Новостной обзор

Хроники «школьного перемирия» 20.10. 2017
60
Ночная сводка, 20 октября
128
Хроники «школьного перемирия» 19.10. 2017
77
Минобороны РФ. 19.10.2017 Обзор новостей
60
Хроники Крыма, дайджест-экономика, 18.10.2017г.
47

Лента новостей

18:57 20-10-2017
Декоммунизация по-бердянски: Дзержинского переделали в казацкого полковника — с усами и в вышиванке
16:44 20-10-2017
Мадрид объявил о начале приостановки автономного статуса Каталонии
16:28 20-10-2017
Вынос мозга: «Тайна третьей планеты» как образец толерантности
16:13 20-10-2017
Лидеры ЕС согласовали общую позицию по ядерной сделке с Ираном
15:29 20-10-2017
Украина намерена достроить Хмельницкую АЭС
15:25 20-10-2017
Администрация Порошенко подтвердила наличие украинского гражданства у Натальи Поклонской
13:59 20-10-2017
Разочарование США от Twitter: это материалы? Слезы, а не компромат
13:18 20-10-2017
Выступление Владимира Путина на заседании Международного дискуссионного клуба «Валдай»: основные тезисы
13:03 20-10-2017
Новая российская система «технического зрения» позволяет летать и вести разведку в любую погоду
12:16 20-10-2017
Суд Киева отменил приватизацию «Укртелекома»
19:59 19-10-2017
Под Мариуполем ВСУ потеряли танк в бою с «боевиками «Азова»
16:34 19-10-2017
В Раду - в парике и с накладными усами...
16:00 19-10-2017
В Николаеве в результате стрельбы пострадали несколько человек
15:28 19-10-2017
Минобороны РФ. 19.10.2017 Обзор новостей
15:17 19-10-2017
Хроники Крыма, дайджест-экономика, 18.10.2017г.
Все новости

Путин призвал не загонять КНДР в угол, а решать ситуацию через диалог

Все происходящее в Испании — внутреннее дело этой страны, заявил Путин

Путин о Сирии и Украине: сложные узлы нужно не разрубать, а распутывать

Путин о ситуации в Каталонии: раньше надо было думать Европе

Выигрыш за счет других в современном мире невозможен, заявил Путин

Архив публикаций

«    Октябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031 



» » » Пушка не шашка

Пушка не шашка

В середине XIX века перед донскими войсковыми властями и Военным министерством встала проблема, с которой им ещё никогда не приходилось сталкиваться. Традиционно казаки считались «природными воинами». Официальная военная энциклопедия Российской империи в 1840-х годах утверждала, что специально научиться военным навыкам лёгкой иррегулярной кавалерии невозможно, а в офицерской среде было достаточно распространено мнение о том, что «учение только портит казаков, убивая в них природные военные качества». Однако после Крымской войны несостоятельность подобных учреждений стала очевидна, и постепенно возобладала прямо противоположная точка зрения, согласно которой правильное военное обучение было казакам так же необходимо, как и солдаты регулярной армии.

Но как следовало учить донцов? С 1839 года существовал Донской учебный казачий полк, учреждённый по инициативе наказного атамана Максима Григорьевича Власова.
 


При его участии был составлен и первый казачий устав, посредством которого предполагалось унифицировать строевые команды и облегчить управление частями в боевых условиях. Однако даже генерал-лейтенант Иван Иванович Краснов, явно благожелательный к донскому атаману, признавал, что последний не был военным теоретиком и его инновации носили скорее пробный характер.
 
Более критично настроенные к Власову авторы прямо указывали, что на практике новый устав оказался почти не востребован из-за сложности. Таким образом, опыт правильного военного обучения донских казаков до Крымской войны как нельзя было назвать образцовым, и решать задачу приходилось, по существу, с чистого листа.

Чтобы понять, с какими проблемами при этом приходилось сталкиваться военным властям, обратимся к опыту донской артиллерии. К концу 1860-х годов в ней сложилась ситуация, требующая принятия незамедлительных мер. В 1863 году Военное министерство сократило число донских полков, находящихся на действительной службе, до 16-ти. В результате срок пребывания на льготе резко возрос, что вызвало недовольство у части офицеров. Генерал-майор Григорий Петрович Мамаев писал: «Долговременная льгота, сколько известно, неимоверно расстраивает части: она подрывает дисциплину; принуждает казаков к лени, в военном смысле, до того, что он совершенно забывает о военной службе, а помышляет только о своём хозяйстве, и, наконец, долговременная льгота убивает дух казачества».


Значительная часть казаков вообще не успевала попасть на действительную службу в течение призывного возраста из-за сравнительно небольшого числа строевых частей и специфики их формирования. В 1867 году на льготу была отправлена последняя донская батарея. К этому времени некоторые артиллерийские части не были в строю уже больше десяти лет, и в них не оставалось нижних чинов и унтер-офицеров с каким-либо опытом полевой службы. Мамаев, занимавший должность начальника донской артиллерии, опасался, что в случае войны боеспособность вверенных ему частей окажется крайне сомнительной.
 
Специальная комиссия из командиров донских батарей к этому времени разработала амбициозный проект, призванный компенсировать длительное пребывание на льготе казаков-артиллеристов. Предполагалось создать Донскую учебную конную батарею для нижних чинов и специализированную школу урядников, образцом для которой рекомендовалось взять трёхлетнюю подготовку фейерверкеров в регулярной армии. Кроме того признавалось желательным улучшить материальное положение офицерского состава.

Нужно отметить, что на момент, когда были высказаны эти пожелания — период атаманства Потапова, предположительно начало 1867 года, — небольшое число добровольцев из числа донских казаков проходило обучение как раз в фейерверкерских школах. О данном проекте упоминается в «Материале по истории Донской артиллерии», изданном в Новочеркасске в 1904 году, автор — Борис Матвеевич Калинин. Однако описание дальнейших событий в его работе неполно и в одном месте существенно расходится с архивными документами. Между тем создание школы урядников-артиллеристов и сопутствующие события заслуживают самого пристального внимания и как яркий пример разработки специфической казачьей программы военного обучения, и как фактор влияния на действия казачьих батарей в Русско-турецкую войну 1877-1878 годов.

Первоначально идеи донских батарейных командиров встретили безусловную поддержку как у войсковых властей, так и в Главном артиллерийском управлении (ГАУ). Однако их реализация застопорилась из-за отсутствия средств, а затем вследствие принципиальной позиции нового донского атамана Михаила Ивановича Черткова. 


Вскоре после его прибытия на Дон Мамаев обратился к нему с просьбой незамедлительно приступить к созданию хотя бы школы урядников, раз реализовать все предложения оказалось затруднительно по финансовым причинам. Артиллерийский генерал ссылался на катастрофическую ситуацию с урядниками, многие из которых не только не имели специфических знаний, но даже не могли читать и писать. Хорошо подготовленный унтер-офицерский состав был особенно необходим донским батареям потому, что в них наблюдался страшнейший некомплект офицеров: к 1870 году на 78 штатных должностей приходилось всего 30 человек.


Чертков, бывший, по свидетельства современников, человеком независимого ума, отреагировал на просьбы начальника донской артиллерии весьма своеобразно: он посоветовал Мамаеву полностью пересмотреть прежний проект школы урядников, руководствуясь не нормами регулярной артиллерии, но важнейшими потребностями казаков и возможностями войсковой казны. 

Ещё в 1860 году подполковник Еськов на страницах «Артиллерийского журнала» жаловался, что многие офицеры-артиллеристы предъявляют к донским батареям излишние требования, не учитывая того, что казаки несут службу за свой счёт.
 


Чертков, судя по документам, придерживался схожей позиции: он обращал внимание начальника донской артиллерии на то, что научные познания, занимающие большую часть курса, для казаков «полезны, но не необходимы». При их полном сокращении срок обучения удалось бы сократить с трёх лет до года, что не только решило бы финансовый вопрос, но и значительно облегчило положение казаков-учеников, вынужденных совмещать хозяйственную деятельность с учёбой в школе.

Таким образом, именно Черткову принадлежала идея о том, что подготовка донских артиллеристов должна отличаться от подготовки артиллеристов регулярной армии в сторону максимально упрощения и практичности. Его принципиальной позиции не изменили даже вполне резонные возражения Мамаева, согласно которым определённая научная база была бы совершенно необходима артиллеристам, а некоторые идеи по удешевлению школы не выдерживали никакой критики: в частности, атаман предлагал «теоретически» учить казаков строевой службе, без использования орудий и проведения учебных стрельб. Согласившись с этими доводами, Чертков всё же настоял на создании нового проекта, носящего компромиссный характер: научные курсы были сокращены, но не отменены полностью, а срок обучения уменьшен до двух лет. Понимая неотложность задачи, донские власти действовали максимально оперативно: первое обращение Мамаева о необходимости срочного создания школы урядников было датировано 6 сентября 1868 года, а уже в декабре новые предложения о создании школы урядников были отосланы в Военное министерство.

Исследователю Калинину данный сюжет был, по-видимому, неизвестен, и он оставляет без ответа вопрос о том, почему первоначальный проект батарейных командиров, формально одобренный, так и не был реализован. В то же время в своей работе он регулярно ругает войсковые власти и персонально Черткова за невнимание к донской артиллерии. Как видно из документов, в действительности реализацию нового проекта затягивало Военное министерство, рассматривавшее его до 1870 года и вернувшее назад для доработки. Идея Черткова об упрощении и максимальной практичности обучения казаков-артиллеристов не встретила поддержки в ГАУ, которое сочло первоначальный вариант школы урядников предпочтительным. Более того, ГАУ связало создание школы для урядников на Дону с реформой класса урядников в Санкт-Петербурге. Вопреки названию, в нём готовились не урядники, а офицеры для донской артиллерии. Хотя класс работал при артиллерийском училище, требования для поступающих казаков были значительно облегчены, и именно это категорически не устраивало ГАУ, настаивающее на максимальной унификации обучения артиллеристов-донцов и артиллеристов регулярной армии. 

Черткову был выдвинут ультиматум: или дать согласие на усложнение экзамена для поступающих в урядный класс, или согласиться с его расформированием. В качестве альтернативы предлагалось создать отделение для артиллеристов при Новочеркасском юнкерском училище.

Донские артиллеристы пришли в ужас от этих предложений. Пётр Александрович Башилов, новый начальник донской артиллерии, посвятил им объёмную и крайне эмоциональную записку, первая часть которой дословно процитирована исследователем Калининым. К сожалению, он, видимо, не был в курсе ни предшествующей переписки, ни второй части записки артиллерийского генерала. Поэтому он пришёл к ложным выводам, приписав, например, идею о создании артиллерийского отделения при Новочеркасском юнкерском училище лично Черткову.

Оба варианта, предложенные ГАУ, Башилов считал крайне неудачными. Создание артиллерийского отделения при юнкерском училище стало бы, по его мнению, подлинной катастрофой: артиллеристы неизбежно учились бы на той же хозяйственно-технической базе, что и кавалеристы, возможно, вовсе не имея орудий и получая исключительно «теоретические» знания. Они проходили бы гораздо более сложный курс, чем обычные юнкера, но пользовались бы при этом теми же привилегиями. В случае реализации данного проекта донская артиллерия со временем осталась бы вообще без профессионально подготовленного офицерского состава и утратила всякую боеспособность.

Поэтому Башилов, забыв о субординации, действительно требовал от Черткова согласиться на усложнение экзамена в урядный класс. Однако для начальника донской артиллерии это было выбором меньшего зла, а не желательным шагом. Разумеется, в принципе он желал иметь под своим командованием офицеров, не уступающих артиллеристам регулярной армии. Но на практике и при имевшемся экзамене число желающих поступить в класс урядников было невелико, что является одной из существенных причин офицерского некомплекта в донской артиллерии. А ГАУ фактически требовало принимать туда только людей, способных пройти курс в гражданском высшем учебном заведении. Башилов предполагал, что столь образованные казаки будут почти во всех случаях выбирать более простую службу в кавалерии или потенциально более доходное гражданское поприще.

По свидетельству Калинина, когда в 1872 году школа для урядников была, наконец, открыта, в неё принимали людей, едва умевших писать и читать. При этом курс не только пришлось ограничить двумя годами, но и сократить годовое обучение до шести месяцев, чтобы оставить казакам время для работы по хозяйству. В этих условиях Башилов уже сам обращался к донскому атаману, прося позволить изменить штат школы и принципы преподавания предметов в пользу ещё большей наглядности и в ущерб теоретической части. В частности, при обучении артиллерийскому делу начальник донской артиллерии предлагал вовсе отказаться от занятий, посвящённым крепостным, осадным и береговым орудиям, поскольку обучающиеся не имели о них никакого представления и не должны были их использовать. Взамен он предлагал удвоить число имевшихся пушек и проводить занятия рядом с ними.


Башилову удалось убедить Черткова в необходимости специальных мер. Несмотря на сложности с войсковой казной, донской атаман ввёл специальные стипендии как для учащихся в урядном классе, так и для желающих поступить в него. В свою очередь, после того как обучение донских артиллерийских офицеров стало аналогичным обучению офицеров регулярной армии, Башилову удалось добиться и полного уравнивания их прав, включая содержание.

Так постепенно всё стало на свои места.

Введение правильной военной подготовки стало важнейшим фактором, обеспечившим успех донского казачества в Русско-турецкую войну 1877-1878 годов. 
 


Особенно ярко это демонстрируют как раз успехи донских артиллеристов. Прежняя система, когда унтер-офицеры проходили подготовку непосредственно в строевых частях, больше не могла быть эффективной: с 1867 по 1879 годы в строю не было ни одной батареи Донского войска, а в 1870-1875 годах на службе было только три батареи. Между тем с началом войны Область Войска Донского выставила 24 батареи, из которых 11 получили разные награды за участие в военных действиях. Таким образом, война подтвердила предположение Мамаева о том, что короткий срок службы донских артиллеристов и отсутствие должного опыта у большей части нижних чинов можно компенсировать за счёт качественной подготовки унтер-офицеров.


Мамаеву и Башилову удалось создать систему, хотя и не идеальную, но позволявшую донской артиллерии вполне успешно проявить себя в Русско-турецкую войну и избежать той катастрофы, которую донские артиллеристы предрекали при выходе на службу льготных батарей образца 1867 года.

АКТУАЛЬНО

Добавьте комментарий

  • winkwinkedsmileam
    belayfeelfellowlaughing
    lollovenorecourse
    requestsadtonguewassat
    cryingwhatbullyangry
Войти через
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Наверх