Новостной обзор

Михомайдан
195
Хроники «школьного перемирия» 21.10. 2017
96
Ще не вмерла? 21.10.2017
104
Ночная сводка, 21 октября
140
Хроники «школьного перемирия» 20.10. 2017
97

Лента новостей

10:51 21-10-2017
Ще не вмерла? 21.10.2017
18:57 20-10-2017
Декоммунизация по-бердянски: Дзержинского переделали в казацкого полковника — с усами и в вышиванке
16:44 20-10-2017
Мадрид объявил о начале приостановки автономного статуса Каталонии
16:28 20-10-2017
Вынос мозга: «Тайна третьей планеты» как образец толерантности
16:13 20-10-2017
Лидеры ЕС согласовали общую позицию по ядерной сделке с Ираном
15:29 20-10-2017
Украина намерена достроить Хмельницкую АЭС
15:25 20-10-2017
Администрация Порошенко подтвердила наличие украинского гражданства у Натальи Поклонской
13:59 20-10-2017
Разочарование США от Twitter: это материалы? Слезы, а не компромат
13:18 20-10-2017
Выступление Владимира Путина на заседании Международного дискуссионного клуба «Валдай»: основные тезисы
13:03 20-10-2017
Новая российская система «технического зрения» позволяет летать и вести разведку в любую погоду
12:16 20-10-2017
Суд Киева отменил приватизацию «Укртелекома»
19:59 19-10-2017
Под Мариуполем ВСУ потеряли танк в бою с «боевиками «Азова»
16:34 19-10-2017
В Раду - в парике и с накладными усами...
16:00 19-10-2017
В Николаеве в результате стрельбы пострадали несколько человек
15:28 19-10-2017
Минобороны РФ. 19.10.2017 Обзор новостей
Все новости

Грузию берут не штурмом, а обещаниями

Двойные взгляды на терроризм

Путин призвал не загонять КНДР в угол, а решать ситуацию через диалог

Все происходящее в Испании — внутреннее дело этой страны, заявил Путин

Путин о Сирии и Украине: сложные узлы нужно не разрубать, а распутывать

Архив публикаций

«    Октябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031 



» » » Как мы брали 25 окт. Зимний дворец

Как мы брали 25 окт. Зимний дворец


Утром 25-го октября, часов в 11, в комнате Ревкома в Смольном намечался в грубых чертах "оперативный план". Было решено оцепить Зимний дворец и Дворцовую площадь плотным кольцом и повести наступление, понемногу сжимая его. Мы, приехавшие из частей, немедленно же отбыли на свои места для практического проведения задачи.

Задача оцепления Зимнего дворца выпала на долю двух полков — Павловского и Кексгольмского. К Павловскому полку были приданы еще две роты Преображенского полка, стоявшие на Миллионной, рядом с Эрмитажем, а вскоре Ревком прислал павловцам еще до 800 красногвардейцев Петроградской стороны, с санитарным отрядом, два броневика и два 37 мм. орудия на грузовиках. Павловскому полку был отведен участок от набережной Невы выше дворца, по Мойке до Невского проспекта включительно. Дальше до набережной Невы, ниже дворца, такой же дугой тянулся участок Кексгольмского полка.

Вскоре прибыли в полки члены военно-революцион. комитета, т. т. Подвойский и Еремеев, и наблюдали за развертыванием частей, а в необходимых случаях сами оказывали помощь. Тов. Подвойский изложил окончательный план наступления: Временному правительству должен был быть предъявлен ультиматум о сдаче; во время вручения ультиматума над Петропавловской крепостью должно было быть поднято знамя; по истеч. 15 мин., даваемых Временному правительству на размышление, знамя должно было снова спуститься в знак начала боевых действий с открытием, в первую очередь орудийной стрельбы по дворцу с крепости и с «Авроры». Однако, сигнала мы так и не дождались до вечера.

На площади перед дворцом было оживление. Уже с утра юнкера строили перед главным подъездом и воротами дворца баррикады из дров, стоявших у подъезда Главного штаба. Работа заканчивалась.

Батарея Михайловского артиллерийского училища представляла единственную артиллерию, которая находилась в распоряжении Временного правительства и могла быть направлена против окружавших дворец солдат и рабочих. Но совершенно неожиданно для него и она не могла принять участие в последующем бою. Комиссаром Временного правительства при училище состоял некий анархист, убеждений которого правительство не знало.
 
После обеда 25 октября, часа в четыре, когда уже начало смеркаться и когда Дворцовая площадь и Зимний дворец были оцеплены Павловским и Кексгольмским полками, комиссар батареи, видя, что недалек момент, когда батарея может начать стрельбу по рабочим и солдатам, скомандовал, действую именем Временного правительства: «На позицию!» и нарочно в колонне по-орудийно повел батарею через арку Главного штаба налево, в сторону Мойки, как будто для принятия боя. А здесь уже стояла цепь наших солдат. Батарея была без какого-либо прикрытия и, естественно, сопротивляться была не в состоянии, особенно стоя конями вперед.
 
Она сдалась. Весь личный состав был тут же на Невском разоружен и отправлен на Выборгскую сторону в училище, где комиссаром уже состоял назначенный от Ревкома тов. Занько. Этот совершенно неожиданный случай воодушевил осаждающих: все знали, что у осажденного правительства нет ни одного орудия.

Приблизительно в это время и началось фактическое наступление с перестрелкой. Осаждали мы и наступали чрезвычайно беспорядочно.

Приблизительно в 7-м часу, когда во дворце уже были представители Ревкома, т .т. Дашкевич и Чудновский, мы получили через вышедшего казака - парламентера сообщение, что казачьи роты не хотят более продолжать оставаться во дворце, что они сознают, что введены туда обманом, и хотят уйти, но просят не позорить их и выпустить с оружием. Мы колебались не доверяя вполне уверениям парламентера: мы сомневались, не хотят ли нам устроить обход с тыла. Решили все-таки выпустить. Казаки выходили по набережной. В ближайшем переулке был спрятан броневик, который, лишь только ряды казаков прошли мимо, был направлен вслед за ними до самых казарм казачьего полка, находившихся недалеко от казарм павловцев. Когда казаки уходили из дворца, осаждающие кричали женскому батальону, предлагая сдаваться, но оттуда раздались крики: «Умрем, но не сдадимся».

В 8 часов вечера под напором и обстрелом окружающих защитники Временного правительства вынуждены были уйти из здания штаба округа в Зимний дворец, и я во главе 12 — 15 товарищей вбежал в здание. Наверху мы застали нескольких юнкеров, торопившихся взять телефоны. Минут через пять начался усиленный обстрел здания. Юнкера сбили наших солдат, находившихся внизу у входа в здание со стороны певческой капеллы. но у них уже не хватило сил снова занять здание; при том это было сопряжено с большим риском быть разгромленными наступавшими солдатами и красноармейцами, которые уже совсем близко придвинулись к площади. Юнкера все стянулись в Зимний дворец.

Как выяснилось впоследствии, сдача здания штаба и все теснее и теснее смыкавшееся кольцо осаждавших оказали большое деморализующее влияние на юнкеров; из боязни быть расстрелянными, если действительно придется сдаваться, — а это всем казалось неминуемым, — многие начали колебаться. Началось понемногу занятие самого дворца. Первыми вошли во дворец через окна со стороны Эрмитажа матросы и павловцы.
 
В комнатах дворца происходили стычки с юнкерами, но понемногу одна за другой они освобождались атакующими. Юнкеров оттеснили к главному входу. Иногда это достигалось простым напором, а иногда и брошенной из комнаты в комнату ручной гранатой или выстрелами. Тут храбрость женского батальона и юнкеров упала до надежд на милость победителей. Женский батальон сдался в полном составе, числом, кажется, 141 человек. По разоружении он был направлен в казармы Гренадерского полка на Васильевский остров, ибо бои во дворце продолжались. Одна за другой начали сдаваться и школы, складывая оружие. Они размещались все в казармах Павловского полка на положении арестованных, ожидая утра.

Вместе с первыми, вошедшими во дворец по сдаче юнкеров у главного подъезда, был и представитель Ревкома т. Антонов-Овсеенко, приехавший со специальной миссией арестовать само Временное правительство. Тут же на Дворцовой площади были и другие члены Ревкома. Срочно нужно было озаботиться приведением в порядок разбросанных частей. Тем временем правительство уже было арестовано. Стали выводить.
 
Почти все члены были налицо, за исключением Керенского. Кишкин, перелезая под конвоем матросов через юнкерские баррикады, с разбегающимися, видимо от страха, глазами, споткнулся и упал руками на мостовую, ногами повис на дровяной стапели. Маленькую кучку окружила тысячная толпа. Со всех сторон угрозы, крики, требования расстрелять на месте. Некоторые особенно настойчиво требуют немедленной расправы. Охраняющие матросы успокаивают взволнованных министров. Помню хорошо — Терещенко очень слабым, дрожащим голосом говорит, обращаясь неуверенно к успокаивающим: «Я верю... я верю, что вы нам ничего плохого не сделаете»... А в голосе звучит нотка страха.
 
Повели в Петропавловскую крепость. Ведет процессию т. Антонов-Овсеенко по Миллионной. Тысячная масса повалила вслед. Угрозы продолжаются. Где-то в стороне Невского, на темной площади, раздается несколько выстрелов — случайные ли, провокационные ли, никто не знает. Толпа остановила против Эрмитажа конвой и всю процессию, и уже более настоятельно раздались требования расправы. С трудом конвой справляется, охраняя арестованных. Влияет лишь присутствие члена Ревкома. Чтобы избавиться от части сопровождающих, выводят арестованных на набережную, по ней до Троицкого моста и дальше крепость. Толпа следует с непрерывным, глухим гулом.

На Дворцовой площади устанавливается порядок. Расставляются караулы. На караул становится Кексгольмский полк. К утру части расходятся по казармам, отряды Красной гвардии по районам, зрители по домам.
У всех мысль одна: «Власть взята, а как-то пойдет дальше?».

Все по теме: Россия, Революции

АКТУАЛЬНО

Добавьте комментарий

  • winkwinkedsmileam
    belayfeelfellowlaughing
    lollovenorecourse
    requestsadtonguewassat
    cryingwhatbullyangry
Войти через
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Наверх