Новостной обзор

США, Европа: главные новости к этому часу 28 октября 2021
56
Ситуация на Донбассе за прошедшие сутки 28 октября 2021
115
Россия: главные новости к этому часу 28 октября 2021
59
Шокирующие новости 28 октября 2021
66
Самые актуальные новости Белоруссии на утро 28 октября 2021
65
Новороссия сегодня 27 октября 2021
193
Главные события ближнего зарубежья: 27 октября 2021
67

Лента новостей

12:40 28-10-2021
Чего мы не знаем о викторианских женщинах?
12:10 28-10-2021
Китай возведёт специальную базу в Таджикистане
11:40 28-10-2021
Сколько людей живет в Питере на самом деле?
10:57 28-10-2021
В Петербурге отремонтируют театры и музеи
10:32 28-10-2021
Во Франции предотвращен военный переворот
09:52 28-10-2021
Госдепартамент США выдал первый паспорт непонятно кому
09:35 28-10-2021
Путин распорядился «добавить газа» Европе
07:42 28-10-2021
Польша получила первые миллионные штрафы от Евросоюза
07:38 28-10-2021
Посол Украины в Германии возмутился реакцией ФРГ на удар дрона Bayraktar
06:54 28-10-2021
Украина с 1 ноября вновь начнёт импорт электроэнергии из Белоруссии
21:21 27-10-2021
В Латвии одобрили запрет георгиевских ленточек
21:09 27-10-2021
Картель не пройдет! В Петербурге готовы навести порядок в сфере соцпитания
20:05 27-10-2021
Беглов протащил в Смольный члена «курортной мафии» Повелия
19:55 27-10-2021
Жижа вместо воды: с какими последствиями коммунальной аварии столкнулись жители Сестрорецка
19:25 27-10-2021
Рассчитывать на капремонт в Петербурге бесполезно – нет денег
18:37 27-10-2021
Бизнесмены в бешенстве от «бегловских» ограничений
Все новости

ВосходИнфо » Актуально » От Антироссии к Украине-Руси: Поле боя, оставленное врагу

От Антироссии к Украине-Руси: Поле боя, оставленное врагу

Противостояние русских и российского государства как исторический феномен

Идея о том, что у русских можно отобрать «бренд» русских, лишить их собственного имени, и более того стравить русский народ и российское государство, высказанная украинскими идеологами информационной войны, кажется безумной только на первый и очень неглубокий взгляд. Потому как именно это и делали и продолжают делать с носителями русской национальной идентичности на протяжении последних более чем полутора веков. Причем главную роль в лишении русских имени и национального достоинства играли не враждебные внешние силы, а собственное правительство.

Обсмеянная идея русско-российской войны, противостояния широких масс русского народа и российского государства также имеет вполне конкретные исторические примеры. Идея эта отражается даже в противопоставлении исторических флагов Российской империи – имперского черно-желто-белого и национального бело-сине-красного. Со второй половины XIX  века , с момента официального утверждения имперского ЧЖБ флага в его известном виде в России сложилась парадоксальная ситуация, когда у правительства один флаг, а у народа другой. Это противоречие стало явным на фоне подъема революционного движения в России. Император закрепивший черно-желто-белый флаг в качестве имперского Александр II как раз в разгар общественной полемики и противопоставлении имперского и национального флага и погиб от рук революционеров. Его сын и преемник, Александр III придал бело-сине-красному флагу статус государственного, но при этом не отменив и имперский. В России стало два официальных государственных флага, что еще более усложнило положение. Прекратить символическое противостояние национального и государственного флагов, отражавшее к тому моменту и острые противоречия общества и государства, попытался в 1896 году император Николай II, повелел считать национальным и государственным флагом бело-сине-красный указав также что «другие флаги допускаемы быть не должны».

При этом у императорской фамилии остался черно-желто-белый. И в точном соответствии с распределением символики все его царствование было отмечено борьбой всего российского общества с идеей самодержавия и с живущей под другим флагом правящей семьей. И закончилось победой русских под триколором над российской империей под черно-желто-белым флагом и несущем его императорской фамилией.

А затем русский народ под его национальным флагом был побежден интернациональными силами под международным красным флагом мирового революционного движения.

И это поражение весьма определенным образом отразилось на дальнейшей судьбе русского народа. Очень скоро обнаружилось, что и осталось то этого народа только жалкие толики, собравшиеся под триколором. А вся остальная огромная масса, считавшаяся еще недавно русскими, стала идентифицировать себя как пролетарии и крестьяне. Великороссы, оставшиеся единственными номинальными русскими после разделения и переименования большевиками частей русского этноса, в новообразованной советской империи были официально подвергнуты дискриминации и принуждаемы стыдиться своей национальной принадлежности и испытывать стыд за «грехи прошлого».

«Русские, как бывшие «угнетатели», должны быть поставлены на колени...искусственно должны быть поставлены в более низкое положение по сравнению с другими народами...тем самым мы купим себе настоящее доверие прежде угнетённых наций», – заявлял в 1923 году один из главных большевистских идеологов Николай Бухарин.

В то же время трети представителей русского народа были практически силой навязаны или очень настойчиво предложены иные идентичности «украинцев» и «белорусов». И были приняты массами, так как на воспитание этих идентичностей была направлена вся система образования в новообразованных республиках. С принятием идеи об угнетении доселе не существовавших «украинец» со стороны «русских» и вытравливанием памяти о том, что предки этих самых «украинцев» самыми упорными носителями русской национальной идентичности и были.

Самыми убежденными и непреклонными, так как жили на фронтире, где исторически сталкивались и враждовали с противниками русского народа и где даже за сохранение исторического имени подвергались угнетению. 

И в условиях борьбы, явного противостояния с враждебным отношением с явными противниками русская идентичность на границах обитания русского этноса закалялась и выковывалась у ее носителей. В то время как в глубине территории проживания русского этноса идентичность эта и была и до сих пор воспринимаема как данность, более по привычке и отсутствию явной альтернативы.

Русские в глубине России не понимают и не представляют себе, как можно быть кем-то еще и как можно отказаться от русского названия и принадлежности. В отличие от тех жителей фронтира, кого за само это название угнетали, и у кого был выбор выйти из угнетенного положения и даже стать главенствующей частью общества, просто заявив о принятии новой идентичности.

И даже в советское время попрания и официального угнетения русского национального духа и достоинства русские в глубине России не ощущали на себе национального гнета и унижения. В отличие от тех русских, которые были официально поражены в правах в национальных республиках по отношению к «титульному» населению.

Призванная окончательно добить русский народ идея о формировании новой исторической общности «советский народ» в первую очередь против русских с почти стертой национальной идентичностью и была направлена. Во всех остальных народах СССР национальная идентичность, даже созданная из ничего, без опоры на историческую и культурную базу, пестовалась и всячески поощрялась.

В итоге к моменту распада Советского Союза по всем бывшим окраинам России сложилась ситуация, когда воспитанным советской властью национальным сообществам отданы в распоряжение поставленные в подчиненное положение, не объединенные никакой идеей, ни даже осознанием этнического единства, «советские люди». Воспитанные такими из бывших русских. 

Русская национальная идея в самой Российской Федерации были оставлена в удел крайне маргинальных политических кругов. Экспортный вариант русской национальной идеи – идея «Русского мира», как оказалось, не имела конкретного идейного и политического наполнения, не предусматривала шагов к объединению русского этноса и населенных русскими территорий, а провоцировала лишь к демонстрации своей русской идентичности в условиях крайне агрессивного окружения. 

Стихийно вспыхнувшее в Новороссии восстание «Русской весны», выдвинувшее идею русской ирреденты, воссоединение частей русского народа и восстановления триединого русского этноса провалилось в идейную пропасть, открывшуюся на месте русской национальной идеи в самой Российской Федерации. 

И эта, казалось бы, абсурдная ситуация, на самом деле, является многовековым историческим феноменом и родовой болезнью российского государства. И пропасть эта открывается всякий раз, когда интересы российского государства явным образом входят в противоречие с интересами русского народа. Примеров этого в российской истории не счесть. Изучение истории в популяризированном, упрощенном виде скрывает эти моменты в историческом представлении широких масс.

Конфликтный треугольник: государство-российское общество-русский этнос

Конфликты в треугольнике «российское обывательское общество»-«русский этнос»-«российское государство» возникали не раз в переломные моменты истории. И победами в официальной истории числятся те из них, в которых побеждало государство. Но побеждало оно не всегда. 

Примеры можно начать с Переяславской рады, с момента присоединения к России территорий Войска Запорожского. Русские, жившие в Речи Посполитой, выступили инициаторами данного шага, как единственной возможности избавиться от национального и религиозного гнета и восстановить свои права. Русскому государству присоединение громадных плодородных территорий, населенных русскими, сдвиг беспокойных южных рубежей дальше на юг были выгодны. Однако отягощались возможными последствиями в виде столкновения с Речью Посполитой и Османской империей.

В итоге Русскому царству пришлось вступить в тяжелую и обременительную войну с Речью Посполитой. Следствием стало увеличение государственных расходов, выпуск медных денег, ухудшение экономического положения российского общества и «медный бунт». Так явные интересы российского государства и русского этноса вступили в противоречие с жизненно важными интересами российского общества. С русским этносом в том случае также в итоге весьма печально получилось, потому что в разгар русско-полькой войны к ней присоединилась еще и Швеция. И в то время, как интересы Запорожских казаков и шведских агрессоров в отношении Польши, в плане ее полного уничтожения или подчинения, совпадали, Московское царство считало не выгодным для себя усиление Швеции за счет польских земель. И стало требовать отзыва Хмельницким казаков из-под Кракова. Помощь Речи Посполитой со стороны Москвы, в момент, когда речь буквально шла об ее существовании, была воспринята значительной частью казачества как предательство. Непоследовательная и непонятая в Малороссии позиция России в отношении своего «врага-друга» Польши привела к измене со стороны казаков и возвращению части их к союзу с Речью Посполитой. Той самой, которая всего лишь несколько месяцев тому назад соблазняла царя Алексея Михайловича перспективой обрести польскую корону за помощь в войне со Швецией. И тот самый Иван Выговский, который непосредственно упрашивал московского царя в 1653 году вернуть Малую Россию под свою руку как «свою вотчину», подписал договор с Речью Посполитой в Гадяче о вхождении в ее состав Малороссии под названием «княжества Русского».

Закончилось все поражением казачества, погрязшего в междоусобных войнах, метанием запорожцев, оказавшихся от Переяславского договора, между Польшей, Османской империей и Московским царством. И стабилизировалось на некое время подписанием Андрусовского мира.

В итоге России, имевшей возможность присоединить еще тогда все земли, населенные малороссами, включая Западную Украину и Белоруссию вплоть до Кракова пришлось довольствоваться Левобережьем Днепра и выкупать у поляков Киев, который 14 лет до этого достался ей бесплатно и при горячей поддержке населения. Значительная часть русского населения в итоге осталась под властью Польши, где подверглась со временем насильственному окатоличиванию, пропаганде русофобских идей, и стала основой для формирования новой украинской идентичности, в основе которой лежит противопоставление России и русским.

Церковная реформа, предпринятая российскими властями для того, чтобы привести в соответствие обряды российской церкви и малороссийской, с преимуществом последних, привела к длительной и затяжной гражданской войне в самой России, в ходе которой широкие народные массы противостояли государству. 

Не удовлетворившее стороны решение «русского вопроса» в Малороссии привело к возобновлению казацко-шведского союза при Мазепе и к ситуации, когда русские на стороне Швеции воевали против своего естественного врага Польши и против России, которая в очередной раз оказалась с Польшей союзником.

Это в российской историографии, с её традиционным оставлением наименования «русские» исключительно за великоросами и родовой травмой классового подхода к истории  все эти события не рассматриваются как «русско-российские войны», а большинству россиян эти исторические перипетии истории «украинцев» и «украины» не известны и не интересны. На Украине же для исторического противопоставления южных русских и российского государства и в образовательном курсе, и в массовой культуре создана значительная теоретическая база. 

Реализации этого потенциала препятствует доминирование антиисторичной и противоестественной на территории Малой России идеи украинской «титульности».

Главное историческое везение на сегодняшний день для России и для русского этноса заключается в том, что идейный фронт на противоположной стороне южнорусского западного фронтира возглавляется выходцами из Галиции и представителями западноукраинской диаспоры в Северной Америке, которые видят главной целью противостояния реализацию узкоплеменных амбиций и компенсацию исторического комплекса неполноценности западноукраинского населения. Каковым задачам украинская национальная идея «титульности» полностью соответствует. 

Если же управление конфликтом между южными русскими и российским государством попадет в руки людей не вовлеченных лично, но умеющих оперировать смыслами и имеющих возможность их транслировать и вкладывать в головы, то российских обывателей и представителей власти ждет немало открытий при рассмотрении истории российского государства именно под углом «русско-российской войны».

В этом ключе можно представить не только многие болезненные моменты истории Юга России, такие, например, как подавление российскими войсками антипольского восстания «Гайдаматчины» или расправа над Бугским казачеством.

Противопоставление русского народа и российского государства, российского общества и самодержавия, правящих немцев и подчиненных русских уже было одним из основных направлений развития общественной мысли в России в конце XIX начале XX века. И грамотно наносимые удары по этой линии разлома в конце концов привели к падению самодержавия, а затем к обоюдной катастрофе российской государственности и русского этноса.

Поле боя, оставленное врагу

На сегодняшний день одной из главных уязвимостей российской государственности является отсутствие выраженной идеологии, что предопределяет и отсутствие места в ней русского народа. Россия затрудняется разъяснить собственному населению, множеству наций, объединенных под сенью российской государственностью, зачем она им. И одна из наибольших проблем является то, что объяснить необходимость и выгоды государственности в нынешнем виде высшее политическое руководство России не может именно русскому народу.

И как показывает опыт столетней давности, если государство не может предложить привлекательной идеи обосновывающей существование этого государства даже государствообразующему народу, эту идею, разрушительную для государства в существующем виде, найдется кому предложить со стороны. Или всему населению или отдельным его частям.

А Российская Федерация в настоящий момент не может предложить плодотворной государствообразующей идеи русским, живущим вне ее пределов, и затрудняется сформулировать ее для русских и других народов, живущих в ее границах.

Эта безыдейность уже сыграла негативную роль в момент «Русской весны», когда ее весьма скромные и очень спорные результаты пришлось скрывать за наспех придуманными оправданиями, чтобы объяснить почему государством, большинство в котором составляют русские не было поддержано восстание русских, имевшее конечной целью воссоединение этноса и его территорий.

Объяснения и оправдания, вроде угрозы «третьей мировой войны» и того, что на Украине живут недостаточно русские, оказались настолько же абсурдными, насколько противоестественной сложившаяся ситуация.

На самом же деле положение сложилось в точности такое же, как в момент присоединения Малороссии в XVII веке Московским царством. Для чудом сохранившихся русских на Украине восстание было единственной возможностью самосохранения как части русского этноса и сбережения своей национальной идентичности на территории проживания. Российскому государству присоединение утерянных территорий с русским населением грозило сильнейшим экономическим отягощением в виде европейской обструкции и, как и триста лет назад, конфликтом с российским обществом из-за взваленных на него тягот и ухудшившихся условий жизни. 

В итоге, практически основной идеей в русском медийном пространстве, выражаемой и представителями российской власти стало то, что проблемы русских компактно проживающих на бывших территориях России не являются главными для российского общества и не настолько жизненно важны для российского государства, чтобы рисковать самим его существованием.

Отсутствии идеи, ясно объясняющей многим десяткам миллионов русских, зачем им российское государство в нынешнем виде, предопределило возникновение естественного вопроса: зачем русским государство, которое не защищает русских и не заботится о сохранении русского энтоса?

И если в центральных областях России эта идея еще только зарождается и вызревает в конфликтах русского населения с миллионной армией мигрантов и национальными диаспорами, на территориях от которых Российская Федерация отреклась образовалось огромное количество отверженных русских. Для которых украинская «титульная» национальная идея неприемлема, по причине ее племенной трайбалистической узости, а никакой другой идеи, кроме растоптанной идеи русской ирреденты, пока еще нет.

И именно эта огромная масса оказавшихся «недостаточно русскими» русских и представляет на сегодняшний день идеальный человеческий материал для противопоставления российскому государству. Именно русскоязычные люди с русскими фамилиями составляют подавляющее большинство в карательных войсках, обстреливающих Донбасс и уничтожающих измором «почти» русских ЛДНР.

Надежда на Россию, сменившаяся у отверженных русских разочарованием и обидой, является идеальной почвой для внесения новой идеи противопоставляющих русских и российское государство.

Разработкой этой идеи, ее апробированием, сбором под нее кадрового потенциала носителей, в том числе из не прижившихся в Крыму и на Донбассе активных участников «Русской весны» в течение уже многих лет занимаются на Украине английские и американские спецслужбы.

Для тех, кому это известно, заявления Авакова об «украинском русском» языке, Арестовича о необходимости «забрать у россиян бренд русских», о переименовании государства в «Украину-Русь», то есть наделении русских, живущих на Украине титульностью и отдельной от российской идентичностью, и о «русско-российской войне» выглядят презентацией идеи, которая должна прийти на смену узколобому галичанскому интегральному национализму. Который никому никаких выгод, кроме удовлетворения западноукраинского тщеславия и компенсации комплексов сельского населения Украины, не несет. И не соответствует главной задаче США и Великобритании на Евразийском континенте, а именно – разрушению российского государства.

В отличие от идеи «русско-российской войны» то есть противопоставления русского этноса и российского государства, которое сулит раздробление Российской Федерации даже не по линиям национальных образований, а расчленение на несколько по факту русских но идейно антироссийских образований. Первым, из которых может стать Украина-Русь. И по пути в превращения в такое же уверенно следует Белоруссия. 

К сожалению – все это не отвлеченное теоретизирование, а реализация давних и заявленных идей теоретиков «русского отдела» ЦРУ.

Еще в 2017 году блестящий американский специалист по СНГ Пол Гобл в интервью изданию «Апостроф» заявлял: «Самый большой страх господина Путина – это появление еще одной страны, где основным языком будет русский. Он не может примириться с мыслью, что где-то может быть страна, где говорят на русском, но это не часть России».

Гобл считал, что украинцам нужно сохранить русский язык и привлечь на сторону своей национальной и государственной идеи русское население:

«Важно понимать: даже если бы и было возможно, что все украинцы перестанут говорить на украинском и заговорят на русском, это не сделает их неукраинцами, это не сделает их россиянами. Это сделает их говорящими по-русски украинцами. В некотором роде это, конечно, будет вызовом для украинцев в том, как они видят себя. Но еще более серьезным вызовом это будет для россиян».

Следующим этапом, по словам американского аналитика, должно стать создание региональных русских идентичностей на базе единого культурного массива – «сибирцев», «казаков», «восточных».

«Вопреки убеждениям большинства людей, русская национальная идентичность – самая слабая в Евразии. Самоидентификация, к примеру, у аварцев, армян или украинцев намного сильнее, чем у русских. Во многом русские оказались главными жертвами государства, названного их именем. Им было позволено управлять, но только ценой отказа от собственного развития как нации. Как результат – происходит фрагментация».

Самое опасное в этих идеях, что они вырабатываются и распространяются, заполняя абсолютный вакуум. В отсутствие какой-либо работы на пространстве идей с русскими внутри и вне России со стороны российского государства. Более того, российское общество в массе своей даже не осознает ведущейся против него целенаправленной разрушительной идеологической работы. Отсутствие осознания опасности предопределяет и отсутствие противодействия.

Точно так же, практически без противодействия со стороны российского государства и общества вызревала в Австро-Венгрии предназначенная для экспорта внутрь России украинская национальная идея, которая в кризисный для государства момент получила возможность политической реализации имея значительную теоретическую базу и значительное количество готовых уже, зараженных ею носителей.

Опыт этот в России изучен и учтен не был. И поэтому на новом этапе уничтожения русского этноса и в условиях очередной атаки против российской государственности голоса идеологов и патриотов России о видимых ими опасностях вновь звучат гласом вопиющего в пустыне.

Юрий Барбашов для «Казачьего Вестника»

18-09-2021, 08:04
От «Антироссии» к «Украине-Руси»: «Калинка» на пепелище Русского мира
14-11-2016, 09:19
Можно ли вернуть Украину в нормальное состояние? А ведь были примеры в истории...
2-07-2021, 12:12
Вновь Путин огорчил и «скакуасов», и «типа русских патриотов»

Добавьте комментарий

  • Смайлы и люди
    Животные и природа
    Еда и напитки
    Активность
    Путешествия и места
    Предметы
    Символы
    Флаги
Войти через
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Наверх