Новостной обзор

Хроники «школьного перемирия» 17.11. 2017
72
Ночная сводка, 17 ноября
141
Хроники «школьного перемирия» 16.11. 2017
86
Ночная сводка, 16 ноября
196
Хроники «школьного перемирия» 15.11. 2017
111

Лента новостей

13:40 17-11-2017
Госдепартамент предупредил граждан США о повышенной террористической угрозе в Европе
13:53 16-11-2017
СБУ подтвердила готовность к обмену пленными
13:48 16-11-2017
Савченко призвала отправить украинскую власть на виселицу
12:44 16-11-2017
Рада объявила католическое рождество официальным выходным днем
12:38 16-11-2017
В Минфине рассказали о возможном компромиссе по долгу Украины
08:46 16-11-2017
Путин провел переговоры с Захарченко и Плотницким
08:13 16-11-2017
Военный переворот в Зимбабве. Президент Мугабе арестован
13:12 15-11-2017
Москва огрела Прибалтику: Россия в 2018 году будет готова вывести Литву, Латвию и Эстонию из БРЭЛЛ
18:50 14-11-2017
ФСБ задержала 69 экстремистов в Москве и области
17:56 14-11-2017
Навальный: ради денег и друга подставить, и себя заложить...
17:56 14-11-2017
Навальный: ради денег и друга подставить, и себя заложить...
16:05 14-11-2017
Эксперты о биоидентификации детей: запретить!
16:03 14-11-2017
«Фемен» атаковали логово Порошенко
12:46 14-11-2017
Космический скандал: новый шаттл США оказался советским
12:41 14-11-2017
На Омском нефтезаводе начат проект Биосфера
Все новости

Азербайджан и Узбекистан подписали план военного сотрудничества

Старр: все попытки организовать Центральную Азию извне провалились

Таджикистан и Узбекистан обсудили предстоящую встречу правительств

Узбекистан и Грузия намерены развивать экономическое сотрудничество

Узбекские специалисты туриндустрии будут стажироваться в Германии

Архив публикаций

«    Ноябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930 



» » » Ударные вертолеты в США и России

Ударные вертолеты в США и России

Ударные вертолеты в США и России

Идея создания ударных вертолетов принадлежит американцам. Опыт вьетнамской компании выявил потребности армии сразу в трех типах вертолетов: транспортных, ударных и разведывательных. Первые должны быть вместительными и грузоподъемными, вторые — мощными, маневренными и компактными, а последние — скоростными и дешевыми. И если транспортные и разведывательные вертолеты уже производились промышленностью, то ударный пришлось создавать с нуля — в 1964 году Пентагон объявил конкурс на разработку такой машины.

Среди поступивших проектов было немало весьма экзотических. Например, Boeing предложил своеобразный винтокрылый вариант летающих ганшипов — увешанный контейнерами с неуправляемыми ракетами (НУР) тяжелый транспортный CH-47 Chinook, из иллюминаторов которого торчали шесть крупнокалиберных пулеметов. Победу же одержал Lockheed AH-56 Cheyenne, гибрид легкого вертолета и штурмовика, — изящный аппарат с четырехлопастными несущим и хвостовыми винтами, трехлопастным толкающим винтом, небольшими крыльями, развивающий скорость 407 км/ч и вооруженный пушкой, гранатометом и управляемыми ракетами (на фото в заголовке).

Однако революционный «Шайен» оказался слишком сложным в доводке, а ударные вертолеты требовались во Вьетнаме немедленно. Тогда компания Bell в инициативном порядке предложила компромиссное решение. Взяв за основу свой транспортный UH-1 Iroquois, конструкторы удалили транспортный отсек, оставив только минимально необходимое пространство для двух пилотов. Причем пилотов разместили не рядом, а тандемом, друг над другом. В итоге в получившемся вертолете AH-1 Cobra только специалист мог узнать родного брата «Ирокеза». Именно «Кобра» стала первым в мире ударным вертолетом, основное и единственное назначение которого — убивать. 

Ударные вертолеты в США и России

 
Уже в начале 1966 года «Кобры» появились в небе Вьетнама, зарекомендовав себя как чрезвычайно эффективное оружие и породив целую серию копий и подражаний во многих странах. Но не в СССР.

В СССР победила другая концепция — «летающей БМП», универсальной машины для десантных операций и огневой поддержки.
 
Такой бронированный вертолет мог бы доставить десант, а после высадки поддержать его огнем бортового вооружения. В тендере столкнулись две машины: Ка-25Ш (модификация противолодочного Ка-25) и Ми-24, который и выиграл. Конструкторы КБ Миля пошли по пути инженеров Bell, взяв за основу хорошо обкатанный транспортный Ми-8, обжав его с боков, забронировав жизненно важные места и разместив на нем мощное вооружение. Сходство с массовым Ми-8 было не последним доводом в пользу Ми-24, ведь в армии уже была развернута техническая база для этого типа вертолетов. В 1971 году Ми-24 стали поступать на вооружение Советской армии. Первые модификации Ми-24А (их было выпущено около 250) с кабиной, где летчики сидели все еще рядом, сильно напоминали грубо забронированные транспортные Ми-8: 
 

Ударные вертолеты в США и России


Лишь через несколько лет летчиков разместили тандемом, как в «Кобре», и вертолет приобрел окончательный вид. До 1991 года было выпущено рекордное количество Ми-24 различных модификаций — 2500 машин.

Опыт армейской и боевой эксплуатации Ми-24 выявил ошибочность советской концепции «летающего БМП» — вертолет почти все время использовался в качестве ударного, таская на себе мертвым грузом грузопассажирский отсек. Десантные же и транспортные операции целиком легли на плечи транспортных Ми-8. В итоге уже в 1975 году Министерство обороны СССР вновь заказало конструкторским бюро Камова и Миля на конкурсной основе новый ударный вертолет. На сей раз военные были более точными: им требовался советский AH-1 Cobra.

Появившиеся в то же время советские ЗСУ-23−4 «Шилка» засекали радарами вертолеты на высоте более 15 м на расстоянии 18 км. Стандартная 96-снарядная очередь из четырех стволов «Шилки» поражала «Кобру» с вероятностью 100% на дальности 1 км, на дистанции 3 км вероятность падала до 15%. Ракетные подвижные ЗРК отодвигали границу поражения до 4 км. В итоге получалось, что у ударного вертолета на прицеливание и применение оружия в 4-километровой зоне есть всего 2−3 с, достаточные только для залпа неуправляемыми ракетами и бортовыми пушками. Но НУРы и пушки эффективны на дальностях до 2 км. Выходило, что вертолеты должны были буквально на брюхе проползти километра два в зоне действия зенитных средств противника.

На дальностях 4−6 км время срабатывания средств ПВО на внезапно вынырнувший вертолет составляет уже 15−20 с. Однако обнаружить, распознать цели, прицелиться, произвести пуск и сопровождать ракету за этот временной промежуток одиночному вертолету практически невозможно. Как же решить эту головоломку?

Американская концепция предполагает работу вертолетов в связке: один легкий разведывательный аппарат плюс два-четыре ударных. Лучшим разведывательным вертолетом на сегодняшний день считается Bell OH-58D Kiowa — армейская модификация популярнейшего гражданского легкого вертолета Bell 407. Отличительная особенность «Кайовы» — «глазастый» шарик над втулкой несущего винта (который американские пилоты называют «Инопланетянином»). В нем находятся телевизионная камера с двенадцатикратным увеличением, лазерный дальномер-целеуказатель с автоматом сопровождения цели и тепловизор. 
 

Ударные вертолеты в США и России


Американская тактика ударной группы такова: «Кайова» крадется в складках местности, периодически зависая и высовывая из-за препятствия свой шарик, обнаруживает цели и подбирается к ним на расстояние не дальше трех километров. Ударные вертолеты держатся за ним на расстоянии 2−3 км. После обнаружения целей «Кайова» дает целеуказания ударным вертолетам, которые осуществляют запуск управляемых ракет Tow (дальность 4 км) или Hellfire (до 9 км), оставаясь невидимыми для средств противовоздушной обороны: подсветку цели лазерным лучом осуществляет «Кайова». Обнаружить и сбить маленького и юркого летучего разведчика намного труднее, чем ударный вертолет, да и стоимость его как минимум в три раза меньше.
 
Полностью скопировать американскую модель СССР не удалось, причем почти по анекдотической причине: у нас просто не было подходящего легкого вертолета, и никто из авиаконструкторов и, что еще важнее, конструкторов авиадвигателей за эту задачу не брался. Дело в том, что Госпремии или звания Героя Социалистического Труда вручали только за большие машины — стратегический бомбардировщик, например. А за легкий разведчик дали бы разве что почетную грамоту. Причем вертолетные КБ, может, и взялись бы за разработку такого вертолета, чтобы в паре с ним продать основной товар — «премиальный» ударный вертолет, да только двигателей для него не было — двигателистам тоже давали премии и звания в зависимости от лошадиных сил. Двигатель истребителя — Ленинская премия, стратегического бомбардировщика — звезда героя.

Правда, именно американскую модель предусматривала первоначальная концепция КБ Камова. Впервые в качестве ударного камовцы предложили одноместный вертолет Ка-50, который должны были наводить на цель легкие разведчики Ка-60. Зачем делать вертолет двухместным, если у него исчезает функция обнаружения цели? Одноместный вертолет меньше (труднее попасть), легче и дешевле. Именно поэтому в Ка-50 основной упор сделан на систему аппаратурного обмена информацией между вертолетами в группе, с вертолетом-разведчиком, самолетами и наземными пунктами целеуказания. Второй, запасной алгоритм работы Ка-50 возник «по бедности», когда стало понятно, что разведчик Ка-60 так и не будет создан в срок. Это так называемый «принцип длинной руки», когда Ка-50 благодаря способностям обзорно-поисковой системы обнаруживает и распознает танки на дальности до 10 км вне пределов досягаемости ПВО и поражает их дальнобойными ПТУРами «Вихрь» с расстояния 8 км.

Конкурсный Ми-28 представлял собой очередную косметическую операцию на Ми-8: окончательно убрали грузовую кабину, переработали носовую часть, расположив там гиростабилизированную платформу обзорно-прицельной системы, управляющей автоматической пушкой и пуском ракет, пилот получил нашлемный прицел. В общем, получился сравнимый конкурент американскому AH-64 Apache за небольшие деньги. Классическая двухкабинная схема делала Ми-28 предпочтительным при работе без вертолета-разведчика — пилот занимался пилотированием (а это на сверхнизких высотах довольно хлопотное дело), а оператор-наводчик выискивал цели, давал указания пилоту, наводил оружие и поражал цели.

В 1984—1986 годах оба вертолета были подвергнуты сравнительным испытаниям, в которых с минимальными преимуществами победил Ка-50. Однако эта победа камовцам ничего не дала — только в 1995 году президентским указом Ка-50 приняли на вооружение армии России, а первый серийный вертолет был проплачен лишь в 2000 году.

В 1997 году появился всепогодный вертолет КБ Камова — Ка-52 «Аллигатор» с точно таким же «Арбалетом» над втулкой винта, как и у Ми-28Н. Гиростабилизированная платформа-шарик с оптическими, тепловизионными и лазерными устройствами перекочевала из носа (в Ка-50) на макушку пилотской кабины. Видимо, для того, чтобы вертолет мог осуществлять подсветку цели, оставаясь максимально скрытым за препятствием. Однако главная новация — наличие бронированной двухместной кабины: камовцы признали, что пилотировать вертолет ночью на низкой высоте, занимаясь к тому же поиском, целеуказанием и поражением целей, один пилот не в состоянии. В Ка-52 экипаж располагается рядом, бок о бок, что увеличивает фронтальную проекцию вертолета и ухудшающее обзор. Это решение кажется еще более странным, если учесть, что существует и модификация Ка-50−2 «Эрдоган» с тандемным расположением пилотов.
 

Ударные вертолеты в США и России


С боевой мощью Ка-52 не сравнится ни один ударный вертолет из ныне существующих. Подкрыльевые держатели позволяют содержать внушительный арсенал, а именно: до 12 ПТУР последней модификации («Атака» с наведением по лазерному или радиолокационному лучу), до 80 неуправляемых ракет, 4 ракеты «Игла» для воздушного боя и еще что-нибудь по желанию клиента, так сказать (подвесные пушки, управляемые ракеты, авиабомбы и т.д.). На правом борту фюзеляжа имеется встроенная подвижная 30-мм пушечная установка.

За последнюю модификацию «Apache Longbow» заказчик отдает порядка 55 млн. долларов. За российский Ка-52 – всего лишь 16 млн. долларов. Три «Аллигатора» или же один «Апач»? Выбор, думаю, очевиден.

Наш 30-мм снаряд по могуществу в разы превосходит малокалиберный снаряд пушки «Апача». В пользу Ка-52 говорит и возможность поднять боеприпасов и ракет столько, сколько нужно (грузоподъемность более 2000 кг), а не сколько позволяет маленькая грузоподъемность «американца». Разработчики из США решили сделать акцент на маневренности и малозаметности, но при этом оставили без внимания такой немаловажный параметр, как бронирование. Хоть в параметрах «американца» и есть графа «улучшенная живучесть», случаи поражения вертолета из автомата Калашникова и ПКМ были официально задокументированы. У Ка-52 и Ми-28 с этим гораздо лучше — бронекабина обеспечивает членам экипажа защиту от огня автоматического оружия калибром до 23 мм.

Ка-52, как и его предшественник Ка-50, способен совершать уникальный маневр – так называемую воронку – сдвигаться в боковом полете по широкому кругу над наземной целью с наклоном вниз и точным прицелом на нее (в основном для активного уклонения от наводимой ПВО).

То есть сам по себе Ка-52 лучше АН-64 Апач, и намного — но вот отсутствие у нас системы целеуказания типа Bell OH-58D Kiowa вызывает проблемы с применением ударных вертолетов против хорошо вооруженного противника.
 

АКТУАЛЬНО

Добавьте комментарий

  • winkwinkedsmileam
    belayfeelfellowlaughing
    lollovenorecourse
    requestsadtonguewassat
    cryingwhatbullyangry
Войти через
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Наверх