Новостной обзор

Хроники «хлебного перемирия» 21 июля 2017
0
Хроники «хлебного перемирия» 20 июля 2017
68
Хроники «хлебного перемирия» 19 июля 2017
74
Хроники «хлебного перемирия» 18 июля 2017
63
Хроники «хлебного перемирия» 17 июля 2017
100

Лента новостей

18:16 20-07-2017
Петиция против проспекта Шухевича в Киеве набрала нужное число подписей
18:13 20-07-2017
Литва предложила США развернуть в Прибалтике зенитные комплексы Patriot
18:10 20-07-2017
Прифронтовой Мариуполь решили сделать туристическим центром
16:42 20-07-2017
В Китае в первой половине года за коррупцию наказали 210 тысяч чиновников
16:14 20-07-2017
Полиция задержала саудовского принца по приказу короля
15:30 20-07-2017
При взятии Мосула погибли 40 тысяч мирных жителей, заявили курды
09:20 20-07-2017
Возвращение Крыма впишут в школьную программу
16:11 19-07-2017
В Одессе отменили спектакль с Гришаевой по требованию националистов
14:10 19-07-2017
Китайский легкоатлет обогнал истребитель
13:57 19-07-2017
Депутат Рады заявил, что Wi-Fi появился благодаря Украине
13:33 19-07-2017
В Одессе девушку попытались выкинуть из маршрутки за разговор на украинском
21:59 18-07-2017
Сейсмологи предупредили о сильнейшем землетрясении в Крыму
18:21 18-07-2017
Ляшко потребовал срочно объявить Порошенко импичмент
17:28 18-07-2017
Путин пообещал авиастроителям 60 миллиардов рублей
15:13 18-07-2017
На Украине разворовали свалку радиоактивных отходов
Все новости

Точный прогноз погоды в Тбилиси на неделю с 24 по 31 июля 2017

Грузинскому борцу вручили серебряную медаль Олимпийских игр в Пекине

Бывший и нынешний чиновник в Квемо Картли попались на взятке

Иранская певица с азербайджанскими корнями Гугуш даст концерт в Ереване

Андрей Бобуа назначен военным комиссаром Абхазии

Архив публикаций

«    Июль 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31 



» » » Отец, сын и... Су-24

Отец, сын и... Су-24

Их связывают не только кровные узы, но и родство в профессии: оба они – пилоты фронтового бомбардировщика Су-24

...Матери они, конечно, ничего не сказали. Но от вездесущего младшего сынишки скрыть что-то было просто невозможно. Тем более что он уже и сам разузнал обо всём. В гарнизоне ведь новости разносятся быстро.

– Твой брат сегодня с пятнадцатого раза приземлился, – сообщили ему сверстники, – шасси не выходило...

Так что вскоре обо всём узнала и мать. Сказать, что она привыкла к полётам мужа и сына, – значит согрешить против истины.
 
Женское, материнское сердце чувствует всё, и обмануть его невозможно...

А дело было так. Фёдор, так я назову героя моего повествования, заместителя командира авиационной части по работе с личным составом, в конце рабочего дня вышел из штаба. Шли обычные полёты. И тут взгляд офицера зафиксировал мелькнувший между верхушками деревьев самолёт ­Су-24, заходивший на посадку без колёс. Бомбардировщик прошёл над полосой и начал опять набирать высоту. Опыт подсказал сразу, что случилась нештатная ситуация. И тут пришла другая мысль, которая забилась в сознании тревогой и чувством опасности: «Так это же, наверное, мой сын...»

Подполковник рванулся к машине, и через несколько минут, запыхавшись от быстрой ходьбы, он уже поднимался по лестнице на КДП. То, что в небе находился его сын, Фёдор уже ни секунды не сомневался. Слишком красноречивыми взглядами посмотрели на вошедшего командир части, его заместитель, инженеры, руководитель полётами...

Подполковник встал в сторонке и молча наблюдал за всем происходящим. Он не проронил ни слова. Не сказал ничего и никто из его товарищей, находившихся на КДП. Только руководитель полётами работал с лётчиком в эфире, предлагая очередной способ решения в аварийной ситуации.

«Правильно, надо попробовать выпустить шасси, работая знакопеременной перегрузкой...» – молча одобрил решение сына подполковник. Однако не получилось и на этот раз. Не получилось потом ещё и ещё раз... По команде руководителя полётами сын упорно пытался выпустить шасси различными способами. И вдруг всё встало на свои места.

– Вышли! Зелёные высвечиваются! – раздался в эфире радостный
голос сына.

И все на КДП тут же заулыбались. А командир подошёл к Фёдору, дружески положил ему руку на плечо и пошутил:

– Где ты раньше был? Видишь, появился ты, и дело сразу пошло на лад!

Шасси вышло, сын благополучно приземлился. Его тут же поблагодарил командир части, пожали лейтенанту руку товарищи, а отец обнял и сказал несколько добрых слов. Потом выяснилось – шасси вышло, можно сказать, чудом – был срезан болт в системе их выпуска... Но, как известно, чудес не бывает. Есть только воля, решимость, умение и способность в нештатной ситуации точно следовать полученным инструкциям – опыт командиров не мог не помочь ­выйти из сложившегося, казалось бы, критического положения...

Сердце супруги выдержало и это испытание. Матери и жёны лётчиков ко многому привыкли. Сложнее, если ты в «одном лице» – и мать, и жена...

– Точно дети, – улыбнулась супруга Фёдору, – я уже сама всё знаю. Так что не стоит заговорщически подмигивать друг другу... Как дети, честное слово... Ладно, младшему простительно, но вы-то «асы фронтовой авиации...» Слава богу, обошлось...

Не знала супруга Фёдора о том, что скоро ей придётся волноваться ещё больше, и не один месяц. Сначала улетел в Хмеймим сын, а потом и муж. У сына уже заканчивался установленный срок выполнения специальных задач в Сирии, а у отца он только начинался. Вместе они пробыли на авиабазе всего пять дней.

– Недавно сажал свой борт, а тут такое было... Туманом затянуло аэродром, ничего не видно. Но сел, – с гордостью поделился с отцом молодой пилот.

– В сложных ситуациях, понятно, советами помочь можно, – ответил подполковник, – но советы советами, а опыт есть опыт. Вот ты его здесь и нарабатываешь. А вообще-то ты у меня молодец!

Он и в самом деле молодец – сын заместителя командира авиационной части по работе с личным составом, которая выполняет специальные задачи в небе Сирии. Его налёт – 500 часов, а боевых вылетов – 108. Воинское звание у молодого офицера – старший лейтенант. Уже представлен к награждению медалью «За отвагу».

– Смотри, отец, – пошутил при расставании сын, – ты меня сменил, а я, глядишь, тебя опять сменю...

– Всё может быть, – согласился Фёдор. – Матери-то каково будет...

– Ничего, она у нас привыкла уже... – засмеялся сын

«Как же, «привыкла»... К такому никогда не привыкнешь, – подумал Фёдор. – Ну, да что и говорить – молодость... Вот родится у него сын, тогда поймёт...

Каково и матери, и отцу...»

Тридцать лет служит в авиации Фёдор. За эти годы освоил самолёты Як-18Т, Л-39, МиГ-21, МиГ- 23, Су-24, Су-24МР. Общий налёт – более 1500 часов. Имеет и опыт выполнения специальных полётов. Их у него немало – более семидесяти. Подполковник – военный лётчик 1-го класса. Правда, здесь, в Хмеймиме, ему летать не довелось. На то есть объективные причины. И не его вина в этом. Он хоть сейчас готов сесть в кабину Су-24 и отправиться на специальное задание.

Должность заместителя командира по работе с личным составом обязывает ко многому


Но... Нужен его опыт не только в небе, он очень востребован и на земле. Должность заместителя командира по работе с личным составом обязывает ко многому. А то, что не летает, – здесь в укор Фёдору этого никто не поставит. Тем более что на авиабазе немало его сослуживцев и подчинённых. Они-то знают, как он влюблён в небо, в свою профессию. Подполковник готов летать всегда и везде. Отсюда и отношение к нему как к равному. Фёдор ко всему прочему ещё и лётчик-инструктор. А значит, обучает лётному делу своих товарищей. Он всегда готов поделиться своим опытом.

В лётной биографии подполковника было многое. Случались и нештатные ситуации. Были отказы систем двигателя, самолётных систем, но опытный пилот всегда с честью выходил из сложных ситуаций. Выполняя специальные вылеты на Су-24МР, осуществлял воздушную разведку радиоэлектронных средств вероятного противника. Боевая работа длилась по два – два с половиной часа. Полёты осуществлялись на высоте 6–8 тысяч метров вдоль государственной границы в приграничной полосе.

Приходилось работать и в тех районах, где отсутствовали наши наземные средства навигации. А значит, с земли не поступает информация о положении самолёта, и диспетчер не слышит пилотов. Случись необходимость покинуть самолёт при аварийной ситуации – непросто будет отыскать соответствующим службам катапультировавшийся экипаж. И что ещё очень важно – нельзя случайно пересечь государственную границу ни на метр, ни на сантиметр. И так на протяжении 1500–1700 километров маршрута...

Некоторые говорят, что – с техникой работать легче, чем с людьми. А у Фёдора получается одинаково хорошо и то и другое. Люди всегда нуждаются в поддержке, заботе и внимании.И об этом никогда не забывает заместитель командира части по работе с личным составом. Побеседовал он как-то с контрактниками и узнал, что у одного из них отец находится в очень тяжёлом состоянии. «Не доживёт, наверное, до моего приезда», – с болью в сердце сказал военнослужащий. Подполковник знал его как добросовестного и очень толкового специалиста. Знал он и о том, что у контрактника кончается установленный срок выполнения специального задания в Сирии. Ему оставалось до возвращения к месту постоянной дислокации две недели.

– Прошу досрочно отправить парня, может, ещё успеет застать в живых отца, – походатайствовал за подчинённого Фёдор.

– Так нет же ещё замены, – возразили ему.

– Ничего, коллектив в подразделении хороший, крепкий, ребята заменят товарища, они согласны.

И контрактник улетел домой через день.

Главное в работе с личным составом, считает подполковник, – это индивидуальный подход. Поначалу людям трудно психологически.
 
Да и не только поначалу... Интенсивность и напряжённость работы на аэродроме – явление привычное. Но в Сирии оно носит ещё более жёсткий характер. Всё-таки это не обычная командировка, а выполнение специальных задач. Кроме психологических нагрузок, на военнослужащих влияет и климат – высокие температуры Средиземноморья. И если кто выбивается из колеи, то это может отрицательно сказаться на общем результате. Не случайно заместитель командира по работе с личным составом так тщательно проводит с психологом тестирование военнослужащих. Но многое он знает и без этого тестирования.

Придёт подполковник в подразделение с газетами, посидит с подчинёнными, поговорит о том, что их волнует. В доверительных беседах и выявляются проблемные ситуации. Особое внимание уделяет он вновь прибывшим. Тут уж надо всё объяснить, показать, предостеречь от совершения ошибок. Но особый подход нужно всегда искать к лётчикам. Они постоянно находятся на грани стрессовой ситуации. А работа в небе требует собранности, быстроты реакции.

– Лётчики в основном находятся в двух состояниях, – говорит с улыбкой подполковник, – они или летают, или отдыхают. На остальное времени просто нет.

Вот у нас каждые выходные выступают артисты, организуются встречи со знаменитыми людьми. Сходить в клуб на концерт – практически невозможно для лётчика. Поэтому мы приглашаем некоторых артистов выступить на аэродроме. И они охотно дают концерты прямо у самолётов. Конечно же это играет огромную роль в укреплении морально-психологического состояния и создании хорошего душевного настроя. Помните «поющую эскадрилью» из известного фильма? Эмоциональная разрядка после выполнения боевых задач нужна каждому...

Фёдор и его сын не единственные лётчики в семейной династии. В годы Великой Отечественной воевал в авиации дед подполковника. Он был капитаном, замполитом эскадрильи знаменитых У-2, впоследствии переименованных в По-2. Мужественный фронтовой лётчик совершил немало боевых вылетов. Он был награждён несколькими боевыми медалями и орденами. Его внук и правнук – подполковник и старший лейтенант – достойно продолжают семейную традицию. Они с честью несут высокое звание военного лётчика ВКС России.
 

АКТУАЛЬНО

Добавьте комментарий

  • winkwinkedsmileam
    belayfeelfellowlaughing
    lollovenorecourse
    requestsadtonguewassat
    cryingwhatbullyangry
Войти через
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Наверх