Новостной обзор

Хроники «хлебного перемирия»07 августа 2017
171
Хроники «хлебного перемирия»06 августа 2017
134
Хроники «хлебного перемирия»05 августа 2017
147
Хроники «хлебного перемирия»04 августа 2017
155
Хроники «хлебного перемирия»03 августа 2017
157

Лента новостей

17:26 16-08-2017
Памятник генералу Ватутину в Полтаве облили краской
17:20 16-08-2017
В СБУ заявили о разоблачении агента ФСБ в собственных рядах
16:48 16-08-2017
Сирия обвинила США и Британию в поставках отравляющих веществ террористам
16:44 16-08-2017
Около аэропорта Саутенд в Лондоне прогремел взрыв
14:56 16-08-2017
Депортированный из России «куликовец» смог вернуться туда на законных основаниях
10:51 16-08-2017
Савченко предложила управлять Украиной на принципах Гетманщины 17 века
10:49 16-08-2017
Сослуживец украинского диверсанта рассказал о подставе побратима влиятельным человеком
10:42 16-08-2017
США готовятся к войне. Сотни единиц бронетехники перебрасывают за границу
10:23 16-08-2017
В Киеве монумент в честь бойцов АТО украсили изображением из Diablo III
09:41 16-08-2017
Экс-глава ВМС Украины заявил о скорой смерти флота страны
09:20 16-08-2017
Нардеп ВРУ открыл огонь у здания детского сада в Киеве
09:06 16-08-2017
Общественники: Супрун отправляет тяжелобольных украинцев на тот свет
09:02 16-08-2017
Филарет заявил, что война послана жителям Донбасса за их неправильную жизнь
08:53 16-08-2017
Индийские СМИ нашли виновных в неудаче на танковом биатлоне: танки Т-90
08:30 16-08-2017
Госдеп США обвинил Россию в притеснении религиозных меньшинств
Все новости

Сборная Грузии по гандболу проиграла Норвегии на чемпионате Мира

В центре Тбилиси застрелили мужчину

«Полицейские» и собаки улицы Октябрьская

Посольство Азербайджана откроется в Коста-Рике

Армяне в центре Мадрида, или Кто испек лаваш для фильма «Обещание»?

Архив публикаций

«    Август 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031 



» » » Я — русский солдат

Я — русский солдат


У входа в подвал стоял невероятно худой, уже не имевший возраста человек. Он был без шапки, длинные седые волосы касались плеч. Кирпичная пыль въелась в перетянутый ремнем ватник, сквозь дыры на брюках виднелись голые, распухшие, покрытые давно засохшей кровью колени. Из разбитых, с отвалившимися головками сапог торчали чудовищно раздутые черные отмороженные пальцы. Он стоял, строго выпрямившись, высоко вскинув голову, и, не отрываясь, смотрел на солнце ослепшими глазами. И из этих немигающих пристальных глаз неудержимо текли слезы.

И все молчали. Молчали солдаты и офицеры, молчал генерал. Молчали бросившие работу женщины вдалеке, и охрана их тоже молчала, и все смотрели сейчас на эту фигуру, строгую и неподвижную, как памятник. Потом генерал что-то негромко сказал.
— Назовите ваше звание и фамилию, — перевел Свицкий.
— Я — русский солдат.

Голос позвучал хрипло и громко, куда громче, чем требовалось: этот человек долго прожил в молчании и уже плохо управлял своим голосом. Свицкий перевел ответ, и генерал снова что-то спросил.
— Господин генерал настоятельно просит вас сообщить свое звание и фамилию…

Голос Свицкого задрожал, сорвался на всхлип, и он заплакал и плакал, уже не переставая, дрожащими руками размазывая слезы по впалым щекам.

Неизвестный вдруг медленно повернул голову, и в генерала уперся его немигающий взгляд. И густая борода чуть дрогнула в странной торжествующей насмешке:
— Что, генерал, теперь вы знаете, сколько шагов в русской версте?

Это были последние его слова. Свицкий переводил еще какие-то генеральские вопросы, но неизвестный молчал, по-прежнему глядя на солнце, которого не видел.

Подъехала санитарная машина, из нее поспешно выскочили врач и два санитара с носилками. Генерал кивнул, врач и санитары бросились к неизвестному. Санитары раскинули носилки, а врач что-то сказал, но неизвестный молча отстранил его и пошел к машине.

Он шел строго и прямо, ничего не видя, но точно ориентируясь по звуку работавшего мотора. И все стояли на своих местах, и он шел один, с трудом переставляя распухшие, обмороженные ноги.

И вдруг немецкий лейтенант звонко и напряженно, как на параде, выкрикнул команду, и солдаты, щелкнув каблуками, четко вскинули оружие «на караул». И немецкий генерал, чуть помедлив, поднес руку к фуражке.

А он, качаясь, медленно шел сквозь строй врагов, отдававших ему сейчас высшие воинские почести. Но он не видел этих почестей, а если бы и видел, ему было бы уже все равно. Он был выше всех мыслимых почестей, выше славы, выше жизни и выше смерти...

АКТУАЛЬНО

Добавьте комментарий

  • winkwinkedsmileam
    belayfeelfellowlaughing
    lollovenorecourse
    requestsadtonguewassat
    cryingwhatbullyangry
Войти через
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Наверх