Новостной обзор

Хроники «пасхального перемирия» 13.05. 2018
194
Ночная сводка, 13 мая
523
Новороссия сегодня
525
Хроники «пасхального перемирия» 12.05. 2018
165
Ночная сводка, 12 мая
193

Лента новостей

10:27 24-05-2018
При блокировке Telegram Роскомнадзор учитывает интересы бизнеса
05:18 24-05-2018
Эксперт осудил заявление Максима Шевченко о премьер-министре Израиля
12:29 23-05-2018
Футбол объединяет: Наталия Орейро записала песню к ЧМ-2018 в России
11:02 23-05-2018
Финита ля комедия: разочарованный в Навальном создатель «РосПила» требует назад свои деньги
05:41 23-05-2018
США разрушают Сирию руками SDF
11:22 22-05-2018
Сноуден их больше не пугает: Microsoft расширяет сотрудничество со спецслужбами США
20:54 21-05-2018
Депутат Пайкин и Парк Интернационалистов: предать? Да не вопрос!
15:57 21-05-2018
Поездка в Крым оставила неизгладимый след в памяти Берлускони
12:26 21-05-2018
Уходи и дверь закрой, или как Порошенко рвет связи с СНГ
10:48 21-05-2018
Армата в страхе сбежала за Уральские горы...
20:35 20-05-2018
Дорогие гостиницы в Киеве отпугнули иностранных болельщиков
20:15 20-05-2018
Как тендер Смольного выиграл ГУП «МПБО-2»: ни мощностей, ни репутации?
18:53 20-05-2018
Яшин мечтает стать мэром, а Навальный с Касьяновым «слизнуть» сливки
20:39 19-05-2018
Борис Пайкин: депутат, который слишком быстро забыл о своих обещаниях
15:06 19-05-2018
Очередной саботаж: новая провокация Запада в преддверии публикации доклада ОЗХО по Сирии
Все новости

Ограничения для машин в Тбилиси – схема маршрутов по случаю Дня независимости

В Тбилиси будут кормить бездомных животных и избавляться от пластика

Президент Южной Осетии поздравил Патриарха Кирилла

В день последнего звонка Южная Осетия закроет границу с Грузией

Противник увеличил интенсивность обстрелов азербайджанских земель

Архив публикаций

«    Май 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031 



» » » Я — русский солдат

Я — русский солдат


У входа в подвал стоял невероятно худой, уже не имевший возраста человек. Он был без шапки, длинные седые волосы касались плеч. Кирпичная пыль въелась в перетянутый ремнем ватник, сквозь дыры на брюках виднелись голые, распухшие, покрытые давно засохшей кровью колени. Из разбитых, с отвалившимися головками сапог торчали чудовищно раздутые черные отмороженные пальцы. Он стоял, строго выпрямившись, высоко вскинув голову, и, не отрываясь, смотрел на солнце ослепшими глазами. И из этих немигающих пристальных глаз неудержимо текли слезы.

И все молчали. Молчали солдаты и офицеры, молчал генерал. Молчали бросившие работу женщины вдалеке, и охрана их тоже молчала, и все смотрели сейчас на эту фигуру, строгую и неподвижную, как памятник. Потом генерал что-то негромко сказал.
— Назовите ваше звание и фамилию, — перевел Свицкий.
— Я — русский солдат.

Голос позвучал хрипло и громко, куда громче, чем требовалось: этот человек долго прожил в молчании и уже плохо управлял своим голосом. Свицкий перевел ответ, и генерал снова что-то спросил.
— Господин генерал настоятельно просит вас сообщить свое звание и фамилию…

Голос Свицкого задрожал, сорвался на всхлип, и он заплакал и плакал, уже не переставая, дрожащими руками размазывая слезы по впалым щекам.

Неизвестный вдруг медленно повернул голову, и в генерала уперся его немигающий взгляд. И густая борода чуть дрогнула в странной торжествующей насмешке:
— Что, генерал, теперь вы знаете, сколько шагов в русской версте?

Это были последние его слова. Свицкий переводил еще какие-то генеральские вопросы, но неизвестный молчал, по-прежнему глядя на солнце, которого не видел.

Подъехала санитарная машина, из нее поспешно выскочили врач и два санитара с носилками. Генерал кивнул, врач и санитары бросились к неизвестному. Санитары раскинули носилки, а врач что-то сказал, но неизвестный молча отстранил его и пошел к машине.

Он шел строго и прямо, ничего не видя, но точно ориентируясь по звуку работавшего мотора. И все стояли на своих местах, и он шел один, с трудом переставляя распухшие, обмороженные ноги.

И вдруг немецкий лейтенант звонко и напряженно, как на параде, выкрикнул команду, и солдаты, щелкнув каблуками, четко вскинули оружие «на караул». И немецкий генерал, чуть помедлив, поднес руку к фуражке.

А он, качаясь, медленно шел сквозь строй врагов, отдававших ему сейчас высшие воинские почести. Но он не видел этих почестей, а если бы и видел, ему было бы уже все равно. Он был выше всех мыслимых почестей, выше славы, выше жизни и выше смерти...

АКТУАЛЬНО

Добавьте комментарий

  • winkwinkedsmileam
    belayfeelfellowlaughing
    lollovenorecourse
    requestsadtonguewassat
    cryingwhatbullyangry
Войти через
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Наверх