Новостной обзор

Хроники «школьного перемирия» 21.10. 2018
47
Новороссия сегодня
124
Хроники «школьного перемирия» 20.10. 2018
61
Криминальная Украина
97
Ночная сводка, 20 октября
50

Лента новостей

15:38 21-10-2018
В Хмельницком растет количество больных менингитом
07:53 21-10-2018
В Закарпатье появились антивенгерские билборды
21:05 20-10-2018
Фейсбук пришел конец. Пользователи массово отказываются от соцсети
20:44 20-10-2018
Русофобия в цене. Финские власти засудили пророссийского правозащитника
15:32 20-10-2018
Эксперт прокомментировал подписание РФ обновленной Конвенции о защите персональных данных
09:08 20-10-2018
«Новая газета» защищает «Праздник» Красовского? Этим слизням не место в России
07:57 20-10-2018
В на Украине цена на газ для населения вырастет на 23,5% с 1 ноября
03:20 20-10-2018
«Решение уже принято»: эксперт прокомментировал слухи о покупке «Яндекса» Сбербанком
20:10 19-10-2018
«Новая газета» получает подарки от «благодарных» читателей: венок в зубы, баранью голову на шею
19:21 19-10-2018
«Дойная корова». Зачем Навальный подтянул дочь к антироссийской деятельности?
16:36 19-10-2018
Стали известны подробности переговоров Владимира Путина и Шавката Мирзиеева
12:22 19-10-2018
Личная информация россиян под надежной защитой Роскомнадзора
22:15 18-10-2018
Цензура на Twitter используется в качестве «оружия» против России
21:41 18-10-2018
Владимир Путин назвал керченскую трагедию результатом глобализации
18:38 18-10-2018
ГД РФ: «Украина превратилась в террористическое государство»
Все новости

Ташкент и Бишкек описали еще два спорных участка госграницы

Почему «зашевелился» Саакашвили, и не происходит ли в Грузии второй Солсбери

На Западе Грузии изъяли наркотики в особо крупных размерах

Развитие транспортной сети: Бибилов назвал задачи дорожников Южной Осетии

Азербайджанец впервые посетил Азербайджан

Архив публикаций

«    Октябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031 



» » » Немного о национальном примирении

Немного о национальном примирении

Тезисы о национальном примирении в общество периодически вбрасывает Церковь. Не светские власти (хотя и они тоже), а именно церковные заявления на эту тему становятся наиболее известными.

Патриарх Кирилл назвал передачу Исаакиевского собора РПЦ в год столетия революционных событий 1917 года символом примирения народа.

Я - взрослый человек. Менять свои взгляды и убеждения я уже не буду. И люди, которые мне предлагают это сделать, не вызывают у меня ничего, кроме раздражения.

Плоха ли моя мораль или, наоборот, хороша - не имеет значения. Она такова, какова есть. Другой не будет.
И в полном соответствии со своей моралью, я отношусь ко всем общим морально-этическим проблемам, например, к проблеме национального примирения.

Я понимаю это примирение, как процесс взаимопрощения. Как попытку условно "белых" протянуть руку условно "красным". Как предложение верующих зажить в мире и согласии с неверующими. Как предложение примирения праведников и оступившихся.
Очевидно, эта моя мораль полностью не соответствует ни светскому, ни клерикальному пониманию этих вещей.

Потому что никакое примирение между верующими и атеистами не может состояться до техй пор, пока Церковь не откажется публично вмешиваться в светскую жизнь, устанавливая в ней свои правила и устанавливая свои ценности. Самый яркий пример - публичная политика, которая в принципе не может быть полем деятельности Церкви. Тем более, если она отделена от государства.
Фигура В.И. Ленина, Мавзолей, само имя Ленина относятся к сугубо светской стороне общественно-исторического бытия. Церковь безусловно имеет право давать свою оценку и Ленину, и истории. Точно так же, как любой коммунист имеет право давать оценку Церкви и её роли в жизни страны.

Но нет такого коммуниста, который имеет право навязывать Церкви свои понятия и свои взгляды. Тем более, он не имеет права на любые общественные инициативы, связанные с пересмотром религиозных ценностей. Я ничего не знаю ни о святых, ни об обрядах, ни о правилах, принятых внутри церковного сообщества, за исключением самых общих: снять головной убор, купить свечу или вежливо ответить "Воистину воскресе!" на Пасху.

И я не считаю себя обделённым. Потому что я знаю что-то такое, чего не знает "преподобный батюшка". И это нормально.
Понимание этого и им, и мной я называю примирением.
Но оказывается, я не прав.

Потому что я не имею права во всеуслышание заявить в церкви, что, например, святые мощи пора закопать в землю. За такой призыв меня из этой церкви, пожалуй, попрут с батогами. А могут и побить сильно. За оскорбление. Да и привлечь. Преподобных девиц за танцы на алтаре посадили в тюрьму. Правильно ли это? Пожалуй, правильно.

Говоря "правильно", я вношу свою долю в общий процесс примирения. Образно говоря, протягиваю батюшкам руку, говоря:
- Я - против того, чтобы какое-то наглое и грязное существо оскорбляло святое для вас понятия, хотя сам я никакого отношения к ним не имею.

Говоря это, я ожидаю тех же слов со стороны РПЦ. например, таких:
- Истинно, брат мой во Христе, негоже нам, православным, касаться твоих святилищ. Осуждаем всех, кто посягает на них и предаём их анафеме.

И после этого мы с батюшкой сперва выпиваем по рюмке его кагора, а потом по рюмке моего коньяка. За примирение.
Но вместо этого батюшка заявляет мне, что его святыни - это святыни! А мои - срам и позор! И одно сплошное бесовское богохульство! И смотрит на меня глазами не столько горящими огнём праведным, сколько бегающими, аки мутны очи мазурика.
Где же здесь примирение? Возможно ли оно? Думается, что нет. И даже более того! Я лично после такого "примирения" защищать Церковь от нападок не буду.

И когда запляшут там очередные пуськи - встану поодаль с биноклем или телефоном.

Подобно любому "святому отцу", оценивающему меня, я имею право на оценки того или иного деятеля церкви. И это не означает, что я обязательно буду в полном восторге от всех вместе работников "креста и кадила". Кто-то из них вполне может оказаться куда грешнее меня, безбожника.

Но я - носитель своей безбожной морали - никогда не решусь публично назвать служителя Церкви, извините, "пидарасом". Это - за пределами моей морали.

А вот известный православный публицист, кандидат филологических наук, доцент исторического факультета Санкт-Петербургского университета, диакон Владимир Владимирович Василик рассудил иначе и опубликовал на «Русской линии» статью с названием «Место хулителей Путина у параши» – вот эта статья:

Я не знаю, что двигало преподобным "отцом Владимиром", когда он изрекал сей глубокомысленный перл - взалкал пищи духовной или просто решил таким образом отплатить Иисусу за обещанный его приходу новенький Мерседес от щедрот Администрации Президента.

Но знаю, что примириться с ним мне будет сложновато. Это - мягко говоря. А грубо сказать - не позволяет атеистическое воспитание.

Так с кем же мне "национально примиряться"? С Патриархом, который требует отдать ему Собор один, Собор другой и пару храмов до кучи? В порядке примирения!

С Митрополитом Илларионом, который требует захоронить Ленина, но категорически не согласен хоронить мощи своих святых? В порядке примирения!

С Новосибирским Митрополитом Тихоном, который, изнемогая в неусыпной борьбе за души паствы, решил запретить балет П.И. Чайковского "Щелкунчик" за...оккультизм, а взамен его предложил оперу, сочинённую его супругой, матушкой Ираидой, - "Рождество"? В порядке примирения!

С учёным и благовоспитанным диаконом Василиком - матерщинником и любителем Президента? В порядке примирения!
Или, всё-таки, со своей собственной совестью и памятью?

И с памятью и совестью моего народа, к которому все эти "батюшки" лезут в душу без всякого мыла?

И ещё с дедовским Маузером?
Как думаете, ручечники?

Вот и я такого мнения.
Вот такое у нас примирение.
 

АКТУАЛЬНО

Добавьте комментарий

  • winkwinkedsmileam
    belayfeelfellowlaughing
    lollovenorecourse
    requestsadtonguewassat
    cryingwhatbullyangry
Войти через
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Наверх