Новостной обзор

Хроники «хлебного перемирия» 21 июля 2017
63
Хроники «хлебного перемирия» 20 июля 2017
77
Хроники «хлебного перемирия» 19 июля 2017
83
Хроники «хлебного перемирия» 18 июля 2017
66
Хроники «хлебного перемирия» 17 июля 2017
103

Лента новостей

08:08 22-07-2017
МИД Германии: Перемирие в Донбассе провалилось
18:16 20-07-2017
Петиция против проспекта Шухевича в Киеве набрала нужное число подписей
18:13 20-07-2017
Литва предложила США развернуть в Прибалтике зенитные комплексы Patriot
18:10 20-07-2017
Прифронтовой Мариуполь решили сделать туристическим центром
16:42 20-07-2017
В Китае в первой половине года за коррупцию наказали 210 тысяч чиновников
16:14 20-07-2017
Полиция задержала саудовского принца по приказу короля
15:30 20-07-2017
При взятии Мосула погибли 40 тысяч мирных жителей, заявили курды
09:20 20-07-2017
Возвращение Крыма впишут в школьную программу
16:11 19-07-2017
В Одессе отменили спектакль с Гришаевой по требованию националистов
14:10 19-07-2017
Китайский легкоатлет обогнал истребитель
13:57 19-07-2017
Депутат Рады заявил, что Wi-Fi появился благодаря Украине
13:33 19-07-2017
В Одессе девушку попытались выкинуть из маршрутки за разговор на украинском
21:59 18-07-2017
Сейсмологи предупредили о сильнейшем землетрясении в Крыму
18:21 18-07-2017
Ляшко потребовал срочно объявить Порошенко импичмент
17:28 18-07-2017
Путин пообещал авиастроителям 60 миллиардов рублей
Все новости

Водители в Грузии стали осторожнее из-за новых санкций

Хох Бекоев: следующий показ будет неординарным

Сегодня решается судьба свыше 27 тысяч человек

Пресса: “ошибка” блока “Царукян”, “жучок” и длинные руки Эрдогана

Евродепутат: надо наказать страны Балтии за нацистские шествия

Архив публикаций

«    Июль 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31 



» » » «Эстафета смерти» в Баварии. Террористы или сумасшедшие?

«Эстафета смерти» в Баварии. Террористы или сумасшедшие?


Похоже, что кровавая эстафета террористических актов перекинулась с Франции на Германию. Если прежде наиболее проблемной в Европе признавалась именно миграционная ситуация во Франции, то теперь и Германия, где, как казалось, положение лучше, продемонстрировала, что находится в зоне риска. Отметим, что канцлер ФРГ Ангела Меркель, хотя и признавала прежде провал политики мультикультурализма, в настоящее время является одним из главных популяризаторов «гостеприимной политики» Евросоюза, жертвами которой становится все больше представителей коренного населения европейских стран.

Со второй половины ХХ века в Германии традиционно обосновывались выходцы из Турции — как турки, так и курды. Они приезжали работать и заниматься малым бизнесом, за несколько десятилетий создали весьма многочисленные диаспоры, которые теперь имеют и свое «лобби» в депутатском корпусе и органах исполнительной власти.
 
Но выходцы из Турции, составляющие большинство иммигрантов в ФРГ, в целом представляют собой достаточно благополучную и индифферентную к радикальной политике среду. Примерно схожая среда — и выходцы из Ирана. Другое дело — приезжие из стран Ближнего и Среднего Востока, Северной и Восточной Африки, именуемые официальными германскими властями не иначе как «беженцы». Это приезжие из Афганистана, Сирии, Ирака, Ливии, Сомали, ряда других государств. Большинство беженцев — молодые мужчины трудоспособного и боеспособного возраста.

Сначала ситуация в Германии стала напряженной в связи с участившимися случаями нападений молодых «беженцев» на женщин и девушек. Молодые, да и не очень молодые, немки все чаще становятся жертвами изнасилований или попыток изнасилований со стороны мигрантов. Полиция Германии, по мнению общественности, не предпринимает должного рвения ни в профилактике подобных преступлений, ни в их расследовании — вполне вероятно, что тем самым она пытается придерживаться «политики толерантности», которую реализует правительство Меркель.
 
В этой системе координат нет ни этнической преступности, ни религиозного экстремизма, ни неконтролируемой миграции — только бедные «беженцы» и «злые» «шовинисты и нацисты», которые пытаются запретить им въезд в Германию под разными предлогами. 
 

18 июля 2016 г. в пригородном поезде, следовавшем по Баварии, на пассажиров напал вооруженный топором и ножом молодой человек, по внешности — «беженец» из стран Среднего Востока, выкрикивавший религиозные лозунги. Жертвами нападения стали четыре человека, троих из них пришлось госпитализировать в тяжелом состоянии.
 
По другим данным, пострадали не менее 10-15 человек. Одному из пассажиров с помощью стоп-крана удалось остановить поезд. Полицейские застрелили нападавшего, спрыгнувшего с поезда и пытавшегося скрыться. Им оказался 17-летний выходец из Афганистана Мухаммад Рияд. Как выяснилось, юноша явно сочувствовал религиозно-экстремистским взглядам. Незадолго до нападения он записал видеообращение, в котором представлялся бойцом запрещенной в России организации «Исламское государство».
 
Во время обыска в квартире преступника был найден самодельный флаг ИГ и текст, написанный на смеси арабского и пушту. Таким образом, религиозно-политический подтекст в действиях Мухаммада Рияда вполне однозначен, чего нельзя сказать о нескольких последующих терактах на территории все той же Баварии — в их случае полиция «мнется», не решаясь прямо говорить о нападавших как о террористах, а выискивая причины в якобы имевших место психических расстройствах и личной неустроенности преступников.

Пятничным вечером 22 июля в торговом центре Olympia, расположенном в северо-западном районе баварской столицы Мюнхена Моозах, неизвестный мужчина открыл огонь по посетителям. На место происшествия были направлены полицейские и бойцы знаменитого антитеррористического спецназа ГСГ-9. Однако им удалось только легко ранить преступника — стрелявший бежал из торгового центра. Позже его мертвое тело было найдено на соседней улице. По официальной версии полиции, преступник покончил с собой. В результате мюнхенского нападения погибли девять человек.

В отличие от событий в Париже или Ницце, а также резни в поезде, массовый расстрел в Мюнхене вызвал у полиции и общественности множество вопросов. Сначала в СМИ была запущена версия о том, что устроить пальбу в торговом центре мог сторонник ультраправых взглядов. Тем более, что 22 июля 2016 года — это пятая годовщина терактов, устроенных в Норвегии Андерсом Берингом Брейвиком 22 июля 2011 года.
 
Опрошенные очевидцы расстрела в мюнхенском торговом центре сообщили, что стрелявший якобы кричал расистские лозунги. Потом оказалось, что этими расистскими лозунгами были «Я немец» и «Я родился в Германии». Наконец, полиция нехотя раскрыла имя и фамилию стрелявшего и сообщила некоторые детали его биографии. Бойню в Мюнхене устроил некий Али Давид Сонболи — родившийся в Германии выходец из семьи иранского происхождения. 

 
Ему было всего 18 лет — тоже очень юный возраст, как и у виновника резни в поезде. Выяснилось, что Сонболи незадолго до теракта создал поддельный аккаунт в социальной сети и под видом девушки-подростка зазывал всех желающих на бесплатное угощение в торговый центр. Кстати, жертвами юного террориста стали также молодые люди — в основном, выходцы из семей иностранного происхождения — преимущественно, турецкого и косовско-албанского.
 
Это — еще один аргумент в пользу того, что молодой человек вряд ли являлся сторонником религиозно-экстремистской организации, так как большинство его жертв — сами приезжие — мусульмане, да и выходцы из Ирана, коими являются родители Али Давида, не склонны к выражению подобных настроений.

Соседи и знакомые описывают молодого человека как застенчивого и вежливого. Собственно говоря, такое же впечатление складывается и по его фотографии. По крайней мере, в поле зрения полиции юноша ни разу не попадал, а его родители были обычными иммигрантами — обывателями — отец работал таксистом, а мать — в сети магазинов Karstadt. Кстати, в ФРГ проживает не менее 150 тысяч выходцев из Ирана и большинство из них никогда не проявляло склонностей к противоправному поведению — напротив, как правило, это люди из культурных семей, покинувшие Иран в связи с недовольством жесткими правилами жизни в исламской республике.
 
Поэтому правоохранительные органы Германии сразу же зацепились за единственную, по их мнению, заслуживающую внимания версию — над молодым человеком могли издеваться сверстники, поэтому его страшный поступок не мотивирован религиозно-политическими соображениями, а является следствием нервно-психического расстройства.
 
Позже сообщили и то, что Али Сонболи находился под наблюдением врачей — психиатров и проходил лечение от психического заболевания, а во время обыска в его комнате нашли книжку «Почему дети убивают: внутри головы школьных стрелков». В рамках расследования трагедии полицейские установили, что Али Давид Сонболи посещал в 2015 г. небольшой город Винненден, где в 2009 году в школе погибли от рук убийцы 16 человек.

Только общественное мнение Германии стало оправляться после шока, связанного с расстрелом в Мюнхене — и вот сообщения о новом теракте. На этот раз, в ночь на 25 июля возле бара Eugens Weinstube в городе Ансбах, который, опять же, находится в Баварии, прогремел взрыв. У входа в бар взорвался мужчина, который погиб на месте происшествия, а 12 посетителей заведения получили ранения различной степени тяжести.
 
Позже было установлено, что взрывное устройство привел в действие 27-летний житель Сирии. Как стало известно, за несколько часов до теракта мужчина пытался попасть на музыкальный фестиваль Ansbach Open, проходивший по соседству с местом, где произошел взрыв, но ему было отказано.
 
Кстати, это и не удивительно — в последнее время из соображений безопасности охрана многих германских клубов предпочитает под разными предлогами не пускать людей восточной наружности. Вполне вероятно, что именно музыкальный фестиваль и был подлинной целью террориста — тогда могло погибнуть куда больше людей, а так получается, что погиб лишь сам преступник, подорвавшись на собственной взрывчатке.

Удалось установить и подробности биографии террориста. Молодой мужчина приехал в Германию из Сирии два года назад. В предоставлении статуса беженца ему было отказано, но поскольку ситуация в Сирии остается очень напряженной, мужчине выдали временный вид на жительство и предоставили квартиру в Ансбахе
 
. Представители полиции сообщили, что сирийцу могла грозить депортация в Болгарию — страну, где он впервые был зарегистрирован в качестве беженца, а мужчина мог быть не согласен с таким поворотом событий, что и вызвало его недовольство, а затем привело к таким трагическим последствиям.

Насчет связи террориста с какими-либо радикальными организациями, то первое время полиция и спецслужбы Германии сообщали, что такой информацией не располагают, хотя не исключено, что они могли и намеренно замалчивать имеющиеся данные. По крайней мере, уже отчетливо выстраивалась линия на то, что виновник взрыва — не террорист, а отчаявшийся неадекватный человек.
 
Полицейские сообщили, что за время пребывания в Германии молодой сириец, якобы, два раза пытался покончить жизнь самоубийством. То есть, обществу пытались демонстрировать те же объяснения, что и в случае теракта в Мюнхене — несчастный и запутавшийся человек — неудачник, психическое расстройство, но никак не осознанный шаг на смертоубийство. Правда, затем полицейские чиновники все же сообщили, что погибший сириец клялся в верности ИГ (запрещенная в России организация) и мог быть связан с террористическим подпольем.

Тем не менее, проходит несколько часов после событий в Ансбахе — и новое сообщение о теракте. На этот раз — в Ройтлингене, что также в Баварии, недалеко от Штутгарта. Мужчина, вооруженный мачете, напал на группу прохожих. В результате действий «ройтлингенского мясника» погибла женщина, еще два человека получили ранения. Жертв могло быть и больше, но помогла случайность — мужчина, проезжавший мимо на автомобиле, увидел происходящее и направил свой автомобиль на преступника, сбив его с ног.
 
Личность нападавшего вскоре установили — это 21-летний молодой человек, выходец из Сирии. И опять — версия о нервно-психическом расстройстве. Молодой человек устроился работать в одну из местных закусочных месяц назад, но зарекомендовал себя весьма странно. В день преступления он появился на работе в полдень и выглядел неадекватно. Его отправили домой, но затем он пришел назад и стал ругаться с посудомойкой. Ссора продолжилась на улице, а затем женщину нашли убитой. О связях преступника с радикальными организациями пока ничего неизвестно.

Таким образом, мы видим, что в Германии уже практически каждый день, а то и по два раза в день, приезжие совершают нападения, которые затем интерпретируются полицейскими как следствие нервно-психических расстройств. Только местным жителям от этого не легче — им хочется чувствовать себя в безопасности, а не становиться жертвами мюнхенских стрелков, ансбаховских подрывников или ройтлингенских мясников.
 
Но власти Германии, похоже, этого совершенно не понимают. Ангела Меркель демонстрирует упорное нежелание отказываться от пагубной для страны миграционной политики, более того — всячески подчеркивает, что агрессивные действия «беженцев» и иммигрантов по отношению к местному населению являются случайностями и единичными случаями. По понятным причинам, германские спецслужбы могут и не обнародовать истинные причины, побудившие «героев» вышеописанных преступлений взяться за оружие.
 
Гораздо выгоднее, в свете сохранения текущей миграционной политики, представить их больными людьми или хроническими неудачниками, действия которых не являются целенаправленным выражением ненависти к германским гражданам и самой Германии, а представляют собой всего лишь следствие каких-то комплексов или стечения обстоятельств.
 

В любом случае, последние события заставят еще большую часть немецкой общественности, включая и политический истеблишмент, озаботиться вопросами национальной и миграционной политики. Реализуемый Евросоюзом курс на принятие многочисленных беженцев и мигрантов вызывает не просто много вопросов, но и откровенную ненависть со стороны многих немцев, как, впрочем, и граждан других европейских государств.
 
Похоже, что теория «единой Европы» уходит в прошлое, так как ее основополагающие ценности в новой внешнеполитической и внутриполитической ситуации оказываются нежизнеспособными. Та же Германия отчетливо нуждается в смене идеологической парадигмы. Сейчас немцы пугают друг друга соседней Францией, где теракты носят куда более организованный и кровавый характер. Только у Германии не было колоний в арабских и североафриканских странах, поэтому принятие мигрантов нельзя объяснить и запоздалой ответственностью метрополии за бывших подданных. Но готово ли германское руководство к смене вектора своей политики?

Судя по всему, нет. Канцлер Ангела Меркель не производит впечатление политика, готового отступить от тех принципов, которые она пыталась реализовать на протяжении многих лет.
 
Вот и сейчас, после кровавых событий в Мюнхене, Ройтлингене и Ансбахе германское руководство заговорило об ужесточении правил владения огнестрельным оружием, но никак не об изменении миграционной политики и работы с мигрантами. Хотя причем здесь правила на владение огнестрельным оружием, не очень понятно — Али Сонболи открыл огонь из незарегистрированного пистолета, который он приобрел через Интернет, то есть — на «черном рынке».
 
В поезде и в Ройтлингене преступники действовали с помощью холодного оружия, а в Ансбахе было использовано и так запрещенное взрывное устройство. Поэтому меры по ужесточению правил владения оружием выглядят исключительно как имитация реальной деятельности по обеспечению безопасности граждан страны.
 
Поздно ужесточать ответственность за хранение неучтенных пистолетов, когда по стране бродит армия людей, приехавших из «горячих точек» планеты, социально неустроенных, негативно относящихся к европейскому образу жизни, связанных с подпольными кругами — в лучшем случае, криминальными, а в худшем — террористическими.
 

АКТУАЛЬНО

Добавьте комментарий

  • winkwinkedsmileam
    belayfeelfellowlaughing
    lollovenorecourse
    requestsadtonguewassat
    cryingwhatbullyangry
Войти через
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Наверх