Новостной обзор

Хроники «школьного перемирия» 18.10. 2017
71
Михомайдан
110
Ще не вмерла? 18.10.2017
92
Новости по-русски. 18.10.2017
128
17 октября 2017. Утренний обзор наиболее резонансных публикаций о политике
44

Лента новостей

16:38 18-10-2017
Дела плохи: Украинских солдат подбадривают «подкреплением из США»
16:19 18-10-2017
Япония запланировала купить у США ракеты для защиты от Китая
16:14 18-10-2017
Спецслужбы зачищают свидетелей стрельбы в Лас-Вегасе?
14:32 18-10-2017
Сирия предложила «РЖД» восстановить сообщение с фосфатными месторождениями Пальмиры
13:38 18-10-2017
В «Правом секторе» открестились от своего сторонника, задержанного в Ростове
13:26 18-10-2017
Москва призвала США немедленно уничтожить химоружие
09:12 18-10-2017
Ще не вмерла? 18.10.2017
08:33 18-10-2017
В России создают Концепцию пятидесяти «умных» городов
08:30 18-10-2017
Израиль просит Россию о защитите от Ирана
08:24 18-10-2017
Президент Эстонии Керсти Кальюлайд: «Я не считаю Россию враждебной»
08:05 18-10-2017
Трамп - сокращение помощи беднякам одна из важных тем нынешней администрации
07:59 18-10-2017
Премьер Люксембурга призвал Евросоюз к переговорам с Россией
07:56 18-10-2017
Новости по-русски. 18.10.2017
07:49 18-10-2017
17 октября 2017. Утренний обзор наиболее резонансных публикаций о политике
07:45 18-10-2017
Готовы предложения по выпуску крипторубля
Все новости

Лига чемпионов: ЦСКА потерпел поражение дома от «Базеля»

Симоньян рассказала, когда западные СМИ начнут говорить правду о России

ОБСЕ заявила о 5-процентном росте числа нарушений перемирия в Донбассе

Полиция Харькова выяснила, кто протаранил толпу в центре города

Глава МВД Украины сообщил подробности смертельного ДТП в Харькове

Архив публикаций

«    Октябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031 



» » » Анатолий Шарий: The New York Times. Запад закрывает глаза на коррупцию в Украине

Анатолий Шарий: The New York Times. Запад закрывает глаза на коррупцию в Украине

Перевод статьи, опубликованной 7 апреля на сайте The New York Times


Здесь, в Украине, один из фигурантов Панамских документов волнует всех намного больше, чем остальные: в августе 2014 года, когда украинские солдаты погибали под артиллерийским огнем в боях под Иловайском, президент Петр Порошенко – кондитерский магнат – основал компанию на Британских Виргинских Островах. Пока молодые люди отдавали свои жизни за страну, их главнокомандующий искал пути обхода украинского налогового законодательства для своей бизнес-империи.

Но утечка из Mossack Fonseca раскрывает куда более важные факты: целое поколение украинских политиков, начиная с первых дней независимости страны, перемещали свои активы в офшоры. В 1998 году (приблизительно, когда погибшие под Иловайском поступили в школу) офшорный оператор уже подозревается в работе с украинскими активами.

В 2006 году суд в Калифорнии приговорил Павла Лазаренко, бывшего премьер-министра Украины (1996-1997 годы), к девяти годам лишения свободы за злоупотребление своими полномочиями для выкачивания из страны десятков миллионов долларов. К тому времени, как он вышел из тюрьмы в 2012 году, из Украины были выведены уже сотни миллионов долларов.

Трудно осознать масштабы этих коррупционных схем. Это подводный левиафан, только маленькие части которого изредка удается раскрыть смелым украинским следователям или иностранным судам.

Центр по борьбе с коррупцией, ведущая неправительственная антикоррупционная организация, обнаружила, что цены на лекарства для ВИЧ-инфицированных взмыли на 27%, когда посредник обманул министерство здравоохранения в 2013 году. При расследовании по делу пищевой корпорации Archer Daniels Midland, Департамент юстиции США обнаружил, что компания не всегда могла обеспечить погашение НДС, если чиновники не получали отката в 20%.

Коррупция в таких масштабах в сфере экономики парализовала бы любое государство, не говоря уже о таком хрупком, как это. В 1991 году украинский ВВП составлял приблизительно 2/3 ВВП Польши; сейчас же этот показатель меньше, чем ¼. Коррупция разрушила эту страну, обрекая поколения украинцев на некачественное образование, небезопасные улицы и загубленные карьеры.
Если бы сфера здравоохранения лучше финансировалась, вероятно, Украина не смогла бы похвастаться самым быстрым распространениям ВИЧ. Если бы украинские лидеры не были настолько отвратительными, вероятно, не было бы революции, не говоря уже о двух. Если бы из страны не вывели столько активов, возможно, Украина смогла бы дать отпор при аннексии Крыма.

Но вина лежит не только на недобросовестных украинцах: не было бы такого размаха коррупции, если бы не было офшоров вроде Панамы. Если вы украли деньги, вам нужно где-то их отмыть, ведь в противном случае они бесполезны.

После революции 2014 года, когда был свергнут президент Виктор Янукович, западные политики выстроились в очередь, чтобы консультировать новое правительство в борьбе с коррупцией и Россией. Запад заморозил активы беглого президента и его приближенных. Также, под санкции попали близкие к Кремлю и лично Владимиру Путину люди.

Когда вице-президент США Джозеф Байден обращался к украинскому парламенту в декабре, это было похоже на чтение лекции: «Вы не сможете назвать ни одну демократию в мире, где преобладает коррупция». Но каждый раз, когда западный политик выдает что-то в этом духе, хочется задать вопрос: куда именно, по его мнению, идут грязные деньги?

Деньги не в Украине. Но и не в тех налоговых гаванях. Если бы Панама сохраняла все деньги, которые туда поступают, то эта страна стала бы одним из самых богатых мест на планете. Даже если бы часть денег, украденных у украинцев, осталась на острове Мэн, этот место не было бы суровым серым куском камня, каким оно является.

Офшорные юрисдикции являются лишь трубопроводами и перевалочными пунктами. Деньги проходят через них, но не остаются, за исключением того, что получают за свои услуги юристы и бухгалтеры – «водопроводчики», которые обеспечивают работу системы.
Если вдруг вы украли миллионы долларов, вы не захотите держать их в Панаме. Ведь есть Манхэттен, Цюрих и Лондон с высококачественной медициной, элитными школами, топовыми знаменитостями и событиями мирового масштаба. Там, где вы сможете наслаждаться.

Украина старается бороться с этой системой. В конце 2014 года был принят закон, который требует от компаний сообщать имена своих владельцев или тех, кто контролирует предприятие. Больше никаких липовых офшорных холдингов. «Это важнейший инструмент для обнаружения связи между политикой и бизнесом», – считает Дария Каленюк, сооснователь Центра по борьбе с коррупцией.

Другие страны следуют этому примеру: Великобритания, Норвегия и Дания требуют от компаний раскрывать структуру собственности, особенно бенефициаров. С июня люди, имеющие контрольные активы в компаниях в Великобритании, будут названы в публичном регистре. Премьер-министр Дэвид Кэмэрон требует от британских заморских территорий сделать то же самое. Казначейство США также рассматривает подобные меры после проекта по выявлению личностей, приобретающих дорогую недвижимость на Манхэттене и в Майами.

Однако, законы не могут заработать сразу, потому коррупцию в Украине допускает не Mossack Fonseca, или даже Панама: это вина Запада. Пока клептократам разрешено использовать анонимные корпорации для покупки яхт и вилл, юристы продолжат оформлять эти корпорации в налоговых гаванях от Делавэра до Сейшельских островов.

Если Запад начнет требовать прозрачности корпоративной собственности, мошенники перестанут прятать там свои деньги, ведь это грозит раскрытием их личности. Это позволит пролить свет на западные экономики, а тех, кто предпочитает темные дела, отправит обосноваться куда-либо еще.
 

АКТУАЛЬНО

Добавьте комментарий

  • winkwinkedsmileam
    belayfeelfellowlaughing
    lollovenorecourse
    requestsadtonguewassat
    cryingwhatbullyangry
Войти через
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Наверх