Новостной обзор

Хроники «школьного перемирия» 19. 09. 2017
45
Ночная сводка, 19 сентября
177
Хроники «школьного перемирия» 18. 09. 2017
73
Ключевые события на мировой арене за прошедшую неделю
45
Итоги украинской недели. В любой непонятной ситуации начинай рыть море
118

Лента новостей

17:28 19-09-2017
В Севастополе обнаружили неизвестное захоронение советских воинов. Пленных закапывали живыми
16:00 19-09-2017
Саакашвили назвал место своей украинской ставки
15:55 19-09-2017
Порошенко поблагодарил США за помощь в борьбе с Россией
15:36 19-09-2017
Саакашвили рассказал о складе с наличными в здании администрации Порошенко
15:31 19-09-2017
В Варшаве осквернили кладбище советских солдат
15:24 19-09-2017
В США призвали расследовать «вмешательство» радио Sputnik в выборы
14:39 19-09-2017
Ураган «Мария» в Атлантике вновь усилился до пятой категории
13:12 19-09-2017
Хуг: ОБСЕ готова консультироваться с ООН о размещении миротворческой миссии в Донбассе
12:41 19-09-2017
Экс-глава «Укрзализныци» Балчун сбежал из Украины
09:01 19-09-2017
Сирия: Москва и Дамаск, наплевав на США, «перешли границу у реки»
08:40 19-09-2017
Армения допустила возврат Азербайджану части территорий
08:35 19-09-2017
Сергей Лавров: отказался от поездки на Украину
17:48 18-09-2017
Срочная новость: сирийская армия при активной поддержке ВКС РФ форсировала Евфрат
16:35 18-09-2017
В Евросоюзе не исключают ограниченного «военного ответа» террористам
15:22 18-09-2017
На Украине раскрыли подробности самоубийств ветеранов АТО
Все новости

Министр культуры Грузии посетит Армению

В Южной Осетии поддержали жителей итальянского Аматриче

Хикмет Гаджев: трудно понять цель решения России о ликвидации ВАК

Глава Центробанка очень удивлен ожиданиями ослабления маната

Армянский ковер может украсить особняк селебрити в США

Архив публикаций

«    Сентябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 



» » » Трое против НАТО

Трое против НАТО

На Западе всерьез испугались сближения России, Турции и Ирана


Глава МИД ФРГ Франк-Вальтер Штайнмайер исключил возможность появления военного союза России и Турции. Германия, по его словам не видит альтернативы партнерству в рамках НАТО. Об этом заявил в интервью газете Bild, опубликованном во вторник, 9 августа.

«Хорошо, что после того, как турецкий истребитель сбил в прошлом году российский бомбардировщик, вновь возникло сближение. Но в то же время я не думаю, что отношения между странами станут настолько близкими, что Россия и Турция создадут альтернативу партнерству НАТО. Турция — важный партнер НАТО и должна им оставаться и впредь», — заявил министр.

8 августа официальный представитель МИД Германии Савсан Чебли заявила, что Германия не считает, что потепление в отношениях Турции и России каким-то образом скажется на роли Турции в НАТО.

«Мы не думаем, что сближение Москвы и Анкары будет иметь последствия для сотрудничества в области безопасности внутри альянса», — цитирует слова дипломата Reuters.

По ее словам, очень важно, чтобы обе страны поддерживали двусторонние связи, учитывая роли, которые они играют в урегулировании сирийского кризиса.

В тот же день британская газета Financial Times в статье под названием «Запад обеспокоен сближением Москвы и Анкары» пишет, что лидеры западных стран активно следят за действиями Турции после попытки военного переворота, и они опасаются того, что Анкара выберет российское направление развития внешней политики

Автор подчеркивает, что Реджеп Тайип Эрдоган совершит первую после попытки переворота заграничную поездку в Россию, а не к своим союзникам по НАТО, подав таким образом четкий сигнал своим западным партнерам.

«Как на Западе, так и в России задаются вопросом, какое направление Эрдоган выберет после провалившегося путча, поэтому предстоящая встреча в Санкт-Петербурге имеет более широкое геополитическое значение», — подчеркивает автор.

Сближение между Москвой и Анкарой началось в июле, еще до попытки государственного переворота, когда Кремль принял извинения Эрдогана за сбитый истребитель Су-24. В течение нескольких дней после письма, направленного турецким президентом в Кремль, официальные лица обеих стран начали переговоры по снятию санкций, которые применила Россия в отношении Турции после инцидента, напоминает FT.

«С тех пор более широкие вопросы подтолкнули Москву и Анкару ближе друг к другу, включая желание преподать Западу урок, а также общие интересы в сфере региональной безопасности. Анкара также приветствует тот факт, что Москва безоговорочно поддержала Анкару после неудавшейся попытки переворота».

Этот тон контрастирует с риторикой Анкары в отношении своих союзников. Эрдоган неоднократно критиковал США за их реакцию на попытку переворота, а также отказ от выдачи подозреваемого в организации переворота Фетхуллаха Гюлена. Также автор напоминает о том, что Эрдоган заявил, что «сценарий» для переворота «был написан за пределами» Турции.

По FT, турецкие дипломаты в частных беседах говорят, что у Анкары и Вашингтона крепкие связи, поэтому Турция не собирается сжигать мосты с США. Однако, продолжает автор, американские чиновники опасаются того факта, что Эрдоган может использовать Россию в качестве рычага давления в отношениях с Западом.

При этом, как отмечает FT, Турция надеется, что Москва согласится смягчить свою поддержку в отношении курдов, хотя некоторые эксперты по внешней политике считают, что любой пересмотр стратегии в Сирии будет «сложен» на практике.

В пользу того, что позиция Анкары по Сирии может быть скорректирована, говорит тот факт, что, как заявил помощник российского президента Юрий Ушаков, на встречу двух президентов в Санкт-Петербурге пригласили военных экспертов по Сирии.
 
Эксперт Ассоциации военных политологов Александр Перенджиев уверен, что опасности для НАТО не существует при любом раскладе, буде ли Турция в НАТО или выйдет из него.

— Мне кажется, можно поставить вопрос по-другому: будет ли опасность для НАТО, если Турция будет в НАТО. Этот вопрос они почему-то не ставят, а он более существенный, чем вопрос об опасности сближения Турции с Россией. Мне кажется, они немного неправильно понимают суть проблемы, которая заключается в том, что сегодня Турция становится все более неНАТОвской страной. Но это еще не самое страшное для них. Самое страшное будет, если Турция, будучи в НАТО, стане страной антиНАТОвской.

Что касается сближения с Россией, я думаю, оно состоится потому, что Турция в любом случае будет отдаляться от НАТО, к этому Эрдогана подтолкнули США. Все встречи, которые сейчас происходят — я имею в виду вчерашняя встреча в Баку между Путиным, Алиевым и Роухани, сегодняшняя встреча Путина с Эрдоганом, помимо таких составляющих, как политическое, экономическое сотрудничество, имеют еще одну — о которой публично не говорят. Речь идет о противодействии технологиям государственных переворотов, в том числе, под видом «цветных» революций.
 
И Россия, и Азербайджан, и Иран, и Турция или входят в зону риска применения таких технологий, или против них они уже применялись. Это сближение я бы назвал «антицветным». Тут Турции следует ставить вопрос: насколько опасно для нее сотрудничество с Западом. Тем более, что Эрдоган открыто говорит, что именно США приложили руку к попытке его свержения.

В этих условиях есть еще один лидер, который в силу определенных причин не может войти в эту четверку (Алиев, Путин, Роухани, Эрдоган), это Серж Саргсян, он тоже находится в зоне риска. Эти же попытки применяются и против Нурсултана Назарбаева. Что касается двух последних, они так входят в ОДКБ и ЕварАзЭс, они итак в связке с Россией, и в вопросах противодействия цветным революциям они с Москвой взаимодействуют. А вот с Ираном, Азербайджаном и Турцией это взаимодействие не отработано. Поэтому лидеры этих стран понимают, что им нужно сотрудничество, им нужен опыт России.

Речь идет о том, что для этих лидеров лучше взаимодействовать по вопросам противодействия «цветным» революциям, чем потом им приезжать в Россию в качестве жителей условного «ростовского общежития», и Путину придется назначать туда целого коменданта, а то там пока только один житель, который в свое время не стал взаимодействовать. Горький опыт Януковича наверняка учли лидеры Азербайджана, Турции и Ирана, тем более, что они сегодня наблюдают нечто подобное в соседней Армении, как бы они к ней ни относились. Они понимают, откуда идут эти технологии. Поэтому я считаю, что тут Штайнмайер прав: в открытый военный блок с Россией Турция не войдет.

Другое дело — взаимодействовать с Россией в вопросах обеспечения безопасности — тут, я хотел бы обратить внимание, что речь идет не столько о национальной безопасности, сколько о безопасности самой власти, самого режима — в этом вопросе Турция больше не будет взаимодействовать с НАТО и с США, потому что как раз они являются угрозой политической безопасности Турции. Поэтому Эрдоган и поехал к Путину, они будут эти механизмы дальше вырабатывать. Тем более, что тут Путин полезен Эрдогану не только как президент России, которая обладает ресурсами, но как бывший руководитель спецслужбы — это вдвойне поднимает его роль в этом вопросе.
 
Тут все понимают, что в этом вопросе конечно же лучше посоветоваться с Путиным. Поэтому и потянулись к нам эти лидеры.
В это связи хочу отдельно обратить внимание на то, что Азербайджан повел себя очень интересно, пойдя на серьезное сотрудничество с Россией. Мы помним недавнюю историю, что Азербайджан всячески уклонялся от каких-либо тесных отношений, вступал в союзы антироссийского направления — тот же ГУАМ, который и раньше был в коматозном состоянии, а теперь точно начинает умирать
— Если мы говорим о сотрудничестве, то тут надо разделять сотрудничество военное и экономическое, отмечает руководитель аналитического агентства Alte et Certe Андрей Епифинцев.

— Сближение Москвы и Анкары будет в любом случае напряженно восприниматься Западом, но публично никто не будет протестовать. Это было бы странно, сели бы кто-нибудь из представителей европейских государств заявил, что мы против того, чтобы Эрдоган ездил в Россию, это невозможно, это плохой тон, так не бывает. С другой стороны, они будут напряженно за этим следить, и они могут ставить палки в колеса каким-то конкретным проектам, например, по газопроводу. Это они будут делать потому, что они в любом случае не заинтересованы в сближении Турции и России.

Мы сейчас видим ту ситуацию, когда ухудшение отношений между Турцией и России ослабляет позиции обеих стран, и это на руку Западу, которому будет легче по одиночке разбираться как с Москвой, так и с Анкарой во многом потому, что у нас нет какой-то консолидированной позиции по каким-то ключевым вопросам. С другой стороны, весь ход исторического развития подвел к тому, что и у Турции западный проект пришел к краху, и у России есть огромные проблемы с Западом. Историческая логика во многом обязывает нас прекратить взаимные обиды и объединиться. Это нужно для того, чтобы усилиться самим и вернуться к Западу уже с более сильной переговорной позицией.

Тут еще раз надо разделить экономическое и военное сотрудничество. С экономическим сотрудничеством, у нас очень большие перспективы: это и транспортные потоки, и внутренний товарооборот, это туризм, это энергетика. Я совершенно уверен, что здесь какой-то прогресс наступит.

Военное сотрудничество — это другой вопрос. Здесь я не вижу перспектив по какому-то глубокому сотрудничеству.
— Почему тогда на Западе говорят об угрозе для НАТО?

— Потому, что это опасная тема. Уже пошли разговоры о том, что Турция может выйти из НАТО. Это будет означать провал всей политики Запада по отношению к Турции.

Если Турция выйдет из НАТО, ей нужно будет как-то ассоциировать себя с другим военным блоком, например, ОДКБ. Вот как первое нереально, так и второе. Выход Турции из НАТО нереален потому, что ей никто не разрешит это сделать. У Турции есть огромное количество слабых мест, за которые ее можно удержать. У нас в последнее время почему-то больше говорят о том, что в НАТО нужно войти — это относится к нашим бывшим республикам Украине, Грузии. Для Турции ситуация обратная — ей сложно выйти.

Понимаете, что будет с курдским вопросом, если Турция выйдет из НАТО? Америка будет еще больше поднимать этот вопрос, что для Турции неприемлемо. Что будет с Северным Кипром? Турция — член НАТО, и Греция член НАТО. Что будет, если Турция выйдет, а Греция останется? Это усилит позиции Греции. По сути это будет объявление политической войны против НАТО и западного мира в целом. А что будет с самим Эрдоганом? Если сейчас люди только спорят, стояла ли Америка за организацией военного переворота, то тогда в интересах Америки будет организовывать перевороты против Эрдогана.

Настолько ж нереально сближение с той же ОДКБ. В ОДКБ находится Армения, страна, которая никогда не пустит туда Турцию. Поэтому тут только если по каким-то отдельным проектам. Возможно повышение товарооборота в военной сфере, но надо помнить, что и тут наше сотрудничество с Турцией было минимально даже в те годы, когда экономические отношения бурно развивались. Это были копеечные заказы, какие-то там вертолеты, винтовки. Турция сама серьезный производитель оружия.

— Тегеран заинтересован в сотрудничестве в формате Иран-Россия-Турция, заявил вчера перед встречей Путина, Алиева и Роухани замглавы МИД Ирана Ибрагим Рахимпур. Какие перспективы вы видите у сотрудничества в подобном формате?

— Определенное будущее, конечно, есть, и это показывает сам факт проведения подобной встречи. Во-первых, есть, что обсудить в политической сфере. Это ситуация в Сирии. Мы видим, что позиции сторон кардинальным образом не совпадали — это с одной стороны Турция, а с другой Иран и Россия. Сейчас позиция Анкары, в том числе, по отношению к Асаду меняется для нас в позитивную сторону.
 
Хорошо бы, чтобы сейчас стороны оговорили эти позиции, нашли бы точки соприкосновения относительно будущего Сирии — это было бы просто огромным прорывом во всем сирийском урегулировании. Наверное, какие-то вопросы был и у Москвы в Тегеране — в частности, в последнее время мы видим ослабление вовлеченности Ирана в процесс урегулирования в Сирии. Здесь я вижу огромную перспективу и обоснованность этой встречи.

По транспортным потокам эта встреча была достаточно важна, по другим экономическим вопросам. Но главное — это политические вопросы. Я уже говорил, что для Турции и России «западный проект» закрыт именно по политическим причинам, у Ирана с Западом тоже непонятные отношения, вроде санкции сняли, но непонятно, что будет дальше.
 
В этом плане если бы была сформирована какая-то единая политическая позиция, можно говорить о сближении идеологическом стран, формировании какого-то единого блока и т. д. и т. п. Конечно, в этом плане встреча была крайне важна, но я бы не стал делать каких-то далеко идущих прогнозов о присоединении Турции и Ирана к Евразийскому блоку и т. д.
 
Но сближение позиций — это да, что-то будет…
 

АКТУАЛЬНО

Добавьте комментарий

  • winkwinkedsmileam
    belayfeelfellowlaughing
    lollovenorecourse
    requestsadtonguewassat
    cryingwhatbullyangry
Войти через
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Наверх