Новостной обзор

Хроники очередного «перемирия» 23 июня 2017
40
Новости концлагеря «Украина» 23.06.2017
138
Обзор карты боевых действий, оперативная сводка по Сирии 23.02.2017
40
Ситуация в Сирии 23.06.2017
65
Хроники очередного «перемирия» 22 июня 2017
91

Лента новостей

20:17 23-06-2017
«Отомстила за всех»: в Адыгее выпускница со сцены заявила о незаслуженной медали дочери чиновника
20:12 23-06-2017
Завкафедрой судмедэкспертизы МГМУ дал оценку делу «пьяного мальчика»
16:22 23-06-2017
Донбасских детей не принимают в оздоровительные лагеря в Крыму
15:58 23-06-2017
Лавров: Россия будет отстаивать права соотечественников на Украине
14:03 23-06-2017
Обычное киевское утро
13:59 23-06-2017
Хэрои не летают!
13:22 23-06-2017
Украинское шоу: милые бранятся...
13:08 23-06-2017
Жительницу Новоайдара приговорили к 8 годам тюрьмы за телефонный разговор
13:03 23-06-2017
В Польше задержали двух украинцев, которые жестоко убили соотечественницу
12:16 23-06-2017
Киевский областной совет поддержал импичмент Порошенко
12:03 23-06-2017
Свершилось: из Львова начали вывозить мусор
10:53 23-06-2017
ЮНИСЕФ: Террористы ИГИЛ казнят детей в Мосуле
10:49 23-06-2017
МИД РФ прокомментировал решение Польши снести советские памятники
10:47 23-06-2017
Видео удара кораблей ВМФ России по объектам ИГ в Сирии
10:16 23-06-2017
Российские силы ВМФ нанесли удары ракетами «Калибр» по объектам ИГ в Сирии
Все новости

Е.Нищук анонсировал создание Института музея

В ЛНР заявили о соблюдении «хлебного перемирия» со стороны ВСУ

В ДНР заявили, что не зафиксировали применение ВСУ артиллерии

Хуг посетит участок разведения сил в Донбассе

Американская учительница предпочла порно преподаванию в школе

Архив публикаций

«    Июнь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930 



» » » Отличие западных вероисповеданий от Православия

Отличие западных вероисповеданий от Православия

Существенное отличие западных вероисповеданий от православия не в отдельных догматах, а в общем воззрении на христианскую жизнь.

Введение
 
Кто хочет узнать истинное существо католичества, протестантства или православия, тот должен обратиться не к теоретическому их учению, а к их понятию о жизни, к их учению, именно, о личном спасении, в котором (учении) это понятие ясно выражено, — тот должен опросить каждое из вероисповеданий, в чем оно полагает смысл жизни человека, его высшее благо.
 
Догмат о filioque, несомненно, касается краеугольного камня нашей веры, — но выразил ли он, этот догмат, все католичество, и можно ли думать, что с устранением его западное христианство пойдет на примирение с нами? Устранен будет только один из многочисленных пунктов разногласия, только одним из многочисленных поводов к пререканиям будет меньше, а разделение не ослабеет нисколько. Ведь, не от filioque католичество, а наоборот.

Догмат о папстве, конечно, составляет основную пружину, так сказать, душу католичества, но, опять-таки, не от папства произошло извращенное католическое жизнепонимание, а от этого последнего — папство. Иначе не объяснить, почему и каким образом папа нашел и находит себе в западном мире столько покорных, фанатически преданных ему слуг и стольких безгласных последователей.
Точно так же не вследствие отвержения таинств и церковного предания и не вследствие преувеличенного понятия о падшей природе человека, протестанты пришли к своему призрачному, фиктивному спасению, а, наоборот, исказивши самое понятие о жизни, они должны были последовательно исказить и все церковное устройство и учение.

Предположим, что все ошибки в учении и устройстве будут исправлены, искаженное понятие о жизни докажет, что эти исправления только на словах, чрез несколько времени протестанты должны будут создать на место устраненных новые искажения, новые ошибки.
Точно так же и православие узнается не из его теоретического учения. Отвлеченные положения и формулы по самой своей отвлеченности одинаково неудобопонятны, неудобопредставимы для человека, будут ли они католическими или православными. Разве прямая логическая нелепость обнаружит несостоятельность инославной системы?
 
Как выражение именно объективно данной истины, православие всего более и глубже познается там, где оно всего непосредственнее соприкасается с этой объективной истиной, с областью действительного бытия: в своем описании действительной жизни человека, в своем определении жизнецели и основанном на этом последнем учении о личном спасении.

Только окончательно усвоивши себе православное учение о жизни, можно вполне (не логикой только) убедиться в непреложной, безусловной истинности православия, — можно понять, наглядно уразуметь эту истинность. После же этого получат свой глубокий, полножизненный смысл и все те теоретические положения, все те догматы, которые раньше казались лишь безразличными метафизическими тонкостями. Все это будет одно и то же, единое по духу и идее, учение об истинной жизни, только на этот раз жизнь рассматривается не для человека, а в своей объективной данности, сама в себе.

В этих азбучных истинах пришлось убедиться на деле и мне при написании моего сочинения. К вопросу о личном спасении я приступил на первых порах с интересом чисто теоретическим. Мне хотелось выяснить себе вопрос этот, просто как темный, запутанный пункт вероучения, трудно поддающийся определению. Как точнее выразить наше учение о спасении? Что православному нельзя говорить так, как говорят католики, это известно; что ему еще менее можно говорить так, как говорят протестанты, это тоже выше всякого сомнения, — но как он должен говорить?

Значение святоотеческих писаний для уяснения православного учения о спасении

Чтобы дать себе отчет в этом, я стал читать творения свв. Отцов Церкви. Читал я их не только потому, что принимал их, так сказать, канонический авторитет, не только в качестве обязательного для всякого христианина церковного предания. Моя мысль была несколько иная: я искал в творениях свв. Отцов описания и разъяснения жизни по Христу, или истинной, должной жизни.

Мы знаем, что Иисус Христос принес нам прежде и главнее всего новую жизнь и научил ей Апостолов, и что дело церковного предания — не учение только передавать, но передавать из рода в род именно эту зачавшуюся с Христом жизнь, передавать именно то, что не передается никаким словом, никаким письменем, а лишь непосредственным общением личностей.

Теоретическое учение только обобщает и возводит в систему это учение о жизни. Поэтому Апостолы и выбирали своими преемниками и заместителями людей, именно наиболее преуспевших, наиболее сознательно и прочно усвоивших себе возвещенную им жизнь Христову.
Поэтому и Отцами Церкви признаются не те из церковных писателей, которые были наиболее учены, наиболее начитанны в церковной литературе.
 
Отцами Церкви признаются писатели святые, т.е. воплотившие в себе ту жизнь Христову, хранить и распространять которую Церковь получила себе в удел. Если же так, то составить себе правильное понятие о православии можно не разбором его основоположительного, отвлеченного учения, а именно наблюдением над этой реальной жизнью по Христу, которая хранится в Православной Церкви. А так как признанными носителями, воплотителями этой жизни, этого жизненного предания были свв. Отцы, в писаниях своих подробно толкующие эту жизнь, — то естественно к ним для наблюдений и обратиться. Я так и сделал.

Противоположность христианского святоотеческого мировоззрения мировоззрению юридическому, западному
Чем больше я читал свв. Отцов, тем для меня становилось все яснее и яснее, что я вращаюсь в совершенно особом мире, в кругу понятий, далеко не похожем на наш.

Я стал понимать, что разность православия и инославия заключается не в каких-нибудь частных недомолвках и неточностях, а прямо в самом корне, в принципе, что православие и инославие противоположны между собой так же, как противоположны себялюбие, жизнь по стихиям мира, ветхий человек — и самоотверженная любовь, жизнь по Христу, человек обновленный.

Предо мной встали два совершенно отличных, не сводимых одно на другое, мировоззрения: правовое и нравственное, христианское. Первое я назвал правовым, потому что лучшим выражением этого мировоззрения служит западный правовой строй, в котором личность и ее нравственное достоинство пропадают и остаются только отдельные правовые единицы и отношения между ними. Бог понимается главным образом Первопричиной и Владыкой мира, замкнутым в Своей абсолютности, отношения Его к человеку подобны отношениям царя к подчиненному и совсем не похожи на нравственный союз.

Точно так же и человек представляется в его отдельности: он живет для себя и только одной внешней стороной своего бытия соприкасается с жизнью общего, только пользуется этим общим; даже и Бог с точки зрения человека является только средством к достижению благополучия. Началом жизни, следовательно, признается себялюбие, а общим признаком бытия — взаимная отчужденность всего живущего.

Между тем, по мысли свв. Отцов, бытие и жизнь в собственном смысле принадлежат только Богу, который и носит название «Сый», — все же остальное, все тварное существует и живет исключительно своим причастием этой истинной жизни Божией, этой вожделенной Красоте, по словам св. Василия Великого.

Бог, следовательно, связан со Своим творением не одним абсолютным «да будет», Бог в прямом смысле служит средоточием жизни, без которого тварь так же немыслима в своем настоящем существовании, как и необъяснима в своем происхождении. Переводя это метафизическое положение на язык нравственной жизни, получим правило: никто не может и не должен жить для себя, смысл жизни каждого частного бытия — в Боге, что практически значит: в исполнении Его воли.

«Я пришел не для того, чтобы творить волю Мою, но волю пославшего Меня Отца». Основным началом жизни каждого признается, таким образом, уже не себялюбие, а «любовь истины» (2Сол.2,10).

Верный этому закону, человек в своих отношениях к Богу, миру и к людям, руководится уже не себялюбивой жаждой бытия (выводом отсюда была бы борьба за существование), а бескорыстным алканием и жажданием правды, как высшего закона, которому он и приносит в жертву свое бытие. В правовом жизнепонимании искали счастия, здесь ищут истины.
 
Там нравственное добро — святость — считалось средством к достижению блаженства, здесь истинное бытие и приписывается только одному нравственному добру, воплощенному в Боге, — и блаженство человека, следовательно, считается тождественным со святостью.

1. Правовое жизнепонимание в католичестве и протестантстве
 
 
 

АКТУАЛЬНО

Добавьте комментарий

  • winkwinkedsmileam
    belayfeelfellowlaughing
    lollovenorecourse
    requestsadtonguewassat
    cryingwhatbullyangry
Войти через
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Наверх