Новостной обзор

Хроника специальной военной операции на утро: 18 июля 2024
0
Самые актуальные новости Казахстана на утро: 18 июля 2024
5
Самые актуальные новости Белоруссии на утро: 18 июля 2024
22
Николаев: Дайджест за 17.07.2024 от николаевских граждан
48
Новости новых субъектов РФ: 17 июля 2024
67
Главные события ближнего зарубежья: 17 июля 2024
69
Новости «Прибалтийских вымиратов»: 17 июля 2024
77

Лента новостей

21:15 17-07-2024
Еврокомиссия одобрила выделение более четырёх миллиардов евро невоенной помощи Украине
20:43 17-07-2024
Трамп сомневается, что США необходимо продолжать оказывать Тайваню военную поддержку бесплатно
20:14 17-07-2024
В МИД Таджикистана заявили о планах заключить с ЕС соглашение о расширенном партнёрстве
20:10 17-07-2024
Польша готова принять 1000 американских военных на новой базе
19:54 17-07-2024
Глава МИД Венгрии попросил Сергея Лаврова решить проблему с транзитом нефти через Украину
18:03 17-07-2024
Дуда пугает европейцев войной России против НАТО в случае поражения Украины
18:02 17-07-2024
На Украине заявили, что Киев использует коридор через Беларусь для подготовки терактов в РФ
17:05 17-07-2024
Беларусь вводит безвизовый въезд для граждан 35 стран Европы
16:28 17-07-2024
Путин предложил ввести майнинг криптовалют в правовое поле
12:36 17-07-2024
Германия собирается вдвое снизить объем помощи Украине
12:34 17-07-2024
Китай приостановил консультации с США по контролю над вооружениями
12:06 17-07-2024
В Верховной раде Украины начался хаос
11:38 17-07-2024
Почти половина стран мира уже взяла курс на отказ от доллара США
08:20 17-07-2024
В ПМР прокомментировали обвинения Молдавии в адрес российских миротворцев
08:11 17-07-2024
Венгрия не прекратит мирную миссию из-за угроз от ЕС
07:17 17-07-2024
Байден назвал единственное условие, при котором снимет свою кандидатуру с президентских выборов
Все новости

ВосходИнфо » Аналитика / Прогнозы » Социум » Сергей Худиев: Оказывается, патриотизм не требует одобрять репрессии

Сергей Худиев: Оказывается, патриотизм не требует одобрять репрессии

Открытие памятника «Стена Скорби» вызвало огорчение с двух сторон – как у сталинистов, что достаточно предсказуемо, так и у наиболее решительных либералов, что на первый взгляд может показаться странным.

В День памяти жертв политических репрессий в Москве, на проспекте Сахарова, был торжественно открыт памятник пострадавшим в те годы – «Стена Скорби». В церемонии принимали участие президент России Владимир Путин, патриарх московский и всея Руси Кирилл и мэр Москвы Сергей Собянин.

Выступая на открытии, президент безоговорочно осудил репрессии сталинской эпохи и подчеркнул, что «это страшное прошлое нельзя вычеркнуть из национальной памяти, тем более невозможно ничем оправдать, никакими высшими так называемыми благами народа».
Государство четко определилось с отношением к тому периоду истории.

Как сказал президент: «Но когда речь идет о репрессиях, о гибели и страданиях миллионов людей, то достаточно посетить бутовский полигон, другие братские могилы жертв репрессий, которых немало в России, чтобы понять: никаких оправданий этим преступлениям быть не может».

Ни о каком «возрождении сталинизма» в нашей стране речи быть не может – и слава Богу, хотя некоторые этим и недовольны.
Открытие памятника вызвало огорчение с двух сторон – как у сталинистов, что достаточно предсказуемо, так и у наиболее решительных либералов, что на первый взгляд может показаться странным.

Тем не менее группа известных либералов, среди которых Александр Подрабинек, Владимир Буковский, Арина Гинзбург, Игорь Губерман, Мустафа Джемилев и многие другие, подписалиписьмо, осуждающее установку памятника, как «лицемерие», поддерживать которое «аморально».

С чего бы людям, которые резко против Сталина и за его жертв, выступать против установки памятника, который как раз об этих жертвах напоминает и как раз обличает преступления Сталина? Если власть говорит ровно то, что они сами хотели сказать, то чему тут можно огорчаться?

В самом деле, огорчаться было бы нечему, если бы их интересовало осуждение Сталина и поминание его жертв как таковое; но для них то и другое является средством, инструментом – и они обнаружили, что этот инструмент у них забирают.Исторические трагедии, увы, часто становятся предметом использования в текущей политической борьбе.

Россия тут никоим образом не уникальна – прямо сейчас можно видеть, как в США плантационное рабство двухсотлетней давности и геноцид индейцев (примерно той же поры) делается предметом текущих политических разборок, и обвинители исполняются такого негодования, будто это они лично страдали под бичами надсмотрщиков, а их соседи страшно обогатились на их поте и слезах.

В нашей стране сталинские репрессии тоже используются и будут использоваться по принятой во всем мире схеме – группа политических активистов  объявляет себя душеприказчиками жертв и обвинителями от их имени, требуя от всех остальных покаяния в преступлениях ушедших поколений и внушая им вину, которую надлежит искупить через полное повиновение обвинителю.

У нас память о репрессиях часто вписывалась в либеральный контекст – когда подлинные и глубоко трагические факты подавались в обрамлении либеральных мифов «Гитлер и Сталин – одинаковое зло», «НКВД ничем не отличается от СС», «Гитлера трупами закидали», «Ленинград надо было сдать».

В общем, напрасно «эта страна» отбилась и выжила – а если уж выжила, надлежит стыдиться этого факта и ни в коем случае не ходить с портретами «Бессмертного полка», когда есть «бессмертный барак».

Нынешняя Россия в этом контексте отождествляется со сталинским СССР, разбирательство в отношении преуспевающего режиссера, подозреваемого в растрате, немедленно сравнивается с «делом Мейерхольда», а добробаты на Украине воюют не для того, чтобы загнать всех сограждан под националистический проект с головорезами и коллаборационистами в роли «героев народа», а чтобы не дать ужасным русским посадить всех в новый ГУЛАГ.

Реальные исторические факты обрастают, как это вообще бывает, домыслами и грандиозными преувеличениями, когда число жертв завышается на порядок, и в историю – и без того страшную – добавляют страшилок относительно недавнего сочинения.
 
Все это вызывает обратный ход маятника, рост симпатий к Сталину, попытки заявить, что либо репрессии придуманы, либо были оправданными, и расстрел сотен тысяч невинных граждан – учителей и врачей, рабочих и крестьян, священников и вполне лояльных советских служащих – каким-то загадочным образом должен был укрепить обороноспособность страны перед наступающей страшной войной.  

И тут сталинисты и либералы совершенно устраивают друг друга в качестве спарринг-партнеров. Сталинисты с радостью восклицают – «посмотрите на этих критиков Сталина! Они все оголтелые русофобы!», а либералы – «Посмотрите, как в путинской России мощно возрождается сталинизм! Европа в опасности!»

И тут государство, которое возводит памятник жертвам репрессий, ломает им всю игру.

Оказывается, память жертв тирании и беззакония можно почтить, преступления эпохи – осудить и при этом оставить всю либеральную мифологию за бортом.

Оказывается, и государственничество, и патриотизм, и гордость за свою историю совершенно не требует одобрять или игнорировать явные злодейства.

Оказывается, трагический опыт прошлого может быть не только причиной уязвимости, но и источником мудрости и силы.
Человеческая история (в любой стране) темна и полна ужасов, и мы не можем сделать их небывшими. В этом у нас нет выбора, прошлое не изменить. Но у нас есть выбор в том, захотим ли мы принять опыт, купленный страшной ценой исторических трагедий, или продолжим ходить по кругу, подвергая себя ударам тех же граблей.

Мы можем – и должны – обращаться к славным страницам нашей истории, к ее взлетам и достижениям, за ободрением, воодушевлением, добрым примером.

Но и ее страшные страницы нужны нам – потому что мы можем извлечь из них нечто драгоценное. Мудрость. Мудрость не достается легко, и в ней всегда есть сильный оттенок скорби. Но она стоит того, чтобы ее обрести – и утвердиться в наших ценностях.И среди них – ценность человеческой жизни, которую нельзя приносить в жертву политической утопии.

Каждый из тех, кто пострадал в те страшные годы, заслуживает того, чтобы его помнили. И мы будем помнить. А спекулянты на трагедиях, конечно, никуда не денутся – но мы не отдадим эту горькую память им; это наша память.
 

Прошу оказать помощь Человеку, который заполняет этот сайт.

Владимир Сердюк (Якут) получил инвалидность в боях за освобождение Луганска

Карта Сбербанка РФ 4276 5209 7902 5125 Владимир Алексеевич С.

Карта ПСБ: 2200 0305 0582 0424

Кто хочет связаться с Владимиром напрямую, сделать это можно через «Одноклассники» https://ok.ru/profile/589768523292

Добавьте комментарий

  • Смайлы и люди
    Животные и природа
    Еда и напитки
    Активность
    Путешествия и места
    Предметы
    Символы
    Флаги
Войти через
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Наверх