Новостной обзор

Новороссия сегодня
111
Хроники «новогоднего перемирия» 22.01. 2018
43
Итоги недели. Пропавший Лолит и агрессор-партнер
65
Ночная сводка, 22 января
85
Новороссия сегодня
276

Лента новостей

18:48 22-01-2018
Наконец-то Порошенко сказал правду!
16:37 22-01-2018
Китай призвал Россию вместе противостоять США
16:22 22-01-2018
В поддержку участия Путина в президентских выборах собрано более 1,6 млн. подписей граждан
15:09 22-01-2018
Положение в Африне 21 января 2018 года
15:02 22-01-2018
Китай хочет дружить с Россией против США
11:59 22-01-2018
Сирийские войска приступили к ликвидации окруженной группировки «Джебхат ан-Нусры»
08:57 22-01-2018
Лавров назвал недоговороспособной украинскую власть
16:40 21-01-2018
Грузинская прокуратура ждёт Саакашвили
16:35 21-01-2018
Статую Свободы закрыли для туристов из-за прекращения финансирования
13:11 21-01-2018
Клинцевич рассказал, как Россия отреагирует на обострение ситуации в Африне
08:45 21-01-2018
Террористы без боя сдали авиабазу в Сирии
08:14 21-01-2018
Молдова выставит России счёт на миллиарды долларов за «оккупацию»
20:39 20-01-2018
Франция: Путин прав. Россия за трезвый образ жизни!
16:44 20-01-2018
Неизвестные атаковали посольство Украины в Афинах, Климкин обвинил в этом Россию
16:38 20-01-2018
Эрдоган: Турция начала наземную операцию в Сирии
Все новости

Спикер парламента Грузии проводит встречи в Узбекистане

Семилетний мальчик умер от менингококцемии в Тбилиси

К поиску пропавших альпинистов подключилась еще одна структура

Бесконтактная война в Карабахе: что будет, если мы запустим в них оружием моджахедов

Не вижу никаких проблем: Венгер рассказал об атакующем тандеме Мхитарян-Озил

Архив публикаций

«    Январь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031 



» » » Эталон образования? Советское образование: «Запишите это и за-пом-ни-те на-ве-ки!»

Эталон образования? Советское образование: «Запишите это и за-пом-ни-те на-ве-ки!»

Запишите это и за-пом-ни-те на-ве-ки!


Я ненавидел её. 

Без дураков! Всеми фибрами души, каждой клеточкой тела! 

Проклиная очередное [й-а] фонетического разбора, убегающие буквы из корней слов, уменьшительно-ласкательные суффиксы и деепричастные обороты. А она была живым воплощением этого кошмара. 

Она венчала пирамиду, нагромождённую правилами различных правописаний орфографии и пунктуации. Отыскивая и не находя в нас хотя бы намёк на чувство языка, она день за днём вдалбливала нам его, пока по закону диалектики тупое заучивание не переходило в осознанное понимание.

– Запишите это и за-пом-ни-те на-ве-ки! – бесконечно твердила она нам, растягивая слова и свято веря, что главный предмет в школе, несомненно, русский язык.

В ответ на её мучения мы придумывали свои, соревнуясь в изобретательности, и похваляясь друг перед другом. От пресловутых кнопок на стуле, до ночных звонков на домашний телефон. От попыток срыва урока, до исписывания стен её подъезда угрозами граффити. 

Мы были героями! 

И дерзко смотрели ей в глаза, когда она просила записать очередное домашнее задание. Хотя это, по правде говоря, было лишним. Глаза её скрывались за толстыми линзами очков в доисторической роговой оправе – она почти ничего не видела.

И это тоже сводило нас с ума! 

Мы прятали очки, но всегда всем классом получали в срок проверенные сочинения, объёмом «минимум в 24 листа» (!), с аккуратно подчеркнутыми, обведёнными, отмеченными красными чернилами ошибками. 

О, эти сочинения! 

Наше «мастерство» никогда не поспевало за её требовательностью. 

Мы вновь и вновь вглядывались в образ Катерины, которую Островский, конечно, любил, но с оттенком мужской иронии, и не видели ровным счётом ничего! 

И это длилось и длилось, и казалось, конца этому нет. Мы топтались у дуба с князем Болконским, колесили по стране вслед за Живаго, вслушивались в «громыхание чёрных марусь» «Реквиема», и ничто не трогало нас,
но мы читали, 
читали, 
читали…

Она приходила в школу с огромной кошёлкой, доверху набитой книгами, и никто из нас не двигался с места, чтобы помочь ей подняться на третий этаж. 

Мы мстительно вслушивались в бряцанье колесиков о ступени, больше всего желая в те моменты, чтобы всё это рассыпалось и по-возможности распылилось на атомы: многотомная кошёлка несла нам новые испытания, которые уже давно перестали ограничиваться только русской классикой:

– Что ж, приступим, уважаемые! 

Запишите это и за-пом-ни-те на-ве-ки!..

… А потом время начало ускоряться. 

Мы ВСЕ получили наивысшие баллы и разлетелись по ВУЗам страны и мира… 

И вот, на чём я поймал себя – в Питере одним из первых музеев я посетил квартиру Ахматовой в Фонтанном доме, а в Праге – с благоговейным трепетом сфотографировался у нелепого памятника Кафке… 

Перед подругой я могу щегольнуть «Багряным и жёлтым» Маяковского, а с приятелем из Англии порассуждать о Дэниеле Мартине Фаулза. 

Я нахожу удовольствие в чтении и считаю это одним из самых больших удовольствий жизни. Мне легко даются письма к любимой девушке, а иностранцы удивляются образности моего английского... 

С чего бы это и к чему, друзья? 

 Не догадываетесь?

А её уже несколько лет нет на свете. 

Это была старенькая, безобидная и махрово-интеллигентная женщина. 

И всё, что я могу послать ей туда теперь – это:

Прости меня, мой Учитель! Какой же я был болван!

АКТУАЛЬНО

Добавьте комментарий

  • winkwinkedsmileam
    belayfeelfellowlaughing
    lollovenorecourse
    requestsadtonguewassat
    cryingwhatbullyangry
Войти через
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Наверх