Китай покажет нам всем, что такое настоящие санкции

Санкции против неприятных тебе государств — это вообще что, в экономическом и морально-философском смысле? Бывают ли правильные санкции? Об этом сейчас задумываются в Китае, что и неудивительно: если твоя страна стала одной из сверхдержав, то как-то логично начать разбираться, какие инструменты внешней политики у тебя под рукой.

Китайцам легко, у них перед глазами хорошее наглядное пособие: американский опыт. И один пример из такого пособия у них прямо на границе — Афганистан. В Кабуле работают корреспонденты Синьхуа, они сообщают: после бегства оттуда американцев в августе в стране остались "мусор, крайняя нищета и всеобщая безработица".

Администрация захватившего власть движения "Талибан"* обнаружила, что не может платить зарплаты госслужащим: прежним, новым, каким угодно. Раньше, как выяснилось, госаппарат кормился от иностранной помощи, а сейчас ничего этого нет.

По оценкам подразделений ООН, 22 миллиона жителей из общего числа 36 миллионов находятся под очень реальной угрозой голода этой зимой. Цены на хлеб иногда за день взлетают вдвое.

А что, денег у нового режима нет совсем? Ну то есть режим не обязан всем в мире нравиться (мягко говоря), но Синьхуа в эти тонкости не вдается, вопрос проще: что, в стране совсем нет денег? У прежнего режима были, но хранились в США. А после августа Афганистан подвергли американским санкциям, иными словами, попросту отказались отдавать талибам девять-десять миллиардов долларов, лежавших в Америке на счетах прежнего режима. И даже не скажешь, что просто стырили деньги, они ведь как бы и без того были американскими. В результате банковская система страны парализована, ее попросту нет.

А это вообще санкции или нет? Китайские аналитики в этом вопросе путаются, единственное, что понятно: хуже всего обычным людям, включая госслужащих, не обязательно радикально-джихадистских, из числа тех самых 36 миллионов.

И ведь действительно сложный вопрос, что такое санкции. Авторы материалов в "Жэньминь жибао" пытаются дать феномену определение, причем опираясь на цитаты американских коллег, считающих, например, что Америка попала в зависимость от вводимых ею же санкций, "как пятилетний ребенок от сладостей". Определения тут встречаются вот какие: незаконное распространение национальной юрисдикции США на другие страны, включая своих же союзников. Союзники, в частности, может, и оказали бы Афганистану гуманитарную помощь по каналам ООН, но попробуй разберись, не попадут ли они сами тогда под американские санкции.

И понятно, что китайские аналитики в очередной раз напоминают о цифрах, которые в российских СМИ уже проходили, но настолько хороши, что не вредно их и повторить. А именно: по оценке Минфина США, за последние двадцать лет число санкций США увеличилось в десять раз. Барак Обама только за свой второй срок наложил на кого угодно 2350 санкций, Дональд Трамп — 3800. На 1 октября 2021 года Минфин зафиксировал 9421 действующую санкцию против организаций или отдельных лиц.

А все это вместе, говорит цитируемый китайской газетой американский автор, есть всего лишь признак упадка США: средств для расширения своего влияния все меньше, поэтому администрация уже не может найти в колчане ничего, кроме все тех же привычных стрел.

Если почитать всяческие международные документы, под которыми стоит подпись Китая, например, декларации механизма БРИКС, то там везде есть пункты о том, что стороны отвергают односторонние, то есть не одобренные Советом Безопасности ООН, санкции. Но ведь всегда есть особые случаи, правда? Например, Литва.

Здесь надо сделать оговорку: международные документы подписывают высшие должностные лица государства, а насчет Литвы размышляет вполне частное лицо, обозреватель пекинского The Global Times. Он говорит, что есть совершенно невыносимые случаи, если кто-то, подобно правительству Литвы, вдруг решает признать независимость Тайваня. И ведь как легко Китай может преподать Литве урок: ввести против нее санкции по полной программе, в американском стиле. Так сказать, скопировать санкции США против китайского технологического чудо-гиганта Huawei. Американцы запрещают поставщикам из других стран (повторим, других и суверенных государств) продавать означенной компании детали, в которых присутствовали бы комплектующие из США. Иначе и те тоже окажутся под санкциями.

И что касается Литвы, то чего же проще, если Китай сделает так же, и европейские компании начнут выяснять: нет ли в их товарах для Литвы каких-то сделанных в Китае деталей? Им легче будет вообще ничего не продавать Вильнюсу, чем разбираться. И тогда "любая компания из третьей страны, даже с самыми базовыми знаниями насчет серьезности ошибки, допущенной Литвой, станет вообще избегать сделок, связанных с Литвой, чтобы не попасть в политический шторм".

Шутка ли, размышляет автор The Global Times, Китай защищает здесь самые ключевые из своих национальных интересов, так что будет вполне оправданно, если он запретит также поставки в Китай любых продуктов, в которых случится какой-то литовский компонент. Да вообще все будет оправданно в таких случаях, ведь США же так и поступают.

Вообще-то угроза вполне серьезная, если учесть взаимосвязанность производственных цепочек по всему миру и тот факт, что производимое в Китае — это такая штука, без которой мировой экономики вообще сегодня не было бы в ее нынешнем виде.

И тут автор все портит, напоминая: так ведь Китай же этого с Литвой не сделал. И правда, не сделал, занимается одними словесными интервенциями. Хотя если присмотреться к похожему сюжету с Австралией, то там бизнес сильно пострадал от антикитайских акций ее правительства… И никто в данном случае не говорит, что это не санкции. А что же еще? Хотя тонкостей тут много. Например, Пекин пока не заставляет никого в мире разбираться: а стоит ли иметь дело с этой Австралией вообще, чтобы не мучиться с тоннами юридических документов о том, какой продукт что содержит.

Вернуться назад