Новостной обзор

Хроники «школьного перемирия» 23.10. 2017
46
Ночная сводка, 23 октября
119
Хроники «школьного перемирия» 22.10. 2017
100
Михомайдан день шестой
219
Ночная сводка, 22 октября
216

Лента новостей

15:23 23-10-2017
В Белоруссии попросили Украину не лезть с советами о русском языке
15:19 23-10-2017
Впервые за 26 лет ядерные бомбардировщики США могут привести в боевую готовность
14:56 23-10-2017
Курды отбили у боевиков крупнейшее нефтяное месторождение в Сирии
09:41 23-10-2017
Саакашвили обещает «Украинскую сверхдержаву, которая будет диктовать условия Европе»
14:59 22-10-2017
Хиллари и Барак всё-таки сядут?! Трамп сдул пыль с уранового дела Клинтон
14:38 22-10-2017
Эксперты предложили Пентагону применять ракеты, нарушающие договор о РСМД
12:04 22-10-2017
Украинцы собирают подписи за депортацию Саакашвили в Грузию
11:24 22-10-2017
Выборы в Чехии. Несколько фактов
11:14 22-10-2017
Эрдоган объяснил, почему не может считать США цивилизованной страной
09:25 22-10-2017
В Турции началась масштабная операция против всех структур Сороса
09:07 22-10-2017
На могиле лейтенанта императорского флота в Нью-Йорке установили российский флаг
08:57 22-10-2017
Путин снизит себе зарплату в 2018 году
10:51 21-10-2017
Ще не вмерла? 21.10.2017
18:57 20-10-2017
Декоммунизация по-бердянски: Дзержинского переделали в казацкого полковника — с усами и в вышиванке
16:44 20-10-2017
Мадрид объявил о начале приостановки автономного статуса Каталонии
Все новости

Грузию берут не штурмом, а обещаниями

Двойные взгляды на терроризм

Путин призвал не загонять КНДР в угол, а решать ситуацию через диалог

Все происходящее в Испании — внутреннее дело этой страны, заявил Путин

Путин о Сирии и Украине: сложные узлы нужно не разрубать, а распутывать

Архив публикаций

«    Октябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031 



» » » «Русская весна» в Николаеве. Хроника сопротивления

«Русская весна» в Николаеве. Хроника сопротивления

Когда на Украине в ноябре 2013 года стартовал Евромайдан, в новостях всех СМИ первое время фигурировал только Киев. Затем, когда беспорядки прокатились по всей стране, пресса начала освещать происходящее и в других городах: Одессе, Харькове, Запорожье. Многие наверняка помнят захваты облгосадминистраций и складов с оружием на Западной Украине. При этом о Николаеве информации практически не было. А, между тем, там тоже происходило немало драматичных и даже кровопролитных событий.

Поначалу Николаев реагировал на беснующийся в Киеве Евромайдан довольно вяло. Большинство николаевцев на тот момент придерживалось пророссийских взглядов, поэтому майдан на первых порах не воспринимали всерьёз: его поругивали на кухнях, но выйти на уличный протест никому и в голову не приходило. Лишь самые политически активные николаевцы периодически ездили в Киев для участия в тамошнем Антимайдане. Однако по мере того, как разгонялись события в Киеве, всё более серьёзный оборот принимали дела и в Николаеве. Атмосфера в городе день ото дня накалялась.

Резко всё изменилось после того, как в Киеве 19 января началось противостояние на Грушевского, возле стадиона Динамо, повлекшее за собой волну захватов облгосадминистраций в западных областях. И буквально несколько дней спустя, уже накануне Татьяниного дня, прошла информация, что «Правый сектор» намерен взять шутрмом областную администрацию в Николаеве.

Местные власти были в панике. По соцсетям сразу прошёл призыв: неравнодушных горожан приглашали стать на защиту областной администрации и не допустить её захвата правосеками. И 25 января на площади перед администрацией собралось несколько сотен человек.

Вход в облгосадминистрацию охранял усиленный наряд милиции, лестница была перегорожена секциями металлического ограждения, а чиновники тем временем баррикадировались изнутри мебелью и мешками с песком, а также заготавливали средства для обороны – черенки от лопат, швабры, палки, огнетушители. Проявившие себя уже тогда во всей красе евроориентированные журналисты – такие, как, например, Андрей Лохматов из помойной интернет-газетёнки «Преступности.НЕТ» – с визгом и воплями прорывались в здание, требуя от охраны «не препятствовать журналистской деятельности», делали там фото и видео, а затем сливали все данные об укреплениях в «Правый сектор».



В тот субботний день холод был просто нечеловеческий: температура опустилась ниже -20°С. Для южного Николаева такие температурные показатели – это редкость. Кроме того, накануне выпал снег, а на площади намёрзла толстая корка льда. Тем не менее, людей это не остановило: в меховых рукавицах, валенках, ватных штанах, кто в чём, николаевцы стояли на стылом ветру под зданием администрации – последним оплотом их прежней мирной жизни – и готовы были дать отпор боевикам «Правого сектора».



Правосеки тогда так и не решились на штурм. Они пришли на площадь, помахали флагом, издали что-то покричали и ушли. Но всем было понятно, что опасность не миновала, и всё самое серьёзное только начинается. Поэтому местные члены Партии Регионов организовали на заднем дворе администрации палатку с отоплением: там можно было выпить горячего чаю с печеньем и погреться. И благодаря этому стихийное собрание неравнодушных людей превратилось в круглосуточное дежурство. В любую погоду десятки добровольцев днём и ночью самоотверженно стояли на площади перед входом в администрацию: одни грелись в палатке, другие стояли на посту; одни шли домой, другие приходили, и так по кругу. Это продолжалось несколько недель, вплоть до госпереворота.

До штурма николаевской облгосадминистрации дело так и не дошло: сразу после того, как нацисты свергли Януковича, в Николаеве был назначен новый «правильный» губернатор – Николай Романчук, бывший директор судостроительного завода «Океан», который сменил на этом посту Геннадия Николенко. По иронии судьбы, Николенко, начинавший политическую карьеру в отдалённом райсовете, сумел выбиться в вице-губернаторы, занимал эту должность много лет – и, будучи 20 января назначен губернатором (вот он, звёздный час!), успел поруководить областью всего месяц: уже 22 февраля он под давлением мятежников вышел из фракции Партии Регионов в облсовете и сложил губернаторские полномочия.

Таким образом, захват власти в Николаеве произошёл быстро и тихо. А горожане, несколько недель охранявшие администрацию, в один момент превратились из законопослушных защитников закона и порядка во врагов народа – и уже в этом статусе переместились со своим протестом в скверик напротив администрации, где разбили стационарный палаточный лагерь Антимайдана.

Место, на котором расположился лагерь, было более чем символичным: территория Мемориала Ольшанцев – героев-десантников, которые под командованием Константина Ольшанского 28 марта 1944 года освободили город Николаев от немецко-фашистских оккупантов.



С этого момента и до 7 апреля, когда лагерь был сметён вооружёнными правосеками, Николаев отчаянно пытался сопротивляться наступающему фашистскому режиму.

…Первым тяжёлым и громким событием новой мрачной эпохи в Николаеве стал снос памятника Ленину. Монумент стоял на площади с 1957 года и представлял собой 6-метровую бронзовую фигуру вождя, закреплённую на 8-метровом постаменте из полированного розового гранита. В субботу, 22 февраля 2014 года, после напряжённого 5-часового противостояния, он был варварски разрушен. Это стало возможным лишь потому, что националисты (местные и приезжие) действовали при поддержке городских властей и милиции: на площадь с согласия и. о. мэра Юрия Гранатурова были подогнаны вышка и автокран, стрелой которого фигуру Ленина и столкнули с постамента. Понятно, что безоружные антимайдановцы и местные коммунисты никак не смогли этому помешать. И памятник упал головой вниз, пробив в асфальте глубокую дыру…



Этот день стал своеобразной точкой невозврата. После 22 февраля стало окончательно ясно, что в город, в страну пришло что-то страшное и неизбежное. Что местные власти окончательно перешли на сторону фашиствующих бандитов. И что как раньше, уже не будет никогда. У здравомыслящих николаевцев (которых на тот момент в городе всё ещё было большинство) оставался единственный выход – просить помощи у России.

И на николаевском Антимайдане начались митинги.

Они проходили ежедневно: в 18:00 по будням и в 12:00 по выходным. Вдохновлённые примером Крыма, по которому тогда уже вовсю разгуливали «вежливые люди», николаевцы приходили на митинги с российскими флагами, скандировали лозунги о единстве с Россией, подписывали обращения к российским властям, собирали подписи за проведение референдума, устраивали зрелищные автопробеги. Одни горожане, уставшие от 23-летнего периода настырной украинизации, мечтали сразу о крымском сценарии; другие хотели добиться хотя бы федерализации и государственного статуса русского языка.


Самым многочисленным митингом за всё время стал митинг в субботу, 1 марта – это было первое большое собрание после сноса памятника Ленину. В тот день на площадь пришли более 15-ти тысяч человек. Для города с населением менее полумиллиона жителей это много! Была запружена не только вся площадь, но и прилегающие улицы: Советская, Адмиральская. Люди были очень возмущены – и дело было не столько в самом факте уничтожения памятника советской эпохи, сколько в том, что кто-то чужой, наглый и агрессивный посягнул на их привычный уклад жизни. Именно в тот день российский триколор был в знак протеста повязан на Мемориал Ольшанцев и водружен на постамент, оставшийся от Ленина. Ещё на постамент был установлен гипсовый бюст Ленина, который вместе с  российским флагом простоял там несколько недель – местные нацисты пока ещё не были уверены в своей полной безнаказанности и не трогали эту композицию.




В тот же день, 1 марта, обозлённые люди набросились на николаевских собкоров центрального телеканала ICTV, которые имели наглость надеть георгиевские ленточки для маскировки – чтобы беспрепятственно снимать митинг изнутри. Но митингующие узнали негодяев и устроили им «тёплый» приём. «Брехуны» – это было самое мягкое, можно даже сказать, интеллигентное ругательство, брошенное в лицо корреспондентке Лилии Родиной и её оператору.



…А когда в первых числах марта в Николаев приехала съёмочная группа телеканала «Россия» с Александром Бузаладзе, то горожане подумали, что это хороший признак, что дело начало сдвигаться с мёртвой точки, и в Николаеве скоро начнутся движения, аналогичные крымским. В тот день николаевцы вышли на площадь с огромным плакатом: «Путину В. В. Пожалуйста, помогите! Николаев – Россия!»



Тут надо отметить, что воззвание к России было более чем оправдано. Речь шла не о каком-то надуманном сепаратизме, а о восстановлении исторической справедливости – ведь Николаев, по сути дела, имеет ровно те же основания для возвращения в состав российского государства, что и Крым. Город был основан в 1789 году князем Потёмкиным. В XIX веке именно в Николаеве располагался штаб Черноморского флота, а благодаря порту и крупной корабельной верфи (нынешний «Судостроительный завод им. 61 коммунара») город быстро стал одним из промышленных и торговых центров  Российской империи, занимая по объёмам торговли третье место после Санкт-Петербурга и Одессы. В состав Украины – точнее, УССР – Николаев попал уже при советской власти, но по духу продолжал оставаться русским городом (благо русский язык в советское время был государственным) и начал частично обукраиниваться лишь после 1991 года – когда националисты взяли под контроль образование и СМИ.

…Съёмочная группа «Специального корреспондента» приехала и уехала, фильм вышел в эфир – и ничего не изменилось. Зато тиски фашизма с каждым днём сжимались всё сильнее – несмотря на то, что с госпереворота прошло совсем немного времени. Так, уже 5 марта в газете «Николаевские новости», вышедшей с пафосной шапкой «Крым – это Украина!», появилась поражающая своей откровенностью заметка: «СБУ занялась николаевскими раскольниками Украины» – первая в своём роде. В ней горожанам предлагалось звонить на горячую линию СБУ и сообщать о «проявлениях сепаратизма».

 


В том же номере вышло и интервью со свеженазначенным губернатором Романчуком, который клятвенно обещал не разгонять лагерь николаевского Антимайдана, «ведь мы не в каменном веке живём, и если люди вышли - значит, они чего-то хотят, и с ними нужно договариваться!»

Аналогичное обещание в конце марта дал в интервью и исполняющий обязанности городского головы Юрий Гранатуров.

- Юрий Исаевич, как вы намерены решать вопрос с Антимайданом? Вот стоят люди, сотни людей, они каждый день сюда приходят, чего-то хотят – вы же не можете их просто игнорировать? Что вы, как градоначальник, намерены делать с этим лагерем? Люди боятся, что их разгонят силой, - спросила я его тогда.
- Нет, этого не будет.
- То есть вы не будете применять силу по отношению к активистам лагеря Антимайдана?
- Нет, этих людей и их палатки никто не тронет.

А ровно месяц спустя, 7 апреля, палаточный лагерь Антимайдана, располагавшийся, фактически, прямо под окнами кабинета Романчука, был сметён озверевшими правосеками при полном одобрении милиции.

Ещё из знаковых событий марта 2014 года можно вспомнить то, как на фасаде мэрии (бывшего обкома КПСС, кстати) появился вертикально расположенный флаг Украины – причём аккурат в таких пропорциях, в которых располагались на административных зданиях флаги Третьего Рейха (то есть длинное и узкое полотнище). Притом, что флаг Украины имеет утверждённые пропорции 2:3. В 2008 году донецкий адвокат Владимир Оленцевич за вертикальное расположение государственного флага на фасаде здания украинского МИДа даже подал в суд на тогдашнего Министра иностранных дел Владимира Огрызко. Тяжба длилась не один год, прошла по нескольким судебным инстанциям, но в итоге Оленцевич всё же выиграл это дело: неправильно расположенный флаг сняли. Правда, сейчас вертикальный флаг снова успешно висит на украинском МИДе – после государственного переворота флаги в таком расположении появились повсеместно по всей Украине (и в том числе и на Николаевской мэрии).



Надо отметить, что николаевцы не только ходили на митинги и размахивали российскими флагами. По городу той весной совершалось множество показательных акций: на стенах и заборах, столбах и остановках регулярно появлялись агитационные листовки и антифашистские граффити, а в разных районах города по ночам то и дело горели банкоматы «Приватбанка» и машины укропатриотов, украшенные наклейками-вышиванками и жёлто-голубыми флажками. Особо следует отметить вылазку неизвестных подпольщиков, которые в марте перекрасили в цвета российского триколора столбики на въездах в город с Одесского и Киевского направления. Также заслуживает внимания ночная акция, когда флаг России был установлен над входом в здание Николаевской облгосадминистрации. Понятно, что провисел он там недолго, но такой факт имел место.

 



Ну, и, конечно, воспоминания о той «русской весне» были бы неполными без знаменательного «Народного референдума», который проходил в Николаеве, как и в Крыму – 16 марта.

В тот день на площади вокруг Мемориала Ольшанцев царила особая атмосфера сопричастности эпохальным крымским событиям. Тысячи людей пришли, чтобы поставить свою подпись в бюллетене. Николаевцы очень волновались за крымчан – боялись, чтобы у них не случилось каких-то терактов и провокаций, чтобы их референдум не был сорван. Конечно, все понимали, что николаевский «народный референдум» не имеет никакой юридической силы, что это не более чем соцопрос. Тем не менее, для участия в нём пришли даже те горожане, которые до того дня вообще не ходили на собрания Антимайдана.



С импровизированной трибуны, расположенной на постаменте Мемориала Ольшанцев, в течение дня не раз звучали слова о том, что «началась война». Да, уже тогда – до разгона николаевского лагеря, до трагических одесских событий, до мариупольского расстрела на 9 Мая, до начала так называемой АТО – не одурманенные евро- и укропропагандой николаевцы понимали, что это ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА. Что это их, русских людей юго-востока Украины, совсем скоро будут «на гілляку» и «на ножі». И очень надеялись, что в Москве им позволят запрыгнуть на подножку уходящего крымского поезда. Ведь Николаев нужен, ведь Крыму необходим сухопутный коридор!..


…Но дальше становилось лишь труднее. Нарастало предчувствие скорой войны, и всё сильней ощущалась полная безнадёжность. Активистов Антимайдана начали открыто преследовать – одних задерживали, у других дома проводили обыски, третьим угрожали. В одну из ночей палаточный лагерь был обстрелян из проезжавшей мимо машины – к счастью, никто из дежуривших добровольцев не пострадал. А журналистке николаевской интернет-газеты «Набат» Татьяне Абрамовой, освещавшей деятельность николаевского Антимайдана, после многочисленных угроз 30 марта разбили голову, когда она выходила из подъезда. Вызванная милиция отказалась что-либо предпринимать. «Девушка, это вам просто пластиковый стаканчик со льдом упал на голову с 9-го этажа, а потом лёд растаял, улик нет, ничем помочь не можем», – откровенно глумились «стражи порядка». И тот факт, что пострадавшая видела троих парней, напавших на неё, и могла их описать, ничего не изменил.

…28 марта 2014 года уже оккупированный укронацистами Николаев отмечал важную дату – 70-летие освобождения города от немецко-фашистских захватчиков. Раньше, в предыдущие годы, всё проходило стандартно – выступления представителей местной власти, возложение цветов к Мемориалу Ольшанцев. И после этого все расходились по домам, а город начинал готовиться к главному послевоенному празднику – Дню Победы. Но в 2014 году, впервые за долгие десятилетия, всё пошло не так.

Да, утром тоже было возложение цветов, и для собравшейся публики с трибуны тоже звучали официальные речи. Но это было фальшивое, лицемерное мероприятие. Фашисты возлагали цветы в память об освободителях города от фашистов. Паноптикум! Бедные Ольшанцы… И когда губернатор Романчук, запинаясь (видимо, сам понимая всю нелепость происходящего), начал в микрофон бормотать что-то о важности этого праздника и о том, что «дорогие ветераны, сегодня мы вместе с вами, как никогда», из толпы раздались крики: «Позор!!!»

– Хамелеоны!!! – кричали ему. – Ленина верните! Фашизм не пройдет!


А после официальных торжеств, когда с площади ушли налакированные чиновники-ренегаты, к лагерю Антимайдана потянулись нормальные люди. В тот день атмосфера была особенная. Вроде бы чувствовалась радость от праздника, но ее заглушало тягостное предчувствие недоброго, страшного, уже неизбежного. Правда, там, на площади, всё еще было какое-то удивительное ощущение единства. Но каждый присутствующий понимал, насколько оно хрупко. Каждый знал: стоит человеку отойти на 50, на 100 метров в сторону - и он становится крошечной бесправной песчинкой в огромном, безжалостном механизме фашизма, поглощающем всю страну…

Митинг был душевный. Выступающие говорили очень правильные вещи, резавшие ножом по сердцу. В отличие от Романчука, этих людей хотелось слушать – но слышать их было невыносимо тяжело. В течение всего собрания из динамиков звучали военные песни, и повсюду развевались советские знамёна, российские триколоры и флаги советской Украины.


Ближе к концу митинга подтянулись и гости из Одессы – члены «Одесской дружины» приехали поздравить николаевцев с праздником. Ребята возложили цветы к Вечному огню и развернули огромное знамя Победы, а затем пригласили николаевцев к ответному участию в торжествах 10 апреля по случаю освобождения Одессы от немецко-фашистских захватчиков. И никто ещё не знал, что до чудовищной трагедии – Одесской Хатыни – разделившей жизнь на «до» и «после», осталось немногим более месяца… А разгон николаевского Антимайдана, вопреки обещаниям Гранатурова и Романчука, случится и вовсе через 10 дней.

Против николаевского Антимайдана всё время его существования велась грязная информационная война – николаевские СМИ (за исключением одного – двух порядочных изданий) не отставали по лживости и цинизму от своих киевских коллег, а порой даже могли дать им фору. И не проходило дня, чтобы в местной прессе не появилась какая-нибудь гнусность на тему «николаевских сепаратистов». Так, например, 4 апреля в укропатриотической интернет-газете «НикВести» вышла новость под заголовком: «Участник пророссийского митинга в Николаеве загремел в больницу с гнойным менингитом». Об уровне достоверности можно судить по источнику информации: «Об этом сообщили пользователи на форуме николаевских родителей «Мама». Дальше в качестве доказательств следовали скриншоты и цитаты с этого форума, в которых свидомые дамы ужасались, что «власовцы-аквафреши» могут заразить окружающих, ведь «на набережной гуляют мамочки с колясками». Это была чистой воды манипуляция: от лагеря до прогулочной набережной было около 500 метров, и он вообще стоял в стороне от пешеходных маршрутов, так что в непосредственной близости от палаток оказывался лишь тот, кто целенаправленно шёл к Мемориалу Ольшанцев или Вечному огню. Но это уже не имело никакого значения: вброс удался, паника была успешно посеяна. Равно как не имело значения и то, что в городской инфекционке факт поступления больного с таким диагнозом НЕ ПОДТВЕРДИЛИ.

Лагерь николаевского Антимайдана разгромили вечером 7 апреля. С самого утра в антимайдановских группах в соцсетях появились странные призывы к захвату Николаевской облгосадминистрации – по примеру Харькова, Донецка, Луганска. Странными они были потому, что исходили от каких-то неизвестных людей, ранее не принимавших участия в протестном движении. Но многие горожане, измотанные неопределённостью последних недель и откровенно мрачной перспективой украинского большого террора, приняли этот призыв за чистую монету, решили, что час икс настал – и вечером в назначенное время побежали на площадь.

Штурма как такового не было. Всё те же подозрительные молодые люди, которых раньше никто не видел на собраниях Антимайдана, изображали попытки прорвать милицейский кордон; туда же, в эту свалку, лезли настоящие антимайдановцы, ещё не понимавшие, что это провокация; в толпе взрывались шумовые гранаты, под дверями то и дело возникали потасовки. Как-то почти сразу стало понятно, что это ненастоящий штурм. Это была какая-то постановка для телевизионной картинки. И когда режиссёры этого шоу решили, что легковерная массовка уже достаточно потолкалась с милицией, была дана отмашка начинать второе действие.

Активистам Антимайдана был поставлен ультиматум: или они сворачивают лагерь и уходят, или к ним будет применена сила. Естественно, что антимайдановцы ответили отказом.

И тогда по команде кураторов с площади Ленина к лагерю в темноте понеслись сотни вооружённых правосеков.

Они налетели на него, как стая взбесившихся собак: рвали палатки, калечили антимайдановцев, срывали с информационного стенда листовки и топтали их ногами. Беспорядочная стрельба, разрывы светошумовых гранат, крики нападающих и стоны раненых – подобных страшных событий в Николаеве не было много десятилетий. Среди ошмётков палаток очень «удачно», аккурат на камеру, было «найдено» оружие и наркотики – на следующий день это «случайно снятое» видео обсосали все укропатриотические СМИ. А милиция стояла вокруг и удовлетворённо наблюдала за происходящим.


А когда от лагеря ничего не осталось, правосеки начали праздновать победу. «Слава Україні! Героям слава! Смерть ворогам! Хто не скаче, той москаль!!!» - визжали обезумевшие ублюдки над изодранными в клочья палатками и, пока раненых антимайдановцев сносили в машины скорой помощи, остервенело прыгали под свои нацистские речёвки прямо на постаменте Мемориала Ольшанцев.



Победу праздновали не только правосеки: евросвидомые николаевские журналисты тоже буквально выпрыгивали из трусов от восторга. Например, Виктория Тонковид, на тот момент работавшая в газете «Вечерний Николаев» и интернет-газете «Мыкола.нет».



Кстати, это именно на «Мыкола.нет» 12 марта 2014 года появился вброс о том, что российское руководство приняло решение включить Николаев в состав РФ, после чего его жителей будут насильно переселять на Камчатку. Понятно, что эта новость должна была вызвать в теплолюбивых южанах-николаевцах волну страха перед «российской агрессией» и прилив ненависти к руководству РФ и России в целом. В качестве доказательства в новости даже было размещено поддельное распоряжение Дмитрия Медведева. А в комментариях в Фейсбуке Тонковид, не смущаясь, пояснила: да, фейк, но «мы же должны как-то защищаться?»



…Позже выяснилось, что разгон был полностью спланирован местными властями. Из Киева поступил приказ: срочно зачистить лагерь. «Но как это сделать, под каким соусом?» – призадумались чиновники и руководство областного УМВД. И вот тогда-то и была придумана схема с якобы попыткой захвата облгосадминистрации. Предполагалось, что в момент импровизированного штурма мимо администрации как бы случайно будут проходить «благородные патриоты Украины», которые, увидев такое безобразие, героически кинутся на защиту администрации, отгонят сепаратистов от дверей, предотвратят захват, после чего в праведном гневе сметут лагерь Антимайдана с лица земли. В роли «благородных патриотов», понятное дело, выступили организованные милицией и властями боевики из «Правого сектора», а поскольку в Николаеве их тогда было ещё недостаточно для такой акции, то им на подмогу были вызваны подонки из других областей. Эта технология «культурного обмена» не раз пригодилась и впоследствии: так, например, доподлинно известно, что в сожжении людей в одесском Доме профсоюзов принимали участие, в том числе, бандеровцы из Николаева.

…После разгона лагеря открытый протест в Николаеве начал сходить на нет: немало активистов оказалось в застенках СБУ, многие были вынуждены срочно бежать из страны, а некоторые уехали на Донбасс и вступили в ополчение. До конца апреля люди по привычке ещё некоторое время продолжали собираться возле Ольшанцев, но с каждым разом их приходило всё меньше, а после Одесской Хатыни николаевское сопротивление окончательно ушло в глубокое подполье, где и действует до сих пор.

АКТУАЛЬНО

2 комментария

  1. Константин
    Вы конченые?....хотя наверное так - вы конченые!
    гореть вам в аду!
    привет из Николаева)))))
  2. Лохматый
    Константин,
    ты это о ком?
  • winkwinkedsmileam
    belayfeelfellowlaughing
    lollovenorecourse
    requestsadtonguewassat
    cryingwhatbullyangry
Войти через
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Наверх