная, например, "Земский доктор". Видимо, потребность в этом есть, нужны ли дополнительные программы?

- Мы сейчас, одним из наших приоритетов, выстраиваем систему балансировки кадров, в том числе, устранение дефицита кадров в первичном звене. И мы достигнем этого в течение ближайших двух-трех лет, поскольку со следующего года у нас уже студенты распределяются в первичное звено – педиатры и терапевты. С учетом новым государственных образовательных стандартов. И второй момент – это изменение вообще отношения к непрерывному профессиональному образованию через всю жизнь, создание единого портала с возможностью дистанционного образования, через специально созданные модули, их уже сейчас более 500, и мы нарастим до 5 тысяч в ближайшее время.
 
Над этим работает экспертное сообщество. Кроме того, это введение совершенно новой формы допуска к медицинской деятельности, аккредитации. Вот эта вся комплексная программа, она сейчас работает. Если говорить о Дальнем Востоке, то обеспеченность врачами здесь выше, чем в среднем по России. Значит, в России врачей 37 на 10 тысяч [населения], здесь - 40.

- Это программа сработала?

- Это ситуация базовая для Дальнего Востока, но нужно сказать, что в двух регионах существует дефицит, особенно острый - в Еврейской Автономной области. Там 24 [врача] на 10 тысяч [жителей]. Чуть выше в Приморском крае – 34. В тоже время Чукотский округ, там более 60-ти. И как бы по общероссийским параметрам может показаться, что много. Нам надо понимать, что мы выходим из советской системы здравоохранения. Кажется, что много времени прошло, на самом деле пока еще нет. И советская система работала на очень развитой стационарной инфраструктуре в основном.
 
Причем койки по смете финансировались объемно, но не по качеству медицинской помощи. И мы фактически сейчас, сохраняя ту систему, ее мягко оптимизируя, чтобы это было как бы комфортно для нашего населения, особенно для старших поколений нашего населения, мы уже внедряем элементы новой медицины и хотим безболезненно одно другим потихонечку заменять. Но, резкие движения здесь – сокращение коек, особенно в тех населенных пунктах, которые имеют плохую транспортную инфраструктуру и далеки от региональных центров, мы не можем делать и не хотим этого делать.
 
Поэтому мы идем сознательно на то, чтобы в тех регионах, где очень низкая плотность населения, сохранить этот условный относительно избыток кадровый, он себя оправдывает. Но когда мы разовьем информационные технологии, естественно, ситуация будет меняться. И не нужно будет такое количество кадров там держать.

Вот, что касается повышения квалификации, здесь очень активно процессы происходят. Меня очень порадовало, я много посмотрела медицинских организаций в этот приезд во Владивостоке. И встретилась с нашими коллегами, с коллективами медицинскими. Нет никакой изолированности, все доктора обучаются и проходят стажировку в Москве, в Петербурге, В Новосибирске, в Хабаровске, в лучших клиниках. И, наоборот, к себе на рабочие места принимают врачей из других регионов. Это единое сообщество, очень активно общающееся между собой.
 
Мы имеем при Минздраве аппарат главных внештатных специалистов. Каждый главный специалист по каждому профилю имеет своих главных окружных специалистов и главных региональных. Это огромная армия людей. И фактически вот группа главных специалистов объезжает регионы, и вот знаете, как пианисту ставят руки, вот точно так же они на рабочем месте фактически весь менеджмент организуют медицинский. Это очень и очень полезно. Это вот реально дает результат, и быстрый результат. Поэтому сейчас активно в этом направлении очень идет работа.

Что касается "Земского доктора", мы всего в стране привлекли более 19 тысяч молодых специалистов на село. На Дальнем Востоке - более тысячи специалистов. Причем по многим регионам планы даже перевыполняются. У нас есть ресурсы. Мы можем помочь регионам дополнительно. В этом году, вы знаете, что мы изменили возрастной ценз. Он уже теперь до 50 лет. Это вот первое. Мы распространили территории действия программы "Земский доктор".
 
Не только сельская местность, не только рабочие поселки, но и поселки городского типа. И более того, государство пошло на то, с тем чтобы платить не 50 на 50%, как мы это делали, а 60%. А регион, соответственно, свою долю платит 40%. Поэтому мы очень надеемся на то, что эта программа, она продолжена, она будет очень эффективно реализовываться.

- Какие-то похожие программы есть необходимость запускать, и вообще в каких направлениях нужны специальные меры помощи государства? Потому что денег все равно много никогда не бывает, особенно в таких важных секторах.

- Ну, если говорить про кадровую политику, то мы с 2011 года запустили программу целевой подготовки кадров. Мы были первой отраслью, которая активно на это пошла. И сейчас уже более 50% бюджетных мест в вузах у нас, соответственно, передаются по целевой подготовке, в некоторых вузах Дальнего Востока - более 70% бюджетных мест. Эффективность очень высокая – более 86% возврата на подготовленные рабочие места.
 
Поэтому это абсолютно себя оправдывает и позволяет нам устранять, там 30 лет копился дефицит, не было анестезиологов, реаниматологов. За один год мы нарастили на 900 человек по стране. То же самое по другим специальностям. Рентгенологи - плюс 450 и так далее. То есть у нас появился механизм, который позволяет направлять кадры туда, где они нужны по потребностям системы. И следующий год будет для нас просто вехой, потому что закончат обучение те ребята, которые начинали уже учиться по новым государственным стандартам образовательным. И они пойдут в участок, так как мы в свое время направлялись, и это была школа профессиональной жизни.

Если говорить про финансовую часть, то на Дальнем Востоке с 2013 года мы на 37% нарастили субвенции федерального фонда обязательного медицинского страхования. То есть сейчас Дальний Восток получает 96 млрд рублей. В 2013 году это было 70 млрд рублей. Это существенно.

- Это много или мало?

- Вы знаете, это позволяет обеспечивать экономически привлекательные тарифы в этой системе. Если у нас в 2011 году частников было 7% в базовой программе ОМС, то сейчас это уже 29%. Частники активно идут. Сейчас мы уже не говорим о государственной системе здравоохранения. Мы говорим о национальной системе, потому что наша задача - создать единые жесткие требования к доступности и качеству медицинской помощи, квалификации сотрудников. И нас не должна интересовать форма собственности организаций. Мы одинаково серьезно за ними наблюдаем, контролируем их деятельность и поправляем, если нужно.

Тарифов хватает. Тарифов хватает даже на PEP-диагностику, на серьезные высокотехнологичные операции. И у нас если раньше в основном частники - это были стоматологические кабинеты, ну и некоторые другие виды амбулаторных услуг, сейчас вся гемодиализная служба, сети позитронно-эмиссионной томографии центров, очень много сетей ФАПов и различных амбулаторий, и так далее и так далее. То есть фактически идет замещение частичное инфраструктуры государственной частной инфраструктурой.

Причем интересно, что по нашим расчетам, примерно 300-340 млрд частники готовы принести инвестиций в систему здравоохранения, поскольку у них есть перекрестная теперь система интересов. Они потом получают эти деньги через государственные тарифы. Поэтому очень активно развивается государственно-частное взаимодействие и в виде партнерства государственно-частного. У нас, кстати говоря, у первых среди всей социальной сферы было подписано и уже реализовано концессионное соглашение. Мы создали при федеральном центре в Новосибирске травматологии и ортопедии имени Цивьяна прекрасное предприятие по созданию отечественных эндопротезов. Фантастических, без трения практически.

Мы сейчас разрабатываем 20 проектов в разной степени готовности. В основном это концессионные договоры и соглашения государственно-частного партнерства. Или есть еще варианты инвестиционных соглашений для наших федеральных центров. А с регионами мы разрабатываем сейчас и помогаем им по 54 подобным проектам государственно-частного партнерства. И у нас вот в таком активе 24 субъекта Российской Федерации.
 
То есть по сравнению с тем, что это был ноль какое-то время назад, это существенный скачок. На самом деле это важно для здравоохранения. Оно повышает качество, повышает доступность медицинской помощи. И у нас не должно быть никаких разграничений внутри системы. Все должно работать вместе на успехи отечественной медицины. Вот подход у нас такой.
 
Все по теме: Россия

АКТУАЛЬНО

Добавьте комментарий

  • winkwinkedsmileam
    belayfeelfellowlaughing
    lollovenorecourse
    requestsadtonguewassat
    cryingwhatbullyangry
Войти через
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Наверх