Новостной обзор

Хроники «школьного перемирия» 18.11. 2017
86
Ночная сводка, 18 ноября
182
Хроники «школьного перемирия» 17.11. 2017
103
Ночная сводка, 17 ноября
156
Хроники «школьного перемирия» 16.11. 2017
96

Лента новостей

11:44 18-11-2017
В Кремле рассказали, о звонках с ложными сообщениями о бомбах на маршруте Владимира Путина
08:18 18-11-2017
Следственный комитет России может быть ликвидирован
13:40 17-11-2017
Госдепартамент предупредил граждан США о повышенной террористической угрозе в Европе
13:53 16-11-2017
СБУ подтвердила готовность к обмену пленными
13:48 16-11-2017
Савченко призвала отправить украинскую власть на виселицу
12:44 16-11-2017
Рада объявила католическое рождество официальным выходным днем
12:38 16-11-2017
В Минфине рассказали о возможном компромиссе по долгу Украины
08:46 16-11-2017
Путин провел переговоры с Захарченко и Плотницким
08:13 16-11-2017
Военный переворот в Зимбабве. Президент Мугабе арестован
13:12 15-11-2017
Москва огрела Прибалтику: Россия в 2018 году будет готова вывести Литву, Латвию и Эстонию из БРЭЛЛ
18:50 14-11-2017
ФСБ задержала 69 экстремистов в Москве и области
17:56 14-11-2017
Навальный: ради денег и друга подставить, и себя заложить...
17:56 14-11-2017
Навальный: ради денег и друга подставить, и себя заложить...
16:05 14-11-2017
Эксперты о биоидентификации детей: запретить!
16:03 14-11-2017
«Фемен» атаковали логово Порошенко
Все новости

Text-online: Как проходит референдум по отставке мэра Кишинева

Кыргызстанка выбыла из конкурса «Ты супер! Танцы» — эмоции и видео

«Манчестер Юнайтед» разгромил «Ньюкасл»: команда Мхитаряна празднует победу

СМИ: президент Зимбабве встретится с командованием вооруженных сил

Аронян делит лидерство Гран-при с азербайджанцем Раджабовым

Архив публикаций

«    Ноябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930 



» » » Владимир Бортко: «Своих бросать нельзя!»

Владимир Бортко: «Своих бросать нельзя!»

К съёмкам фильма «Убийство городов» по роману Александра Проханова режиссёр должен был приступить ещё в мае. Но съёмки так и не начались. Кто или что мешает Владимиру Бортко рассказать правду о происходящем в Донбассе?
 
- Владимир Владимирович, о съёмках нового фильма вы объявили достаточно давно. Но дальше анонсов, насколько я понимаю, дело не зашло. В чем причины? Что не заладилось?

Владимир Бортко: Прежде всего мы хотим снять просто хороший фильм, в силу имеющихся талантов и возможностей. Однако история будет рассказана о крайне чувствительной точке нашей действительности. О Донбассе. Думаю, что это и вызывает некоторое сомнение у «осторожных людей». Поэтому придется говорить и о политике. Я не считаю, что кино кого-то может перевоспитать — искусство есть искусство. Но в данном случае может произойти мощнейший идеологический посыл. Который нужен нам, здесь, внутри страны. И нужен людям, которые живут и воюют там.

— И все же?

— Александр Проханов предложил мне экранизировать свою книгу «Убийство городов» — о добровольце, который поехал воевать на Донбасс, на что я с удовольствием согласился. Причем согласился не только я — когда Владимир Меньшов, которому я предложил одну из ролей, прочитал сценарий, сказал, что это не фильм, а поступок, и что он будет принимать участие в проекте в любом качестве. То же самое сказали Алексей Чадов, Сергей Пускепалис. Я считаю, что снимать подобные фильмы необходимо — чтобы донести до мира нашу точку зрения на происходящее. Когда люди гибнут там, и гибнут-то они за нас, оставаться равнодушным к этому невозможно. Но мы дали возможность высказать в этом фильме свою точку зрения и нашей, скажем так, либеральной интеллигенции. И тексты «в их исполнении» звучат там довольно крутые.

— Но что же вам говорят, отказывая в финансировании?

— Высказывают сомнения в сегодняшней необходимости этого фильма. Хотя наши украинские, я бы сказал, бывшие братья сделали фильм «Иней» и показали его на Каннском фестивале. Он рассказывает историю конфликта на Донбассе, но — с позиции той стороны. Не думаю, что это кинематографический шедевр, но ценность этой продукции в Киеве понимают. Потому что они осознают важность того, что делают. Хотя денег у них, между прочим, меньше, чем у нас.

Первый раз нас остановили ещё на уровне идеи, второй — на уровне сценария, третий — на уровне подготовительного периода. К счастью, каждый раз работа возобновлялась. Потому что существуют, слава богу, люди с иной точкой зрения на наш замысел. Меньше года назад мы получили 10 миллионов рублей (которые должны будем вернуть государству) на подготовку к подготовительному периоду. Сейчас снова подали документы в Фонд кино на получение финансовой поддержки. Что из этого выйдет, я не знаю.

— Это-то и непонятно: ладно бы вы снимали фильм с точки зрения «Эха Москвы» — я бы ещё могла понять причину такого сопротивления. Но ваши политические взгляды абсолютно понятны. В чем тогда сложности?

— Насколько я понимаю, опасаются, что фильм, выйдя на экраны, вобьет ещё один кол в наше противостояние с Украиной. Хотя — куда уже больше? Это во-первых. А во-вторых, какое мне дело до этих кольев? Я рассказываю о людях, которые там живут (я их видел — я ездил в Донецк) и которые нуждаются в том, чтобы о них рассказали. И чтобы они увидели нашу заинтересованность в них.
 
Кино как оружие

— Вам высказывают опасения, что вы можете вбить ещё один кол во взаимоотношения между Украиной и Россией. Но Порошенко и без вашего кино такое количество всевозможных законов против России напринимал. У вас, человека здравомыслящего, есть объяснение, зачем он это делает?

— Книга второго президента Украины Кучмы называлась: «Украина не Россия». Вот это и есть основная идеологическая база существования самостийной Украины. Иных не содержится. И чем больше можно разделить один по сути народ — тем лучше для тех, кто им сегодня управляет. В полной мере это относится и к Порошенко. К тому же, у него впереди выборы. На чём-то же нужно свою программу строить. А на чем? На рассказах: вот, я воюю с агрессором проклятым, делаю все для того, чтобы вас защитить. Поэтому чем больше будем запрещать, чем больше будем отделять, тем лучше. Потому что если нет войны и тебе невозможно выступить в роли защитника Отечества, тогда украинский Петро пролетает на выборах, как фанера над Парижем. А так у него есть надежда.

Вы сказали, что кино может служить мощнейшим идеологическим оружием. И Голливуд это оружие использует на 100 процентов — редкий фильм у них обходится без развевающегося в кадре флага и посыла: «Америка всех спасёт, потому как лучше и сильнее всех». И ни один критик их за такую откровенную пропаганду не ругает.— Конечно.

— Так почему мы разучились использовать это оружие — кино — нам на пользу?

— Да как сказать «разучились»… Мы не разучились. Просто… Извините, это мое личное мнение, но во власти сегодня достаточно много либерально настроенных людей. Например, правительство наше, экономическая его часть, — это либералы. Со всеми вытекающими отсюда последствиями. А ведь есть же, господи, хорошая книжка — Библия. Там все написано. Где богатство твое — там и сердце твое. Где богатство наше? Вот и весь сказ! Зачем рубить сук, на котором сидишь? Да что говорить, самый большой наш успех, самое дорогое достижение — Крым. Да, мост мы строим, но отечественного Сбербанка, например, там нет. А где он? Работает на Украине. И что-то не видно в Тавриде толп наших инвесторов. А почему? Боятся санкций США. На своей земле.

К тому же, и это факт, интеллигенция достаточно сильно разделена. Это, собственно, касается и всего околокиношного пространства, и СМИ. И этот факт я ощущаю на собственной своей биографии. И Проханов это ощущает, и Володя Меньшов это ощущает. И если говорить о творческой интеллигенции Москвы, я бы не сказал, что мы в большинстве.

— Отечественному кинематографу сегодня ставят в вину то, что он не успевает за жизнью, что слишком уж увлёкся историей. И в самом деле: почему сегодня чуть ли не каждый второй режиссёр не в настоящее или будущее, а в прошлое смотрит?

— Потому что драматургии нужен конфликт — она без этого не существует. Копаться в современных конфликтах, к чему это ведет — яркий пример судьба фильма, о котором мы говорим. Почему действие почти во всех криминальных сериалах, выходящих на ТВ, происходит или до войны, или в 60-70-е? Потому что происходящее на экране ничьих интересов не задевает. А если сейчас будем разбираться со всеми делами (не будем называть вслух эти фамилии), тогда что будет? Поэтому лучше не копать это. Давайте ещё раз про Гастроном № 1 расскажем или что там у них в 50-е годы происходило. Тихо, спокойно, мирно и даже красиво получается.
 
— При этом всё чаще и чаще, а уж особенно в год 100-летия революции, звучит мысль о примирении.

— И вот тут мы неизбежно приходим к разговору об устройстве страны. Ведь Россия устроена совсем не так, как Франция, Англия или Германия — если вам, конечно, интересно говорить на эту тему.

— Конечно, интересно!

— Россия не только многонациональна — сейчас и Германия многонациональна, про Францию нечего и говорить: приезжайте в Париж и посмотрите, что там происходит. Так вот, Россия не только многонациональная и многоконфессиональная — это бы ещё ничего. Но она у нас ещё и состоит из разных государств. Например, Татарстан — это государство, со своей землей, президентом, флагом. Со своей историей, которая ненамного меньше, чем история России. 

Поэтому для управления всеми этими 160 народами, живущими на территории России и находящихся на разных периодах своего исторического развития, а также для сохранения целостности страны, царь-батюшка просто необходим — иначе все распадается. Удержать всех вместе может только сильная центральная власть. Но тут же появляется кто? Недовольная либеральная интеллигенция — сходу, мгновенно. И так было всегда. Первый либеральный интеллигент кто был?

— Князь Андрей Курбский?— Абсолютно точно! Политэмигрант и диссидент 1564 года. Сбежал за границу и оттуда писал письма Ивану Грозному — не могу здесь жить в твоей кровавой империи, жутко…

Но царь-батюшка может разные ипостаси принимать, в том числе и Генерального секретаря. И это устройство для такой страны, как наша, было, на мой взгляд, лучшим. Вспомните советские времена. Дружба народов, может была и фальшива, как говорят либералы, но по городу Грозному вы могли ходить спокойно, как и по Москве, да и жили в нем в то время 60% русских, а сейчас менее 1%…

«Они стоят на рубеже»

— Вы съездили в Донецк…

— Да. Меня там даже пистолетом наградили, Стечкиным… Правда, пришлось его там оставить.

— То, что вы там увидели, совпало с вашими ожиданиями?

— Оно превзошло мои ожидания. Я ждал более печальные настроения, поскольку понимаю, что это такое — жить в окружении. А увидел нормально существующий город. Не скажу, что это похоже на Лазурный берег, но и на ужас и кошмар не похоже. Я увидел там людей, которые мечтают о том, чтобы великая Россия протянула руку и взяла бы их. Они же прекрасно понимают, что делают: они стоят там на рубеже, охраняют нас! Там в ополчении много людей, я бы сказал, не очень молодых — лет по 40 с чем-то. 

Они не профессиональные военные. Кстати, я пытался, искренне пытался найти наши войска, но так и не нашел. Видно тщательно прячутся. Так что армии нашей я не увидел. Но я видел достаточно лютую ненависть людей, живущих там, к живущим на той стороне. Да и как иначе, когда по ним стреляют? Объединить их, на мой взгляд, абсолютно невозможно — когда с обеих сторон есть убитые, никакие Минские соглашения ситуацию не изменят.

— Но как-то ведь из этого конфликта надо будет выходить?

— Конечно, нужно! Как? Признавать их надо, их независимость. А лучше принять в Россию. Всё. Второго варианта нет. Да, это вызовет очередные негативные эмоции у мировой либеральной общественности. Но, думаю, переживем. А если отдадим на поругание… Ну тогда, знаете, лично у меня, да и подавляющий части нашего народа будут ощущения… Не очень веселые, прямо скажем.

— А в фильме вы какой основной посыл хотите проговорить?

— Нельзя оставлять этих людей в одиночестве! По сюжету герой попадает в ту зону конфликта совершенно случайно — денег хотел заработать, книжку написать. А заканчивается всё тем, что он, уже выйдя оттуда, вновь возвращается. Идёт обратно и стреляет, чтобы защищать ту жизнь, тех людей. Именно так, кстати, поступил Захар Прилепин — Хэмингуэй наш! Но рассказать эту историю не очень хотят.

Досье

Владимир Бортко. Режиссёр, сценарист. Родился в 1946 г. в Москве. В 1974 г. окончил Киевский институт театрального искусства им. Карпенко-Карого. Снял фильмы «Собачье сердце», «Идиот», «Мастер и Маргарита», «Пётр Первый. Завещание» и др.

Все по теме: Война на Донбассе

АКТУАЛЬНО

Добавьте комментарий

  • winkwinkedsmileam
    belayfeelfellowlaughing
    lollovenorecourse
    requestsadtonguewassat
    cryingwhatbullyangry
Войти через
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Наверх