Новостной обзор

Хроники «хлебного перемирия» 21 июля 2017
63
Хроники «хлебного перемирия» 20 июля 2017
77
Хроники «хлебного перемирия» 19 июля 2017
83
Хроники «хлебного перемирия» 18 июля 2017
66
Хроники «хлебного перемирия» 17 июля 2017
103

Лента новостей

08:08 22-07-2017
МИД Германии: Перемирие в Донбассе провалилось
18:16 20-07-2017
Петиция против проспекта Шухевича в Киеве набрала нужное число подписей
18:13 20-07-2017
Литва предложила США развернуть в Прибалтике зенитные комплексы Patriot
18:10 20-07-2017
Прифронтовой Мариуполь решили сделать туристическим центром
16:42 20-07-2017
В Китае в первой половине года за коррупцию наказали 210 тысяч чиновников
16:14 20-07-2017
Полиция задержала саудовского принца по приказу короля
15:30 20-07-2017
При взятии Мосула погибли 40 тысяч мирных жителей, заявили курды
09:20 20-07-2017
Возвращение Крыма впишут в школьную программу
16:11 19-07-2017
В Одессе отменили спектакль с Гришаевой по требованию националистов
14:10 19-07-2017
Китайский легкоатлет обогнал истребитель
13:57 19-07-2017
Депутат Рады заявил, что Wi-Fi появился благодаря Украине
13:33 19-07-2017
В Одессе девушку попытались выкинуть из маршрутки за разговор на украинском
21:59 18-07-2017
Сейсмологи предупредили о сильнейшем землетрясении в Крыму
18:21 18-07-2017
Ляшко потребовал срочно объявить Порошенко импичмент
17:28 18-07-2017
Путин пообещал авиастроителям 60 миллиардов рублей
Все новости

Водители в Грузии стали осторожнее из-за новых санкций

Хох Бекоев: следующий показ будет неординарным

Сегодня решается судьба свыше 27 тысяч человек

Пресса: “ошибка” блока “Царукян”, “жучок” и длинные руки Эрдогана

Евродепутат: надо наказать страны Балтии за нацистские шествия

Архив публикаций

«    Июль 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31 



» » » Эталон образования? Советское образование: «Запишите это и за-пом-ни-те на-ве-ки!»

Эталон образования? Советское образование: «Запишите это и за-пом-ни-те на-ве-ки!»

Запишите это и за-пом-ни-те на-ве-ки!


Я ненавидел её. 

Без дураков! Всеми фибрами души, каждой клеточкой тела! 

Проклиная очередное [й-а] фонетического разбора, убегающие буквы из корней слов, уменьшительно-ласкательные суффиксы и деепричастные обороты. А она была живым воплощением этого кошмара. 

Она венчала пирамиду, нагромождённую правилами различных правописаний орфографии и пунктуации. Отыскивая и не находя в нас хотя бы намёк на чувство языка, она день за днём вдалбливала нам его, пока по закону диалектики тупое заучивание не переходило в осознанное понимание.

– Запишите это и за-пом-ни-те на-ве-ки! – бесконечно твердила она нам, растягивая слова и свято веря, что главный предмет в школе, несомненно, русский язык.

В ответ на её мучения мы придумывали свои, соревнуясь в изобретательности, и похваляясь друг перед другом. От пресловутых кнопок на стуле, до ночных звонков на домашний телефон. От попыток срыва урока, до исписывания стен её подъезда угрозами граффити. 

Мы были героями! 

И дерзко смотрели ей в глаза, когда она просила записать очередное домашнее задание. Хотя это, по правде говоря, было лишним. Глаза её скрывались за толстыми линзами очков в доисторической роговой оправе – она почти ничего не видела.

И это тоже сводило нас с ума! 

Мы прятали очки, но всегда всем классом получали в срок проверенные сочинения, объёмом «минимум в 24 листа» (!), с аккуратно подчеркнутыми, обведёнными, отмеченными красными чернилами ошибками. 

О, эти сочинения! 

Наше «мастерство» никогда не поспевало за её требовательностью. 

Мы вновь и вновь вглядывались в образ Катерины, которую Островский, конечно, любил, но с оттенком мужской иронии, и не видели ровным счётом ничего! 

И это длилось и длилось, и казалось, конца этому нет. Мы топтались у дуба с князем Болконским, колесили по стране вслед за Живаго, вслушивались в «громыхание чёрных марусь» «Реквиема», и ничто не трогало нас,
но мы читали, 
читали, 
читали…

Она приходила в школу с огромной кошёлкой, доверху набитой книгами, и никто из нас не двигался с места, чтобы помочь ей подняться на третий этаж. 

Мы мстительно вслушивались в бряцанье колесиков о ступени, больше всего желая в те моменты, чтобы всё это рассыпалось и по-возможности распылилось на атомы: многотомная кошёлка несла нам новые испытания, которые уже давно перестали ограничиваться только русской классикой:

– Что ж, приступим, уважаемые! 

Запишите это и за-пом-ни-те на-ве-ки!..

… А потом время начало ускоряться. 

Мы ВСЕ получили наивысшие баллы и разлетелись по ВУЗам страны и мира… 

И вот, на чём я поймал себя – в Питере одним из первых музеев я посетил квартиру Ахматовой в Фонтанном доме, а в Праге – с благоговейным трепетом сфотографировался у нелепого памятника Кафке… 

Перед подругой я могу щегольнуть «Багряным и жёлтым» Маяковского, а с приятелем из Англии порассуждать о Дэниеле Мартине Фаулза. 

Я нахожу удовольствие в чтении и считаю это одним из самых больших удовольствий жизни. Мне легко даются письма к любимой девушке, а иностранцы удивляются образности моего английского... 

С чего бы это и к чему, друзья? 

 Не догадываетесь?

А её уже несколько лет нет на свете. 

Это была старенькая, безобидная и махрово-интеллигентная женщина. 

И всё, что я могу послать ей туда теперь – это:

Прости меня, мой Учитель! Какой же я был болван!

АКТУАЛЬНО

Добавьте комментарий

  • winkwinkedsmileam
    belayfeelfellowlaughing
    lollovenorecourse
    requestsadtonguewassat
    cryingwhatbullyangry
Войти через
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Наверх