Плачь, Украина, тебе дали денег

Палата представителей США проголосовала за выделение 61 миллиарда долларов на очередной пакет военной помощи для Украины. Первые поставки, как сообщает The Washington Post, могут начаться уже через неделю.

Подобная спешка объяснима — ВСУ действительно оказались в крайне сложной ситуации: российское продвижение после взятия Авдеевки остановить не получается, и по всей линии фронта едва ли найдется какое-либо направление, где ситуация для украинских войск складывается хотя бы удовлетворительно.

Положение в тылу не сильно лучше — нескольких дней активных ударов по украинским теплоэлектростанциям хватило для того, чтобы из 13 ТЭС, имевшихся на Украине до начала конфликта, в рабочем состоянии осталось лишь три. Конечно, на долю этого типа станций приходится около 25 процентов всей генерации электроэнергии, но тенденция определенно заставляла задуматься: если почти четверть генерации можно отрубить за несколько дней, то и оставшиеся три станции, будь на то российская воля, долго не протянут.

Однако на этом беды украинских властей не заканчиваются. Последние ракетные обстрелы и налеты беспилотников показали, что украинская ПВО столкнулась с серьезными трудностями: боеприпасов недостает, результативность ухудшается.

Поэтому для режима Зеленского промедление смерти подобно. И в офисе на Банковой наверняка сейчас бурно отмечают итоги голосования в палате представителей.

Но радость властей едва ли разделяет условный Тарас, которого в это же самое время тэцэкашники пакуют в бусик где-нибудь в Кировограде, чтобы затем отправить на фронт. Или его 26-летний друг Мыкола, который скрывался от мобилизации на даче, — ведь по новому закону ему теперь прямая дорога в окоп под Часов Яр.

Оба они наверняка видели в соцсетях флешмоб "Я ухылянт", в котором их более удачливые соотечественники ярко демонстрируют, что жизнь украинского уклониста, сумевшего выехать из страны, не только гораздо дольше, но и красочнее, чем жизнь того, кто не сумел покинуть "нэньку". Для таких вот Тарасов и Мыкол принятый американской палатой представителей пакет помощи — сигнал о том, что отсидеться не получится. За американские интересы "уплочено" — придется помирать.

Для Украины речь уже давно не идет о победе или поражении в конфликте с Россией — к границам 1991 года если и удастся вернуться, то отнюдь не к августовским. Вопрос заключается лишь в том, сколько еще украинцев успеет погибнуть, когда случится неизбежное. Вашингтон не готов отдавать Украину Москве в хоть сколько-нибудь жизнеспособном состоянии, но уже понимает, что отдавать придется. Поэтому теперь Белый дом будет делать все, чтобы затянуть конфликт. Подход простой: чем больше украинцев погибнет на фронте, тем меньше станут россиянами. Чем истощеннее будет Украина, тем меньше пользы она принесет России.

Ровно пять лет и два дня назад Зеленский на дебатах с Порошенко произнес фразу: "Я — ваш приговор". И никто из смотревших за ними в прямом эфире не мог тогда вообразить, насколько эти слова правдивы. Зеленский действительно стал приговором, вот только не для Порошенко, который остался не просто на свободе, но и в украинской политике — если это, конечно, можно назвать политикой. Приговором Зеленский стал для собственной страны.

Украинские пропагандисты активно разгоняют идею о том, что Украина войдет в историю. И здесь с ними, пожалуй, придется согласиться. Поколениям детей в школах по всему миру будут рассказывать о стране, которая обладала огромным потенциалом, но погибла, защищая чужие интересы, упакованные в мечту "о кружевных трусиках и ЕС".

Давид Нармания

Вернуться назад